«МЕДИЦИНСКАЯ ДИПЛОМАТИЯ»

Опубликовал(а)

Кубинский врач

По данным на январь 2020, среднемесячная зарплата врачей и медсестер в лечебных заведениях Кубы составляет $40-70. Это означает, что в стране, где литр растительного масла стоит $2,50, а литр молока $1,50, работники здравоохранения живут практически в нищете.

Куба — страна мифов. Один из них, к примеру, о дешевом отдыхе при том, что бутерброд с колбасой и сыром и чашка кофе обходятся в $5. Почему так дорого? Половина пригодной для сельского хозяйства земли на Кубе заброшена – на ней ничего не выращивается. Хозяйства разорены. 85% продовольствия страна ввозит, в том числе из США, на которые приходится половина импорта.

В числе легенд — бесплатная и доступная медпомощь. Система здравоохранения считается главным революционным завоеванием. Но на Кубе сегодня фактически нет медицинского обслуживания. Каждые три из четырех амбулаторий закрыты из-за нехватки врачей. Больные, которые поступают на операцию или лечение, должны принести с собой постельные принадлежности, халат, лекарства, хирургические инструменты, даже нитки, чтобы зашить рану, и, естественно, продукты питания. Ни один их коллега из стран Запада не смог бы трудиться в кубинских условиях, напоминающих фронтовые госпитали на передовой.

Возможно, именно эти обстоятельства — ограниченные ресурсы и высокая степень приспособляемости к дефициту — выковали из кубинца готового к любым неожиданностям специалиста, обеспечили ему успех работы в экстремальных условиях. Кубинский врач на протяжении нескольких десятилетий считается легендарной фигурой. Он прошел суровую школу в стране хронического кризиса. Эту способность делать максимально много и эффективно при нехватке всего — от масок до аппаратов ИВЛ — кубинские врачи продемонстрировали в последние недели в странах, где коронавирус поражает тысячи людей.

По данным Минздрава Кубы, более 40 стран обратились за помощью к властям острова. Большая их часть — страны третьего мира. Но есть и экономические лидеры в лице Бразилии. В последние дни к ним прибавились два европейских государства — Италия и Андорра. И кубинцы действительно показывают чудеса выносливости и работоспособности. Если, к примеру, израильские врачи буквально валятся от усталости на пол в коридорах после многочасовой вахты, кубинские коллеги, закаленные экстренными ситуациями, продолжают делать свое дело как ни в чем ни бывало. Эти ситуации участились и на Кубе, где распространяется коронавирус и, согласно официальным данным, насчитывалось, по данным на начало апреля, 200 человек с положительным результатом теста на заболевание, шестеро умерли.

Но у сети кубинского здравоохранения есть серьезное преимущество: избыток медперсонала. По данным Всемирного банка, на тысячу жителей Кубы приходится около 8 врачей. Это — один из самых высоких показателей в мире. А если есть избыток, надо использовать его, посылая на борьбу с коронавирусом, что Гавана и делает. В этой связи политологи отмечают сходство этой ситуации с действиями советских военачальников во Второй мировой войне: те буквально заваливали фашистские окопы живой силой. Даже тогда, когда в этом не было нужды. Свою полководческую безграмотность они компенсировали беспощадным уничтожением миллионов солдатских жизней, выдавая это за массовый патриотизм.

Ничего личного. Просто бизнес

Примерно так же — в качестве пушечного мяса — ощущали себя кубинские врачи на аэродроме в Милане, куда прибыли на передний край сражения с COVID-19. Понятно, что героический труд врачей сегодня — обыденность во всех странах, затронутых пандемией. Но от этого не умаляется жертвенный характер их службы, усиливающийся дефицитом масок и перчаток, который психологически давит на медиков. Они вынуждены принимать чей-то политический просчет как данность. Именно они, к сожалению, первые жертвы коронавируса. Делая свою работу, они становятся безымянными героями сражения с невидимым врагом.

Но у кубинских медиков это ощущение намного острей. Дело в том, что они, как и их коллеги, трудятся, также не жалея себя, ежедневно рискуя собственной жизнью, во имя победы над коронавирусом. А самым большим бенефициаром будет правительство Кубы.

Ведь нынешняя миссия врачей в Италию, Андорру и другие страны мира — стандартная практика Гаваны. Во-первых, правительство Кубы не отчитывается народу, в чем состоит соглашение между ним и страной, которая нуждается в медперсонале, и куда идут средства, заработанные врачами за рубежами Родины. Об этом молчат кубинские СМИ. Во-вторых, врачи предоставляют свои услуги в условиях полурабовладельчества: далеко не все суммы, которые платит наниматель, окажутся в их карманах.

