«ПЕРВОРОДНЫЙ ГРЕХ» АМЕРИКИ

Опубликовал(а)

В свое время, когда Барак Обама был впервые избран президентом США, один умный американский философ заметил: «Так получилось, что этот человек победил на выборах не потому, что он лучше, компетентней или честнее соперника. Он победил, потому что он – чернокожий. И именно этот факт доказывает то, что расизм в Америке процветает».

Потрясения, через которые США проходят сегодня, лишний раз доказывают, что расизм никуда не делся: причем, расизм этот – как привычный, белый, так и не очень-то известный – чёрный. Лозунг «Black live matter!» уже привел к отставке 60-летнего телеведущего, посмевшего заявить в ответ, что важна, вообще-то, любая жизнь. Белый американец, не желающий встать на колени, рискует потерять работу, оказаться изгоем, получить клеймо «расиста»… С другой стороны, в штаты, где проходят мирные демонстрации, президент радостно посылает нацгвардейцев в полном вооружении – причем, как-то так получается, что это оказываются штаты, в которых наблюдается наибольший разрыв в предвыборном рейтинге между ним и кандидатом от Демократической партии – причем не в пользу президента…

И, хотя нынешние волнения являются реакцией на проблемы, накопившиеся в США за долгие годы – по большому счету, лет эдак за 50, кое-кто (не будем указывать пальцем) «на голубом глазу» пытается ими воспользоваться. Протесты и реакция на них не могут не повлиять на предвыборную гонку. Кандидатам неминуемо приходится в срочном порядке корректировать свои планы.

Чёрным по белому

Итак, речь идет о массовых волнениях, порожденных расовой проблемой – той самой, которую зачастую называют «первородным грехом» США. С одной стороны, в ее решении в течение минувших десятилетий были достигнуты недвусмысленные успехи: представители «цветной Америки» (речь не только о чернокожих, но в основном – именно о них) официально равны во всех гражданских правах и обязанностях, «социальные лифты» в их отношении работают и многие оказываются на вполне заметных и значительных должностях, у многих есть доступ к качественному образованию и т.д. Тем не менее, сама проблема никуда не делась.

Чернокожие американцы по-прежнему оказываются вовлечены в своеобразный замкнутый круг: считается, что бедность не позволяет большинству из них рассчитывать на учёбу в серьёзных учебных заведениях (не всем же получать спортивные стипендии!), соответственно – в их отношении социальные лифты пробуксовывают. Это толкает многих на, если можно так выразиться, альтернативный путь получения доходов. Большая часть таких «альтернативщиков» в конце концов оказывается в тюрьме – а это уж такое учебное заведение, выпускники которого, как правило, определяют свой жизненный путь до самого конца совершенно иным, негражданским способом.

Понятно, что речь идет не о всех чернокожих. Есть и те, кто вырываются из этого порочного круга, есть и такие, кто в него вообще не попадает – но это лишь исключения из правил. Как с грустью заметил в свое время Барак Обама, бывший в начале своей карьеры социальным street worker’ом: «Что может делать среднестатистический молодой чёрный американец? Сидеть в тюрьме». Соответственно, эта грустная статистика порождает еще один замкнутый круг, а именно: среднестатистический полицейский, неважно, какого он цвета кожи, по умолчанию полагает чернокожего правонарушителем. То же можно сказать и о значительной части белых американцев. И дело тут не в расизме, а в укоренившемся стереотипе, имеющим, увы, под собой вышеперечисленные основания.

Впрочем, у этой проблемы есть еще и серьезная социально-экономическая подоплека: многие чернокожие американцы просто физически не в состоянии вырваться из тенет бедности. Безработица в их среде (а, в особенности – в среде молодежи) значительно выше в процентном отношении, чем в среде белых. А уж с началом эпидемии коронавируса ситуация ухудшилась в разы. Экономические последствия карантина и кризиса чернокожие ощутили в катастрофических размерах.

Расовые бунты

На самом деле, «чёрные», они же – расовые бунты, не являются для Америки чем-то новым, доселе невиданным. За примерами нет смысла даже бегать в шестидесятые годы: только за минувшие несколько лет подобные вспышки имели место в Шарлотте, в Фергюсоне, в Балтиморе и ряде других городов США. Если не Флойд – так Эрик Гарнер, Майкл Браун, Фредди Грей – кто-нибудь из чернокожих был убит полицейскими и за них «поднимались трущобы». Сравнительно недавно в собственной постели была застрелена блюстителями порядка 26-летняя Бриона Тэйлор – что также породило протесты. Правда, не столь массовые, как те, что пошли волнами из Миннеаполиса. К слову, в том же Миннеаполисе еще в 2016 году полицейский застрелил чернокожего Филандо Кастиле. Почему же теперь всё приобрело столь значительный размах?

