ОПЕРАЦИЯ «НОЕВ КОВЧЕГ»

Опубликовал(а)

(план Трампа по урегулированию ближневосточного конфликта)

Соединенные Штаты попросят Израиль пойти только на те компромиссы, которые, по нашему мнению, укрепят безопасность Государства Израиль и его народа в кратковременной и долговременной перспективе.

Peace to Prosperity: A Vision to Improve the Lives of the Palestinian and Israeli People (план Трампа «Сделка века»)

3 января 2002 года израильские коммандос перехватили в Красном море палестинское грузовое судно «Карин А», перевозившее 50 тонн различного оружия иранского и российского производства, включая ракеты «Катюша», противотанковые ракеты, взрывчатку и т.д. Этот инцидент произвел эффект холодного душа на администрацию президента Джорджа Буша, стремившуюся тогда в очередной раз реанимировать переговоры Израиля с Ясером Арафатом. Более того, Буш первым из американских президентов заявил, что США будут поддерживать создание палестинского государства, — это был беспрецедентный аванс, учитывая, что все это происходило во время второй интифады, когда кровь еврейских жертв буквально заливала улицы Израиля. И вот тебе на! Вместо того чтобы показать хотя бы тень доброй воли, Арафат показал, что курс на террор будет только усиливаться, и что на американские улещивания, равно как и протесты, ему начхать. А тут я и вообще не причем, передал он Белому Дому, но американцы-то знали, что это ложь. Это был, по словам одного из близких сотрудников президента, «поворотный момент в восприятии Арафата» Бушем. Но не для «миротворцев» в его администрации.

Кондолиза Райс, его советник по национальной безопасности, тут же вместе с госдеповскими дипломатами предложила Бушу послать Арафату письмо с надлежащими репримандами, однако намекающее, что серьезных последствий его выходка не повлечет. Главное – перезапустить «мирный процесс», все остальное не имеет значения. Но тут воспротивился Льюис Либби, занимавший аналогичную должность в аппарате вице-президента Дика Чейни. Инцидент с «Карин-А», убеждал он своего шефа, оказался тем редчайшим прецедентом, когда истинная натура Арафата проявила себя в незамутненном виде. Как можно вымаливать у нераскаявшегося террориста согласие на переговоры? Разве провал его саммита с Клинтоном и Бараком ничему не учит?

К дебатам в администрации подключился и заместитель министра обороны США Даглас Фейт. Как и его непосредственный начальник Дональд Рамсфелд, Фейт был убежден в том, что очередная американская инициатива, по сути, выглядела бы поощрением Арафата за его политику террора в отношении Израиля. При этом Фейт, рекомендуя дальнейший курс Америки в отношении Арафата, позволил себе привести остроту знаменитого киномагната Сэмюэла Голдвина: «Не обращайте на него никакого внимания. Даже не игнорируйте его». Она так понравилась Рамсфелду, что он включил ее в свой меморандум на имя президента. Короче говоря, на тот момент Джордж Буш, можно сказать, предпочел последовать совету Голдвина.

В июле 2020 года оба давешних соратника, Даглас Фейт и Льюис Либби, опубликовали совместный доклад под названием «Мирный план Трампа. Не заключить сделку, а сделать ее возможной» (The Trump Peace Plan: Aiming Not to Make a Deal, but to Make a Deal Possible. By Douglas J. Feith and Lewis Libby / The Begin-Sadat Center for Strategic Studies, Bar-Ilan University, Ramat Gan, Israel). Оба автора сейчас служат экспертами в консервативном мозговом центре Hudson Institute (Нью-Йорк).

«Мирный план Трампа для Ближнего Востока появился в конце января 2020 года, в специфический момент для израильской, американской и мировой истории», — пишут в предисловии Фейт и Либби. В самом деле Израиль, несмотря на два раунда парламентских выборов, так и не сумел сформировать правительство, и тамошние политики вели нескончаемые коалиционные переговоры; в это же время набирала ход пандемия Ковида-19, и внимание всех и всюду было приковано к ней. Потому-то и от «мирного плана Трампа» большинство игроков на Ближнем Востоке постарались, не мудрствуя лукаво, отмахнуться – едва ли не первыми сказали «нет» палестинцы. Арабы в целом тоже не выразили энтузиазма, равно как и Евросоюз, Россия и др. Претензии мировой общественности к «плану» суммируются Фейтом и Либби следующим образом:

«Он опрокидывает устоявшиеся конвенциональные взгляды на палестино-израильский конфликт. Он противоречит процессу Осло и отвергает идею, будто сейчас переговоры по таким вопросам заключительного статуса, как границы, организация безопасности, поселения и так далее, помогут достигнуть мира. Он критикует, не задумываясь о равноудаленности. Он безумствует, обвиняя палестинцев в “плохом управлении”, заявляя, что Палестинская Автономия стимулирует терроризм и заражена “дисфункциональными институтами”, включая школы и средства массовой информации, которые “пропагандируют культуру подстрекательства”. И хотя он признает важность конфликта, но отрицает его центральное место в интересах Соединенных Штатов или арабских государств».