Официальные ведомства твердят, что эти деньги вкладываются в улучшение национальных медицинских учреждений и служб, но четких данных об этом нет. Средства могут расходоваться как угодно — и на спасение жизней и на строку в бюджете, касающуюся силовых ведомств, скажем, на поддержание репрессий, все ещё распространённых на Кубе. Мнение кубинской правозащитницы Лауры Поллан: «Мы знаем, что правительство тратит большие деньги на содержание репрессивного аппарата. Следят за всеми, кого власти считают политически неблагонадежными. У кубинского государства нет денег на молоко детям, нет денег для стариков-пенсионеров, но, почему-то всегда хватает средств, чтобы преследовать нас и всех тех, кто хочет мира, свободы и демократии для этой страны».

Цели «медицинской дипломатии» и мотивация врачей

Для официальной Гаваны работа врачей за рубежом является частью внешней политики Кубы. Ее основы заложил Фидель Кастро, при котором «медицинская дипломатия» стала идеологическим инструментом и призвана позитивно влиять на имидж страны за рубежом.

Это — типичное поведение авторитарных режимов. Сегодня Китай проводит «масочную дипломатию» — поставки по гуманитарным и частным каналам масок и комплектов для тестирования на вирус. Расчет на то, что страны-доноры поддержат официальную легенду об успешной китайской политической системе. Для Пекина важно, чтобы мир понял: авторитарное правление одерживает верх в соревновании с демократическим.

У Гаваны свой фирменный стиль — поставка медицинских кадров. В октябре 2019 года Госдепартамент США ввел санкции против официальных кубинских чиновников, ответственных за условия труда врачей, работающих по поручению правительства за рубежом. В официальном заявлении Госдепа работа кубинских медиков в международных миссиях была названа «эксплуатацией» и «принудительным трудом». Ну как и положено при коммунизме: работника надо ободрать как липку.

Примеры. Уго Чавес десятилетия платил по $200 тыс. в год за каждого из 29 тыс. кубинских врачей, работавших в Венесуэле. Из них самим медработникам доставалось немного — $500-$600 в год, остальное шло кубинскому правительству. Ненамного лучше положение и у врачей, которые трудятся в Бразилии. Власти этой страны выплачивают $4 тыс. за услуги каждого из 11 тыс. кубинских медработников, однако на руки те получают около $1,25 тыс. Остальные средства идут в госбюджет Кубы. Так что понятен масштаб грабежа.

Ощущение того, что они работают на укрепление коммунистического режима, который уже 60 лет доказывает свою несостоятельность, угнетает кубинских врачей. Отчего же тогда они столь охотно пополняют ряды зарубежных миссий, в сегодняшних условиях стопроцентно ставя на кон свою жизнь? Напоминаем: речь идет о стране коммунистической — то есть стране тотального дефицита, где длинные ряды полок в магазине если и заставлены, то одним и те же товаром, выбор крайне скуден. А ведь детям врачей нужны молоко, крупы, мясо, овощи, фрукты. Качественные продукты этого ряда продают только в магазинах, где в ходу только твёрдая валюта, которую они и зарабатывают за рубежом. Правда, власти усложнили ее получение. Кубинцы, имеющие валюту, обязаны менять ее у государства на условные деньги, на которые дозволяется делать покупки в валютном магазине. Причем курс условных денег по отношению к доллару значительно завышен.

Итак, Гавана дважды обирает граждан. И когда выдает врачам только часть заработанных денег, составляющих от 300 до 900 евро. И когда заставляет переводы из-за рубежа обменивать на условные деньги на невыгодных условиях для получателя. Это стратегическая линия правительства, которое пытается с помощью американских денег поправить дела в своей экономике. Цель кубинской пропаганды – доказать, что разруха на Кубе – это не результат бездарного правления репрессивной диктатуры, а следствие американских санкций.

Врачи вынуждены принять правила игры. Достаточно увидеть изображения кубинских врачей перед тем, как отправиться в Италию, позируя рядом с портретом Фиделя Кастро, чтобы понять: командировка используется в качестве маркетинговой операции. Коммунистическая Гавана, не сумевшая дать своим гражданам достойную жизнь и кормящая их исключительно призывами затянуть потуже пояса перед лицом империализма, хочет извлечь идеологические доходы из пандемии. Миссия врачей — способ распространения идеи о том, что авторитарная модель, приучая к нужде и сокращая свободы, одновременно спасает жизни. И не только своих граждан, но и зарубежных. Термин «интернациональный долг», изобретенный ЦК КПСС накануне войны в Афганистане, транслируется Гаваной, которая ни на секунду не забывает о солидных дивидендах, которые пополнят ее казну в результате миссий медиков. По данным Конференции ООН по торговле и развитию (UNCTAD), ежегодная валютная выручка Кубы от оказания медицинских услуг за рубежом составляет почти $11 млрд. Для сравнения: в 2018 году кубинский экспорт таких товаров, как сахар-сырец, табак, никель и ром составил около $3 млрд.

Когда в Милане итальянский люд хлопал, приветствуя прибытие 52 кубинских врачей, он не осознавал, что одновременно аплодирует системе, которая обручила страну с нищетой, обрекла на политическую покорность и нещадные поборы со специалистов.