Очевидно, проблема достигла критической точки. Тенденция к ее нарастанию наметилась еще тогда, когда чернокожие стали погибать не от рук представителей полиции, а от рук гражданских белых – где-то с 2012 года, когда во Флориде был убит подросток Трейвон Мартин. А последний по времени подобный случай произошел в Джорджии: двое белых американцев, отец (экс-полицейский) и сын застрелили 25-летнего Ахмада Арбери, который, как им показалось, убегал с «награбленным». На самом деле, он просто совершал пробежку. Убийцы были арестованы лишь через два месяца после совершения преступления, да и то – лишь после того, как в Интернете было опубликовано видео этого преступления.

Так что следует чётко осознавать: нынешний размах бунта есть следствие накопления подобных эксцессов, он не возник сам собой. Кроме того, ситуацию усугубило появление в открытом доступе видеозаписей как смерти Джорджа Флойда, так и других случаев убийств чернокожих.

Тем не менее, следует также понимать, что нынешние беспорядки являются уникальными, абсолютно беспрецедентными по своему накалу и широте охвата: никогда еще не было так, чтобы американские «black riots» выплёскивались далеко за пределы США и их отголоски достигали бы Европы и Азии. Если уж демонстрации чернокожих прокатились даже по Израилю! В самой же Америке Национальная гвардия была мобилизована более, чем в половине штатов, включая и федеральный округ Колумбию. В целом ряде штатов и городов было объявлено чрезвычайное положение (в дополнение к карантинным мерам!) и введен комендантский час.

Подобного масштаба беспорядки в Соединенных Штатах не достигали, пожалуй, с тех самых 60-х годов прошлого столетия. Хотя, параллели можно привести совершенно прямые: нынешний бунт также имеет свою, чётко прослеживаемую, внутреннюю логику. Он начинается с мирных протестов, после чего к ним присоединяется всяческое отребье, рвущееся погромить, поджечь и помародерствовать, а потом погромы, поджоги и мародерство оказываются организованными и направляемыми радикалами.

Как бы там ни было, а, если говорить не о мародёрах, а о демонстрантах – то надо понять, что их движущей силой является чувство безысходности. Они протестуют и их по-прежнему никто не в состоянии услышать: слишком уж громко звенят бьющиеся витрины, слишком уж ярко пылают подожженные автомобили. Те, кто мог бы услышать, не слышат из-за страха за собственную жизнь и собственное имущество. По сути, сами протесты также являются безвыходными: их успели канализировать и возглавить «примазавшиеся», а у них – совершенно иные цели. Впрочем, в протестных движениях чернокожих всегда была сильна радикальная составляющая: радикалы наиболее активны, так что именно они, как правило, оказываются «на гребне» любого протеста.

С другой стороны – была радикализированна большая часть белых американцев, в особенности – молодежи. Все эти условные «Греты Тунберг», вроде бы выступающие против расизма, «за всё хорошее против всего плохого», тем не менее, заканчивают тем же – участием в погромах. Это особенно заметно сегодня. Часть из них (те же «антифа») относятся к крайним радикалам: их можно видеть на видео, где запечатлены мобильные группы, настоящие ДРГ, состоящие из белых «активистов», действующих чётко и слаженно, согласно заранее подготовленному и отрепетированному плану налёта. Не стоит, кстати, забывать, что «антифа» — лишь одна из таких группировок, хотя, похоже, Трамп и его пропагандистский штаб уже приняли решение сделать «козла отпущения» именно из них.