Что правда, то правда – в плане Трампа нет ничего, что бы понравилось мировой общественности. Трамп отбросил подходы Обамы так же решительно, как Обама – подходы Буша, говорят Даглас Фейт и Льюис Либби. И администрация Трампа не считает, что палестино-израильский конфликт – главный на Ближнем Востоке и что потому США должны дистанцироваться от Израиля, чтобы добиться мира или наладить сотрудничество с арабскими государствами. Эта администрация не думает также, что ключом к миру является готовность Израиля идти на дальнейшие уступки. Зато она негативно относится к нынешним палестинским лидерам – и Автономии, и «Хамаса». По ее мнению, они только вредят палестинскому народу и вообще не собираются мириться с Израилем.

Принципиальная новация Трампа, заявляют его сторонники, состоит в предупреждении палестинской стороне, что, если она будет по-прежнему поддерживать террор и не принимать разумные условия для мира, то такая политика вызовет последствия. Это означает, что никакие внешние силы не будут обязывать Израиль сохранять статус-кво на Западном Берегу, раз палестинские официальные лица предпочитают увековечивать конфликт. Команда Трампа предполагает, что главным препятствием к миру является надежда врагов Израиля, что им удастся в конечном итоге изолировать и победить Израиль. Именно эта надежда питает неприятие палестинцами мира с еврейским государством.

(Конечно, это не имеет никакого отношения к реальности. Начина с 1947 года те, кто называет себя палестинскими борцами, зарабатывают деньги на «борьбе с Израилем», и поэтому уничтожение Израиля не входит в их планы. Так же не заинтересованы в них те семьи палестинцев, которые зависят от заработков в Израиле, получают израильскую медицинскую помощь, продают Израилю продукты своего труда. К тому же многие палестинцы живут на финансовую помощь от ООН и других организаций за их борьбу с Израилем. Уничтожение Израиля оставит их всех без средств к существованию. – Прим. ред.)

И вот ответ сегодняшнего Белого Дома: «Мирный план Трампа и самые броские инициативы, которые ему предшествовали, представляют собой меры в противовес надеждам на уничтожение Израиля». Фейт и Либби продолжают:

— В декабре 2017 года президент Трамп признал Иерусалим столицей Израиля и обещал перенести туда посольство США. Несмотря на то, что 22 года назад американский Конгресс принял закон в пользу такого шага, ни один из последующих президентов США, обещавших в ходе своих избирательных кампаний сделать это, своего обещания не выполнил, поскольку и дипломаты, и разведчики предрекали массовое кровопролитие на Ближнем Востоке в случае такого решения. Трамп не согласился с этими предостережениями и оказался прав;

— В марте 2019 года, опять же на основе сложившейся реальности, Трамп признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами, важнейшим для безопасности Израиля стратегическим районом в свете многолетней нестабильности в Сирии и ее военно-политического альянса с Ираном;

— Третья важная инициатива была обнародована в ноябре 2019 года, когда государственный секретарь Майк Помпео сказал, что израильские поселения на Западном Берегу не являются нарушением международного права. «Незаконными», напомним, первым из американских президентов их объявил Джимми Картер сорок лет назад. С точкой зрения Картера не согласился Рональд Рейган – его позиция опиралась на текст утвержденного Лигой наций Британского мандата, зафиксировавшего «историческую связь еврейского народа с Палестиной».

— «Четвертой и пятой инициативами» Фейт и Либби называют два закона, подписанные Трампом и предусматривающие отмену американской помощи Автономии в качестве контрмеры против терроризма. Первый из них, Taylor Force Act (март 2018 года), относился к выплатам за убийство израильтян находящимся в тюрьмах террористам или их семьям, если те погибли. Второй закон, Anti-Terrorism Clarification Act (октябрь 2018 года), потребовал от Организации освобождения Палестины и Палестинской Автономии признать юрисдикцию американских судов в случае нападений на граждан США или лишиться американской помощи. Палестинцы предсказуемо отвергли американские условия, и в феврале 2019 года финансирование всех программ в Автономии было прекращено;

— В декабре 2018 года США вышли из ЮНЕСКО. Причина – «продолжающаяся предвзятость по отношению к Израилю».