Разумеется, желание лечить иностранцев является основной мотивацией их работы. Не случайно из Милана врачи немедленно отправились в Кремону и другие города в регионе Ломбардия — помогать итальянским коллегам бороться с эпидемией коронавируса SARS-CoV-2. Но врачи должны признать, что их работа, во-первых, публично одета в одежду идеологии, а, во-вторых, это единственный способ для их семей выжить в экстремальных условиях кубинского коммунистического рая. В СМИ приводится пример. Известный кубинский доктор, эпидемиолог и профессор университета включился в медицинскую миссию в Венесуэле, потому что это была единственная возможность получить средства для ремонта крыши его дома.

Гавана понимает, что зарубежная миссия чревата последствиями, которые поставят под удар и идеологические установки, и пополнение национальной казны. Скажем, кто-то из врачей решает не возвращаться на остров. Несмотря на то, что Гавана отбирает у всех врачей паспорта: так вроде понадежней. Правительство разработало специальный кодекс, в котором «врачам-интернационалистам» запрещается вступать в брачные отношения с гражданами стран, в которых они работают. Предписывается также «вести себя в соответствии с идеалами кубинской революции».

Ну а коли нарушил эти идеалы, то с эпитетом «герой страны» будет мгновенно покончено. Такого невозвращенца заклеймят как «дезертира» — термин очень показательный, поскольку его соотносят с историей кубинской революции: известно, что повстанцы вели боевые действия с 1953 по 1966 год, тогда как официально считается, что революция победила 1 января 1959.

Дезертир будет сурово наказан. Во-первых, не сможет в течение восьми лет приехать на остров, чтобы воссоединиться со своей семьей. Во-вторых, потеряет зарплату в национальной валюте, которая накапливалась в эти годы на кубинском банковском счете.

Но невозвращенец идет на риск. Для него выход из островной тюрьмы – своего рода передышка в беспробудно тяжелой повседневной жизни. Несмотря на то, что он сейчас, как говорится, на острие атаки в зоне чрезвычайной ситуации, у него появляется доступ ко многим другим услугам и продуктам. Через вторые и третьи руки он сможет переправить на Кубу товары, которые считаются дефицитом, а, значит, отчасти облегчить положение семьи. Сотни тысяч кубинцев живут перепродажей одежды, бытовой техники, мобильных телефонов, лекарств, мыла, стирального порошка, присылаемых в посылках.

Масштаб «медицинской дипломатии»

Кто они, посланцы по добыче твёрдой валюты или герои? Пусть ответ на этот вопрос остается на совести самих медиков. Сегодня в 12 странах с коронавирусом борются более 500 кубинских врачей. В 60 странах мира трудятся 50 тыс. кубинских врачей, медсестёр и фельдшеров — целая армия добытчиков валюты. «Армия белых пальто», уточняют кубинские чиновники. Но Куба зарабатывает доллары не только на врачах. Начиная с конца 80-х прошлого столетия, когда помощь из СССР прекратилась, доллары из США стали для многих кубинских семей, имеющих родню или друзей на территории США, единственным спасением. Эта подмога продолжается и сегодня — от 1,2 млн. кубинских иммигрантов. По данным Инвестиционного фонда Межамериканского банка развития, переводы на Кубу в денежном выражении составляют в год почти $1 млрд.

Коммунистическая Куба начала использование своих врачей в качестве дипломатического инструмента для преодоления политической изоляции в 1963 году, через год после того, как Куба была исключена из Организации американских государств. Она отправила свою первую медицинскую миссию за границу в Алжир, причем 56 кубинцев заменили французских врачей, которые покинули африканскую страну после того, как в 1962 году та получила независимость от Франции.

Так Куба начала зарабатывать политические бонусы, которые могут ей пригодиться в рамках непрекращающейся критики последователей Фиделя и продолжающих его «славное» дело: подавлять инакомыслие, ограничивать права своих граждан на поездки, осуществлять тысячи произвольных задержаний каждый год. Кубинские врачи за рубежом помогают создать «привлекательное лицо» авторитарному режиму. Этакая «потемкинская деревня» в белых халатах.

Нет сомнения в том, что в Италии, как и в Андорре, куда прибыло 39 кубинских врачей и медсестер, посланцы Гаваны покажут себя, что называется, молодцами: и мобилизуются, и действовать будут эффективно. Как это было в 2014, когда медики с Острова Свободы работали по поручению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в странах Западной Африки. Куба была первой страной, выразившей готовность отправить своих медиков для помощи пострадавшим регионам, и направила более 460 медработников в Сьерра-Леоне, Либерию и Гвинею — страны, наиболее охваченные эпидемией лихорадки Эбола.

Острейший кризис в Венесуэле и смена власти в Бразилии — двух государствах, на которые приходится львиная доля кубинского медперсонала, — грозят обвалить эту важнейшую статью дохода Кубы. Поэтому ее медицинские миссии в Италию и Андорру, где политическая ситуация намного стабильней, чем в странах Латинской Америки, являются если не выходом из положения, но важной соломинкой в море кубинских финансовых проблем. Не табак, не сахар, а врачи остаются самым выгодным экспортным товаром для Кубы.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s