ГРАЦИЯ МЕНДЕС — ВЕЛИКАЯ ЕВРЕЙКА СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Опубликовал(а)

Уверен: далеко не всем известно, что в израильском городе Тверия есть отель под названием «Дом Донны Грации» и одноименный музей, посвященный жизни и деятельности замечательной женщины, увековечившей свое имя, поистине, великими деяниями.

Звали ее Грасия (Грация) Мендес. В христианском мире она была известна, как Беатрис де Луна Мендес, а в еврейскую историю вошла, как Хана Наси. В наши дни мало, кого удивишь достижениями представительниц женского пола в разных сферах деятельности. Но эта дама в Средние века, когда миром правили мужчины, совершила, можно сказать, невозможное. Она встала во главе большой торгово-финансовой империи, направив немалые средства на нужды своих еврейских соплеменников – в Европе и за ее пределами. Ныне со дня рождения героини нашего повествования исполнилось 510 лет.

На свет она появилась в Лиссабоне, в семье евреев, бежавших в Португалию из Испании в 1492 году после того, как там был обнародован Эдикт, предписывавший иудеям либо принять христианство, либо незамедлительно покинуть пределы государства. Многие евреи в ту пору нашли убежище в соседней стране – в надежде сохранить право открыто исповедовать религию своих предков, но уже вскоре волна насильственного крещения докатилась и до Португалии. Не видя иного выхода, будущие родители Ханы приняли христианство, став марранами, продолжавшими тайно соблюдать вековые традиции своего древнего народа. И потому, официально назвав родившуюся дочь Беатрис (Беатриче), отец и мать дали ей и другое имя – Хана. В 18-летнем возрасте девушку выдали замуж за родственника – дядю по материнской линии — 60-летнего Франциско Мендеса, разбогатевшего на торговле драгоценностями и специями, привозимыми из далекой Индии. Церемония бракосочетания, состоявшаяся в одном из крупнейших соборов португальской столицы, была роскошной. А потом был проведен еще один, скрытный свадебный обряд, на котором присутствовали только самые близкие родственники жениха и невесты – хупа. В 1531 году у этой четы родилась дочь, нареченная Рейной. И она на людях выглядела набожной христианкой, а вдали от чужих глаз соблюдала еврейские традиции. Надо сказать, что долгое время двойная жизнь не сильно мешала Мендесам множить свое богатство, а деньги решали многое. Но после того, как в Португалии была утверждена инквизиция, положение марранов резко ухудшилось. Особенно трудно стало соблюдать кашрут и чтить субботу, отказываясь в этот, святой для иудеев день, от какой бы то ни было работы. Выдать себя было легко, что бывало чревато трагическими для тайных евреев последствиями (на эту тему снят впечатляющий художественный фильм «Призраки Гойи» с Натали Портман в главной роли). В течение нескольких лет, уговорами и взятками, Франциско Мендес отводил пристальное внимание от своей семьи, но он уже был в таком возрасте, когда следовало позаботиться о будущем своей супруги и дочери. Мендес составил завещание, согласно которому, одна половина его состояния доставалась в наследство жене, а вторая – брату, но при условии: если брат умрет бездетным, то две трети его доли перейдут к Беатрис и Рейне. В 1532 году Франциско Мендеса не стало. Их брак с Беатрис продолжался семь лет.