И, понятно, что с другой стороны в драку ввязываются и крайне правые группировки – вплоть до пресловутого Ку-Клукс-Клана. Уж этим только дай «позащищать» что-нибудь с оружием в руках. Кстати, примечательная деталь: полицейские утверждают, что, как правило, вооруженные громилы из обоих лагерей не спешат ввязываться в драки и перестрелки друг с другом. Первые предпочитают нападать на магазины и, в особенности в последнее время – на синагоги, в то время как вторые стараются «защищать», стреляя по безоружным демонстрантам. Что ж, это тоже своего рода логика: ворон ворону глаз не выклюет, будь он чёрный или белый…

Белый Дом и Чёрный Барак

Все эти события лишь углубляют всё более заметную политическую поляризацию Америки. Причем поляризация эта – не изобретение злого Дональда Трампа. Трамп лишь усердно разрывает эту траншею, а вот заложена она была восемью годами президентства его предшественника, Барака Обамы. Одна часть страны (условно «левая») восприняла его деятельность, как свидетельство социального и политического прогресса («первый чернокожий президент Америки – Yes, we can!»), то другая часть (условно «правая») – как оскорбление, как проявление всё того же неизжитого расизма, только в другую сторону: «Почему нужно избирать чернокожего за то, что он – чернокожий, а не за его качества руководителя?». Белые же радикалы вообще сочли присутствие чёрного в Белом Доме оскорблением себе лично.

Именно эта, радикализированная прослойка белого населения и нападает сейчас на демонстрантов, именно они обстреливают манифестации… но, как уже было сказано, стараются не связываться с реальными погромщиками.

Что интересно: существуют представители крайне правых, считающие, что протесты чернокожих – это очень хорошо, так как они подрывают основы самого этого проклятого, либерального, невыносимо демократического государства. Совершенным уж особняком среди этих людей стоят те, кто полагают, что следует использовать эти протесты в качестве casus belli для развязывания «Второй Гражданской войны», которая должна стать расовой и «очистить Америку». Эти группировки называют себя «акселерационистами», «бугалу» и т.д.

«Выборы-выборы, кандидаты действуют»

Так или иначе, а эти протесты неминуемо отразятся на предвыборной кампании. Выборы в ноябре, так что кандидатам придется хорошенько пошевелиться, чтобы вовремя и «правильно» отреагировать на текущие события. Уже сейчас понятно, что Дональд Трамп выдал радикальную реакцию в своём стиле – примиритель, объединитель из него всегда был не очень, а уж сейчас, в стрессовой ситуации, его действия все чаще скатываются к пресловутому «тащить и не пущать». Понятно, что он поднял на знамя «восстановление порядка и законности» — вроде того, как Ричард Никсон использовал их для своей победы в 1968 году. Кадры толпы, срывающей с «президентской» церкви Сент-Джон в Вашингтоне американский флаг и бросающей его в огонь – отличный «запал» для многих, чтобы проголосовать за Трампа, но, с другой стороны – это не будет примирением или хотя бы отдалённым решением проблемы, это будет всё та же поляризация, всё то же натравливание одной части американцев на другую.

А вот Джо Байден с реакцией попросту запаздывает. Его речь по поводу событий в Миннеаполисе изобиловала указаниями на ошибки Трампа (чего стоил хотя бы знаменитый пассаж о том, что «лучше бы он заглянул в Библию, чем просто ею размахивать»), но не содержала ни малейших предложений, никаких путей решения данной конкретной проблемы. Такую осторожность можно понять: Байдену вовсе не улыбается неосторожным словом оттолкнуть от себя ту или иную часть избирателей, но в сложившейся ситуации проявленная нерешительность может оттолкнуть от него всех.

С одной стороны, Байден выражает понимание мотивов протеста и признаёт наличие пресловутой «расовой проблемы». С другой – ясное дело, осуждает мародёров. С третьей – не указывает ни малейшего пути к решению, к примирению. Единственное, на что, скорее всего, можно рассчитывать – так это на то, что нынешние события повлияют на выбор кандидата на пост вице-президента, который пойдёт на выборы «в упряжке» с Байденом. Понятно, что кандидатура сенатора Эми Клобучар, которую до сих пор рассматривали, как одну из наиболее вероятных, теперь отпадает: когда-то она была прокурором в том самом округе, к которому принадлежит Миннеаполис, и протестующие обвиняют её в слишком мягкой, по их мнению, позиции по отношению к полицейским.

В команде Байдена есть и другие люди, обладающие опытом работы в прокуратуре или правоохранительных органах – например, Кэмэла Харрис и Вэл Дэмингс. Но их кандидатуры также могут быть не восприняты левым крылом демократического базиса. Так что «сонному Джо» придется теперь крепко задуматься о кадровой проблеме. Впрочем, на фоне текущих событий кадровая проблема – всё же второстепенна. Кандидатам в президенты придётся учитывать в своих программах нынешние протесты и вырабатывать на них стратегическую реакцию.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s