Критики «Видения Трампа» интересуются: зачем нужен документ, который Махмуд Аббас никогда не примет? Но ведь именно в этом весь смысл, говорят Фейт и Либби, палестинцам нужны новые лидеры, и, пока они у них не появятся, шансов на мир с Израилем не будет. План Трампа признает, что только палестинцы должны выбирать, какой путь они предпочитают, но он выделяет три способа, которыми внешний мир мог бы повлиять на появление нового руководства их страны, готового пойти на компромисс с Израилем и улучшить жизнь своего народа. Во-первых, это перспектива масштабной экономической помощи и инвестиций. Во-вторых, это вовлечение арабских стран. В-третьих, жесткое предупреждение о высокой цене, которую придется заплатить за сохранение нынешней позиции.

В качестве вознаграждения за внутренние реформы и конструктивные шаги навстречу Израилю план Трампа обещает новому палестинскому правительству $50 миллиардов.

(Арабские страны, а также Турция и Иран давно дают деньги палестинцам, но скорее всего, перестанут их давать, если палестинцы помирятся с Израилем, и обещанные Трампом $50 миллиардов их не заменят. Конечно, $50 миллиардов — большая сумма, но сквозь руки палестинских организаций проходили суммы намного большие. – Прим. ред.).

Идея арабского процветания в обмен на мир с евреями — не нова. Еще Уинстон Черчилль в бытность свою министром по делам колоний встречался в Палестине в 1921 году с местными арабами и убеждал их в пользе «терпимого отношения к сионистскому движению». «Если вместо взаимной нищеты из-за раздоров, — говорил он, — вы обретете взаимные блага через сотрудничество, то светлое и спокойное будущее будет ожидать вашу страну». Не вышло, да, честно говоря, совсем не факт, что выйдет и сейчас. Палестинские лидеры облекают свою непримиримость в категории чести, справедливости и долга перед арабской нацией и Аллахом, что, по их словам, перевешивает материальные заботы о более высоких жизненных стандартах.

Есть, однако, новые факторы, которые «арабская нация» не может не учитывать. Суннитские лидеры Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна, Омана, Иордании и Египта рассматривают Иран и его шиитских подручных как смертельную угрозу, признавая, что самым эффективным оппонентом иранской экспансии в регионе является Израиль. Иран стремится окружить своих суннитских соперников. На севере, отмечают Фейт и Либби, «он сооружает так называемый мост по суше к Средиземному морю, наращивая свое влияние в Ираке, Сирии и Ливане, а на юге создает мост по морю от Персидского залива через Аравийское море и Аденский пролив к Красному морю и Суэцкому каналу». Израиль же противодействует Тегерану военными средствами, нанося удары по иранским силам в Сирии и по «Хизбалле», равно как и дипломатическими, особенно в Вашингтоне, где он лоббирует экономические санкции и другие ограничительные меры против Ирана. Суннитским государствам израильская активность очень кстати, так как Америка уже не зависит от ближневосточной нефти, а других рычагов давления на нее у арабов нет. Поэтому они уже не стесняются открыто вести дела с Израилем и развивать с ним экономическое и стратегическое сотрудничество.

План Трампа может и не преуспеть в своих целях добиться желаемых перемен. Но есть и позитивная сторона в том, что он разоблачает неверность привычных взглядов на Ближний Восток, выявляет то, что на самом деле мешает миру, концентрирует усилия США на дипломатических проектах, которые имеют больше шансов на успех, и наращивает поддержку Израиля как сильного, продуктивного и демократического союзника США. Вряд ли следует, затаив дыхание, ждать, чтобы в ближайшем будущем план Трампа привел к мирной сделке. Но все же заложенные в нем новаторские подходы могут сохранять актуальность на многие годы вперед, считают сторонники Трампа.

В последнее время о мирном плане Трампа говорят не очень много. Ниспадающее напряжение, вызванное пандемией, отодвинуло его в сторону. Первоначальный расчет, что объявление суверенитета Израиля относительно ряда территорий Западного берега будет сделано 1 июля, не оправдался. Самая же главная причина пробуксовки – это, разумеется, предстоящие президентские выборы в США. Есть все основания полагать, что в случае демократического реванша внешняя политика США вновь вернется на привычную для всех колею, при которой Америка была признанным лидером всего мира. Сторонники Трампа в преддверии выборов надеются, что неосуществлённая «Сделка века» ещё способна призвать американских евреев дать Дональду Трампу возможность сохранить существующее на сегодня положение вещей.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s