Вскоре после кончины супруга, Беатрис с Рейной отправилась в Антверпен, подальше от инквизиторов. Примечательный факт: во Фландрию мать с дочерью добирались через Великобританию, с которой Португалию связывало налаженное торговое морское сообщение. Мэр Антверпена, извещенный о приезде Донны Мендес, и о маршруте ее поездки, отправил письмо в Лондон Томасу Кромвелю. В послании этом содержалась просьба — позаботиться о безопасности госпожи Мендес и сопровождающих ее лиц во время транзитной остановки. Поездка, в итоге, прошла благополучно. На бельгийской земле Беатрис вздохнула свободнее. Проявив талант в предпринимательстве, подкреплявшийся личным обаянием, Беатрис приумножала богатства Дома Мендес. В ту пору она активно занялась благотворительностью: начала передавать средства на строительство синагог, больниц и приютов для сирот, поддерживала финансово еврейских ученых. Корабли, которыми она владела, перевозили не только товары, но также и тайным образом — евреев из Португалии, которые направлялись в Италию, Грецию, или в дружелюбно расположенную к ним в те времена Османскую империю. Более того, компаньон Беатрис – брат ее покойного мужа Диого (Меир) Мендес помог Беатрис разработать схему, позволявшую евреям, решавшим покинуть Испанию и Португалию, переводить свои капиталы за границу. Даже легальная сторона деятельности Беатрис вызывала восхищение единоверцев. Португальский еврейский историк и поэт Самуил Ускве написал в честь Донны Грации (то есть, «милостивой Госпожи») получившее известность стихотворение под названием «Утешение Израиля». Клан Мендес еще более укрепился после того, как в 1539 году родная сестра Беатрис Брианда вышла замуж за брата ее покойного мужа Диого, надежного напарника Бетрис по бизнесу. У Диого и Брианды родилась дочь, и вопрос о бездетности Диого Мендеса с повестки дня был, казалось бы, снят, но Беатрис, вопреки условию завещания ее покойного мужа, добилась от Диого письменного подтверждения, что две третьи унаследованного им состояния, тем не менее, будут принадлежать ей и дочери — Рейне Мендес.

Положение евреев в Антверпене, тем временем, стало ухудшаться. Беатрис выдвинула на этом фоне своему напарнику по бизнесу, фактический ультиматум: либо он передает ей половину своего состояния, либо уезжает, куда подальше, вместе с ней. Причем, была названа окончательная дата отъезда – на принятие решения отводился ровно год. Воле Беатрис Диого готов был подчиниться, но судьба распорядилась по-иному: в 1542 году он скончался. Согласно оставленному им завещанию, Брианде возвращалось ее приданое, она также получала определенную долю совместно нажитого имущества, а остальное предназначалось малолетней дочери Диого и Брианды. При этом, опекуншей ребенка, вплоть до вступления ее в брак, и управляющей всеми делами Диого (к огромному разочарованию Брианды) назначил Беатрис.

У богатства, у славы во все времена была и своя, обратная сторона: зависть правителей, которая неизбежно оборачивалась попытками прибрать к рукам чужое состояние. Так произошло и в те далекие времена с семейством Мендес. После смерти Диого, император Карл V распорядился конфисковать его финансовую империю в пользу государства — в наказание за то, что Мендес «поступал, как еврей, противно христианскому закону». Беатрис задобрила властителя, выдав ему на два года щедрую беспроцентную ссуду, но сознавала, что это – всего лишь отсрочка, и если уж сам император положил глаз на капитал Дома Мендесов, то он все равно найдет способ добиться своего. И Беатрис поступила единственно верным способом: она тайно перевела значительную часть капиталов в итальянские банки, и, договорившись с ближайшими родственниками (включая дочь, сестру и племянницу), упаковала вещи (и, разумеется, все драгоценности), в один из дней 1546 года скрытно покинув Антверпен. Это нарушило созревший уже у императора план: он намеревался выдать замуж состоятельную вдову, или ее дочь за дона Франциско Арагонского, члена испанской королевской семьи. Еврейское происхождение потенциальных невест Карла не сильно беспокоило – его волновали большие деньги. Узнав о бегстве семейства Мендес, император приказал конфисковать имущество сестер и их дочерей, как только оно будет обнаружено.

