ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНОРАМА

Опубликовал(а)

«НЕ ЕВРЕЙСКОЕ ЭТО ДЕЛО – УБИВАТЬ»

…Когда в 2000 году профессор Дина Порат выпустила книгу «Аба Ковнер. Биография» (получившую затем премию за лучшую еврейскую книгу года), к ней стали поступать звонки от читателей, возмущённых тем, что созданной Ковнером организации еврейских мстителей в монографии посвящено всего полторы страницы. Бывшие соратники Ковнера обвинили профессора в пренебрежении к одной из важных страниц еврейской истории, и, как добросовестный учёный, Дина Порат взялась за работу. Несколько лет ушло у неё на то, чтобы опросить 34 живших на то время членов организации (в начале 2020 года в живых из них оставалось только трое), и так на свет появилась книга «Ли некам вэ-шилем» («Мне отмщение и расплата»), в которой содержалось множество новых подробностей так и не осуществлённой до конца операции еврейского возмездия. И в канун Дня Катастрофы и героизма самое время рассказать об этих подробностях.

По данным проф. Дины Порат, в созданную Абой Ковнером организацию «а-Некем» («Мститель»; не путать с партизанским отрядом Ковнера «Некама») входило 50 (по утверждению некоторых историков 60) человек, объединённых общей судьбой и общей целью.

Все они были воспитанниками тех или иных еврейских молодёжных организаций; часть прошла через гетто и участие в партизанских отрядах, часть – через концлагеря; все потеряли либо всех членов своих семей, либо большую их часть. И, наконец, все как один был одержимы идеей мести нацистам за пролитую евреями кровь. Немцы, по их убеждению, должны были заплатить евреям по принципу «око за око» не в его классическом еврейском понимании, а в самом прямом смысле: за 6 миллионов евреев следовало убить 6 миллионов немцев.

Идеологически Аба Ковнер обосновал необходимость такой мести тем, «чтобы никому в будущем больше не пришло бы и в голову связываться с евреями; чтобы мир знал, что после Освенцима евреи способны на все».

Однако в ходе бесед с соратниками Ковнера проф. Порат поняла, что месть для подавляющего большинства из них была самоцелью. Эти ещё совсем молодые люди (большинству не было 30) видели в мести свою личную и национальную миссию, выполнение завещания, оставленного им мёртвыми, и некоторые, исполнив ее, были готовы покончить жизнь самоубийством.

Причём, подчёркивает Порат, речь идёт о завещании не в фигуральном, а в самом прямом смысле слова: некоторые из участников группы находили на месте массовых расстрелов евреев записки на идиш «Евреи, отомстите за нас!»; другие слышали эти слова из уст своих товарищей и близких, когда их увозили на «акцию».

Ядро организации «а-Некем» было собрано Ковнером зимой 1945 года в только что освобождённом от немцев Люблине, а затем ее члены разбрелись по лагерям для интернированных по всей Европе и вербовали сторонников в Румынии, Германии, Франции и Италии. Но на самом деле идея мести витала в воздухе и ее в те годы с полным правом можно было назвать всенародной. Это прекрасно отражают слова одного из руководителей восстания в Варшавском гетто Антека Цукермана: «Я не встречал после войны ни одного еврея, который не хотел бы отомстить немцам».

Таким образом, организация «а-Некем» просто решила претворить это желание всего народа в жизнь, для чего Аба Ковнер и разработал три своих известных плана.

По первому из них («План Алеф») члены организации должны были устроиться на работу в систему водоснабжения 3-4 (по другим данным, 5-6) крупных немецких городов, и в какой-то момент добавить в питьевую воду сильнодействующий яд, который в одночасье унесёт жизни, как минимум, шести миллионов человек.

Второй план («План Бэт») предусматривал отравление десятков тысяч бывших эсэсовцев в американских лагерях для военнопленных.

Наконец, был и третий «План Гимел», по которому следовало проводить непрестанные точечные ликвидации нацистских преступников.

Напомним, что в это же самое время на территории Германии и Австрии действовала подпольная организация мстителей из числа военнослужащих «Еврейской бригады». Они находили в городских архивах имена и адреса высокопоставленных немецких офицеров, заявлялись к ним ночью под видом британских или американских военнослужащих, велели следовать за ними, а затем без всякого суда казнили их в каком-нибудь заброшенном здании.

Нет ничего удивительного в том, что Аба Ковнер и его товарищи связались с членами этого отряда, и, будучи уверены, что имеют дело с единомышленниками, предложили его руководству сотрудничество.

Но бойцам «Еврейской бригады» с ходу активно не понравился «План Алеф», и они не только заявили, что не намерены способствовать убийству миллионов людей, но и… сообщили в Иерусалим, что в Германии есть группа «мешугаим» («сумасшедших»), которые вынашивают безумные и опасные для реализации идеи возрождения еврейского государства планы.

Кроме того, в «Еврейской бригаде», которая и без того воспринималась англичанами как заноза в заднице, опасались, что эти «сумасшедшие» могут помешать их другой куда более важной деятельности – систематической краже оружия со кладов союзников и переправке его в подмандатную Палестину.

Эти опасения Меира Зореа, Мордехая Гихона и других мстителей из «Бригады» и привели к тому, что Ковнер и Меир Яари оказались в Иерусалиме, где встретились с Давидом Бен-Гурионом.

