«ОТВЕРЖЕННЫЕ»

Опубликовал(а)

Les Misеrables, Франция, 2019, 104 мин., R. Реж. Ладж Ли (сериал «Инфракрасный»); в рол.: Дамьен Боннар (Стефан), Жанна Балибар (комиссар), Алексис Маненти (Крис), Джибрил Зонга (Гвада), Стив Тинтчу (мэр), Аль-Хассан Ли (Базз), Альмами Канут (Салах), Исса Перика (Исса)

Жанр. Криминальная драма с социальными мотивами.

Первоисточник. Название отсылает к одноимённому классическому роману Виктора Гюго, но прямой связи с представляемым фильмом нет. Если не считать того обстоятельства, что роман был сочинен в тех же местах, где происходит основное действие ленты. Оригинальный сценарий сочинили Джордано Гедерлини («Убийцы»), а также актер Алексис Маненти и Ладж Ли (оба — полнометражный дебют), бывшие авторами одноименного успешного (номинация на «Сезар») короткометражного фильма (2017), ставшего основной для представляемой картины. Поставивший ее 41-летний Л. Ли – темнокожий уроженец Мали, с детских лет снимавший конфликты с полицией. Перешли с одних «Отверженных» в другие и несколько актеров. Идея возникла у Ладжа под впечатлением от реального случая полицейского насилия в отношении 20-летнего студента. Двое стражей порядка тогда были привлечены к ответственности, которая в течение нескольких лет под давлением общественности несколько раз нарастала. Л. Ли называет «Отверженных» первой частью будущей трилогии о Монфермее. Вторая должна основываться на биографии Клода Дилена, социалистического мэра Клиши-су-Буа.

Выбор. Нетрудно догадаться, что причиной обращения именно к этому фильму стали происходящие в мире события, связанные с полицейским насилием, расовым неравноправием и прочими бедами, ставшими поводами, как для политических акций, так и для грабежей. Тема настолько многогранная и неоднозначная, что ее раскрытие в ярком, остросюжетном, высокохудожественном фильме многое поможет понять лучше.

Восприятие. Оно не так прямолинейно, как этого, наверное, хотелось бы авторам фильма. С одной стороны, я с пониманием отношусь к причитаниям Ли про ужасы, в которых растет и развивается в трудных кварталах Франции новое поколение, но с другой, думаю, что мое представление об ужасах бытия несколько иное. Ладж верно говорит, что за 15 лет, прошедших с его пребывания в Монфермее, там мало что изменилось в лучшую сторону: 40% безработицы, полтора часа дороги до Парижа и т.д. Но ведь он сам стал элитным режиссером, а в отношении других предостерегает: «Ставлю себя на место нынешних детей, гадаю, какое будущее им уготовано? Развязка нашего фильма — это предупреждающий крик: будьте осторожны, иначе новое поколение взорвется. Наше поколение ждало, а новое больше не хочет. И тогда движение «желтых жилетов» покажется мелкой проблемой». И действительно, едва ли кто может твердо сказать, как современное общество будет решать проблемы неравенства, если на то есть объективные причины. Сам Ладж впервые столкнулся с жестокостью полиции в возрасте десяти лет. По его воспоминаниям, он с друзьями играл в футбол, а стоявшие рядом копы «контролировали нас, обзывая грязными макаками. Это ужасно портило жизнь, с тех пор меня проверяли раз 800. Каждую неделю, каждый день, это слишком. Следующая революция придет из кварталов, пригородов, она может взорваться в любой момент». При этом Ли не принимает упреков в демонизации стражей порядка, ибо они «такие же несчастные, как и жители пригородов. Они живут в нищете. Когда я заочно влезаю в шкуру полицейского, понимаю, что они тоже в тяжелой ситуации. Но не берусь их защищать, а стараюсь быть справедливее и рассказывать миру о положении дел». Ну что тут скажешь, кажется, мир созревает, чтобы воспользоваться трудами Маркса-Ленина-Мао и построить новый замечательный СССР? Или не настолько все запущено? Ведь на такие понятия, как равенство, справедливость можно смотреть под разным углом. А ненависть может вызвать даже непреднамеренная неполиткорректность, которая становится все более мудреной. Смотреть «Отверженных» весьма интересно, но думы они оставляют тяжелые и очевидно, разительно отличающиеся у разных категорий зрителей. К примеру, резкий в суждениях Ли явно притормаживает, когда его спрашивают о том, что в его картине существенную роль играют исламисты. Режиссер постарался универсализировать эту тему, сведя ее к неким «религиозным людям, которые занимают важное место в этих кварталах». И действительно, полицию, «белый мир», осуждать намного проще, чем движение, которое пытается сделать Европу, как можно менее европейской.

О чем речь. Фактически в качестве преамбулы показано идеалистическое единение французов всех цветов кожи, смотрящих финальный матч чемпионата мира по футболу 2018 года у Эйфелевой башни, а потом празднующих победу у Триумфальной арки. Но праздникам свойственно заканчиваться, а участвующим в них возвращаться домой. И тут, как уж кому повезло. Обитатели Монфермея, живущие в стандартных высотках, увешенных спутниковыми антеннами, считают себя изгоями общества и противятся любым попыткам властей изменить положение дел. Особенно агрессивно ведут себя подростки, ощущающие себя стаей, готовой разорвать полицейского, если тот в чем угодно помешает им. В ответ копы тоже не церемонятся. Как следствие, складывается ужасная конкретная ситуация, в которой стражи порядка стремятся разрулить неприятный конфликт, способный причинить много бед. Однако нарываются на безрассудно-отчаянное сопротивление юных жителей. И уже неважно за кого переживается больше. Ведь обе стороны – жертвы давно сложившихся реалий. Причем, ранее было еще хуже, когда это гетто было дешевым публичным домом и огромным наркопритоном. Полицейские попросту боялись в него заглянуть. Но новая волна мигрантов создала силу, способную бороться с наркомафией под знаменем ислама. Между этими силами существует напряжение, которое насколько может, снимает местный мэр, которого называют «нашим Бараком Обамой». Полицейскому патрулю – трем главным героям – приходится лавировать между враждующими сторонами и требованиями закона, нередко выходя за их рамки. На этот раз все осложняет появление еще одной силы – цыганской цирковой труппы, у которой чернокожий подросток Исса похищает львенка. В фильме немало ярких, колоритных персонажей. Например, мальчуган Базз, который с помощью дрона подсматривает за девчонками, а потом выкладывает эти кадры в соцсети.

Прочая информация. Съемки проводились летом 2018 года в основном в пригороде Клиши-су-Буа (16 км от центра Парижа) и городе Монфермей, что 30 км восточнее французской столицы. Номинации на «Оскар», «Золотой глобус» и «Независимый дух» за инофильм. Приз жюри на МКФ в Канне. Премия Европейской киноакадемии: открытие года. Номинации: фильм и сценарий. Премии «Сезар»: фильм, награда публики, актер Маненти и монтаж. Номинации: дебют, режиссура, сценарий, съемки, Боннар, Зонга, музыка и звук. Премия «Гойя» (Испания) за европейский фильм. Премия МКФ в Афинах с формулировкой: «За то, что это современный реалистичный фильм, избегающий мелодраматизма, но занимающий фундаментальную позицию по вопросу насилия и жестокости в социальной реальности, как это происходит в современных гетто больших городов». Сборы в США $0,33 млн. Сборы в мировом прокате $18,5 млн.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s