В одной из наиболее известных пьес Вильяма Шекспира «Венецианский купец» есть такая реплика: «Обращая в христианство евреев, вы повышаете цену на свинину». В той Венеции и поселились члены семьи Мендес, бежавшие от преследования со стороны императора Карла. Причем, не в черте гетто, откуда, собственно говоря, и пошло это название — частей крупных городов, отводимых для добровольного, или принудительного проживания национальных меньшинств в результате религиозного, социального, правового или экономического давления. Живя в особняке на одном из знаменитых венецианских каналов, Беатрис снова вынуждена была скрывать связь с еврейством. Но тут из тени на сцену вышла ее сестрица Брианда, считавшая себя обделенной и ожидавшая случая изменить существующее положение. Брианда настрочила донос, обвиняя сестру в том, что та тайно исповедует иудаизм. Но в жизни, как в шахматах: делая рискованные ходы, нужно просчитывать все возможные варианты дальнейшего развития событий, дабы резко не ухудшить свое собственное положение. Брианда Мендес оказалась плохим игроком. Хотя ее донос и возымел действие, за решетку по нему отправили не только Беатрис, но и саму Брианду, одновременно наложив арест на их имущество. Но тут в игру активно включился племянник Беатрис Иосиф Наси, энергичный и предприимчивый, назначенный впоследствии турецким правителем Герцогства Накосского – архипелага в Средиземном море и женившийся на дочери Беатрис – Рейне Мендес. В Европе Иосиф был известен под другим именем – Жуан Микес.

Грация Мендес и Иосиф Наси (Жуан Микес)

Он обратился за помощью к Сулейману I Великолепному, которому было известно, кто содействовал приезду в Османскую империю состоятельных евреев, гонимых из Испании и Португалии, укрепивших могущество и способствовавших процветанию его империи. Кроме того, в Венеции у турецких предпринимателей были серьезные торговые партнеры, ссора с которыми из-за сестер Мендес была не выгодна ни той, ни другой стороне. А эти настроения не могли не учитывать в верхах. А тут как раз, вроде бы, по случаю, в Венеции оказался личный врач турецкого султана Иосиф Хамон. Не сразу, но сложное дело удалось уладить. Беатрис Мендес обрела свободу, и имущество ей тоже вернули. Вот уж и действительно: хорошо то, что хорошо кончается. Впрочем, если вы думаете, что это конец истории, то ошибаетесь.

Освободившись из заключения, семья Мендес нашла покровительство у герцогов д’Эсте (в скобках заметим: речь идет об одной из древнейших в Италии княжеских фамилий, на протяжении 500 лет правившей Феррарой и Моденой). В город-государство Феррару как раз и перебралась Беатрис с родными, и там начала без страха исповедовать еврейские традиции, называя себя Хана Наси. Она выделяла щедрые пожертвования на книгопечатание, на нужды еврейской религиозной жизни, помогала строить больницы для единоверцев и дома престарелых. В 1553 году на ее деньги было издано Святое Писание на языке ладино — «Феррарская Библия». До наших времен дошли два экземпляра этой редкой и ценной книги – один находится в Музее иудаизма в Нью-Йорке, а другой, в факсимильной версии – в Иерусалиме. В честь издания «Феррарской Библии» была отчеканена памятная золотая медаль с профилем благотворительницы.

Но, увы, волна преследований иудеев докатилась и до этого тихого уголка. В августе 1552 года, вместе с дочерью, Мендес перебралась в Константинополь. Они обосновались в европейской части города. И в Турции Хана-Беатрис стала активно помогать еврейской общине – в строительстве иешив и молельных домов. Одним из любимых проектов Грации была синагога и иешива, которую она основала в самом сердце Константинополя, и которая была известна как «Синагога Сеньоры». Ранее евреи города должны были (такая сложилась традиция) молиться в синагоге, к которой принадлежали их семьи. Молельный дом Грации отличался тем, что изначально был открыт для всех евреев. В 1559 году Беатрис основала синагогу в Салониках, в греческом городе, в котором находили убежище многие евреи из Испании и Португалии. Известная, как «синагога Грации», она также предназначалась для любого иудея. Кроме того, в Салониках Хана основала колель, или раввинскую академию, где раввины и ученые могли заниматься изучением древних еврейских текстов. Дочь Донны Грации, как уже было сказано, вышла замуж за своего дальнего родственника Жуана Микеса – Иосифа Наси. Жуан стал министром при дворе султана и правой рукой Ханы. Кстати, племянница Ханы, со своим супругом, через некоторое время, тоже перебралась в Константинополь, поближе к энергичной и деятельной тетушке. Теперь почти все семейные деньги снова были сконцентрированы в надежных руках. Госпожа Мендес продолжила вести бизнес – держала флот, используя его для торговли специями и тканями. В 1556 году она узнала, что евреев итальянского порта Анкона не выпускают из гетто, а нескольких марранов приговорили к сожжению на костре за тайную приверженность иудаизму. Тогда она инициировала торговый бойкот этому городу. И хотя он не соблюдался в полной мере, но немалое число анконских купцов-христиан, в итоге, разорилось. Но Хана Наси была создана не для того, чтобы разрушать. Ее предназначением было создавать и восстанавливать. Пользуясь своим влиянием и расположением Сулеймана I Великолепного, она сумела уговорить его передать ей в аренду разрушенную Тиберию – Тверию – на Святой земле. Кстати сказать, попытку возродить Тивериаду предпринимал в 1561 году ее племянник Иосиф Наси. Но только благодаря выдающимся, не побоимся этого слова, организаторским способностям Ханы Наси (ну, и ее финансовым возможностям, разумеется, тоже), город, который пребывал в руинах, начал, буквально на глазах, обретать новую жизнь: поднялись надежные крепостные стены, открылись учебные заведения. Были разбиты плантации тутовника, что позволило местным жителям заняться шелкопрядением и прибыльной торговлей. Донна Грация мечтала превратить Тверию в цветущий оазис еврейского мира. И хотя сама туда не переехала, но заметный след на Земле Обетованной оставила. В ее честь названы улицы в Тверии, а также в двух других израильских городах — Хайфе и Нетании.

Из жизни замечательная эта женщина, «Милостивая госпожа», чье имя может по достоинству быть поставлено в один ряд с признанными героинями своего народа, ушла в Константинополе 3 ноября 1569 года. Поэт Саадия Лонго, который в детстве бежал от испанской инквизиции и переехал со своей семьей в Салоники, где лично стал свидетелем щедрости Грации в ее помощи собратьям-евреям, посвятил памяти покойной оду «Дона Грация из Дома Наси», в которой сравнил кончину Грации с великими бедствиями в еврейской истории. В посвященном Донне Грации музее в Тверии оборудованы залы, названные в честь городов и стран, в которых жила и вела свою деятельность Хана Наси. Официанты в отеле, носящем ее имя, и экскурсоводы музея облачены в соответствующие костюмы. Разыгрываются сцены с переодеванием желающих, из числа посетителей, в одежды эпохи Возрождения. Жизнь и праведные деяния Донны Грации легли в основу исторических романов испанских авторов — Катарины Клемен («Ла Сеньора») и Сесилы Рота («Донна Грация Наси»). Примечательна биографическая книга Андре Брукса: «Женщина, не повиновавшаяся королям. Жизнь и времена Донны Грации Наси — еврейского лидера эпохи Ренессанса». Добавим: в Тверии стал традиционным осенний музыкальный фестиваль памяти Донны Грации. Столь масштабную и колоритную фигуру не обошли вниманием создатели завоевавшего популярность во многих странах турецкого телевизионного сериала «Великолепный век» — остросюжетной исторической драмы, основанной на реальных событиях периода властвования в Османской империи Сулеймана Великолепного.

«Дом Донны Грации» в Тверии, поддерживающий связи с архивными институтами в Испании, Турции, Франции и Австрии, инициировал проект создания Международного центра по изучению вклада еврейских женщин в разные сферы общественной жизни в эпоху Возрождения.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s