Для Ковнера и Яари это была крайне важная встреча, так как они были убеждены, что намерены осуществить возмездие от имени не только евреев галута, но и еврейского ишува в Палестине, а также во имя будущего еврейского государства. Поддержка ишува означала бы, что они не просто террористы, а полномочные представители еврейского народа и посланники его руководства.

— Скажите, — спросил Бен-Гурион, выслушав рассказ обо всех трёх планах, — а вернёт ли это к жизни шесть миллионов евреев? Если нет, то мне это неинтересно! Я хочу жить не прошлым, а будущим. На данном этапе мы обязаны создать наше государство, а не бегать по улицам за каждым немцем, чтобы плюнуть ему в лицо!

Словом, Старик счёл план Ковнера и Яари не только ненужным, но и опасным для дела создания еврейского государства, и дал своему окружению понять, что от этих парней надо держаться подальше.

Ковнер и Яари мгновенно поняли, что именно подумал о них Бен-Гурион, и вышли со встречи, исполненные к нему самой ядовитой неприязни, какая только возможна, и пронесли это отношение к Старику до конца жизни.

Но, во-первых, в Эрец-Исраэль к тому времени было уже хорошо известно о недавнем партизанском прошлом Ковнера, и в глазах многих он был героем. Во-вторых, идея мести была близка целому ряду приближенных и соратников Бен-Гуриона. В том числе, Моше Шарету, Исраэлю Галили и… Хаиму Вейцману. Больше того: тому же Шарету «План Бэт» пришёлся куда больше по душе, чем одиночные акции бойцов «Еврейской бригады».

— Офицеров СС и в самом деле надо убивать тысячами, а не по одному-двум! Ещё лучше десятками тысяч. Здесь Ковнер прав! – сказал Шарет.

Эти трое (Шарет, Галили и Вейцман) внимательно выслушали просьбу Ковнера достать ему такой яд, который бы убивал наповал, но при этом, растворяясь в воде, не имел бы ни вкуса, ни запаха, и Хаим Вейцман, будучи химиком, помог Ковнеру получить такой яд с помощью своих коллег братьев Аарона и Эфраима Кациров (последнему суждено было стать четвертым президентом Израиля).

Но, передавая яд, Вейцман и Галили взяли с Ковнера слово, что тот использует его исключительно для реализации «Плана Бет» и даже не попытается реализовать «План Алеф». И Ковнер такое слово дал.

«Я солгал им, не моргнув глазом, и с чистой совестью», — напишет он потом.

Помимо яда, который был распакован под видом зубной пасты и банок сгущёнки, Ковнер получил также крупную сумму наличными на реализацию своих планов от бизнесмена Ганса Мюллера. Вдобавок Мюллер помог ему добыть поддельные документы военнослужащего «Еврейской бригады» и приставил к нему сопровождающего – на всякий случай.

На полученные деньги Ковнер купил золото, которое было в те дни лучшей валютой, и сел на корабль, направляющийся во Францию. Но, судя по всему, кто-то из «своих» сдал лидера «а-Некем» англичанам, и когда судно подходило к берегам Франции, на него поднялся британский патруль и потребовал выдать им Абу Ковнера.

После того, как капитан с мостика прокричал в рупор его имя, Ковнер спустил часть яда в унитаз, а оставшуюся часть вместе с золотом передал напарнику, велев доставить любой ценой своему заместителю Ицхаку (Паше) Авидову. Но человек Мюллера и не подумал выполнить данное ему поручение: увидев, что Ковнера арестовали и высаживают за борт в шлюпку, он поспешил выбросить яд в море.

Ковнер был обвинён в подделке документов и просидел четыре месяца в Каирской тюрьме, где к нему пришло понимание, что его планы были ошибкой, и с этого момента он, по сути дела, выбыл из игры.

Но вот Ицхак Авидов, Симха (Казик) Ротем, Элиэзер Лидовски, Бецалель Михаэли, Йоси Хармац, Реувен (Рувка) Шнайдер и другие члены «а-Некем» так просто отказываться от своих планов не собирались.

Поняв, что реализовать «План Алеф» не удастся (по другой версии, осознав, что вместе с жителями немецких городов могут погибнуть и воины союзнических армий), они решили полностью сосредоточиться на «Плане Бет».

Весной 1946 года им удалось раздобыть в Париже 20 кг мышьяка, который было решено применить против 9000 эсэсовцев, содержавшихся в расположенном близ Нюрнберга лагере для военнопленных.

Руководителем операции был назначен Йосеф Хармац, который в обмен на взятку устроил Арье Дистеля на работу в пекарню, выпекавшую хлеб для узников концлагеря. Дистель пронес яд в пекарню так же, как когда-то проносил оружие в гетто – привязав резиновые грелки к телу и одев широкую, мешком висевшую на нем куртку.

Лагерь тщательно охранялся, но в ночь на 13 апреля 1946 года двое товарищей Дистеля пробрались в пекарню, спрятавшись в пустые корзины для перевозки хлеба, а затем укрывшись в заранее приготовленном Дистелем тайнике под полом.

После того, как хлеб для пленных эсэсовцев уже был испечён, трое евреев принялись за дело. Для начала они растворили яд в воде, а затем взяли кисти и, обмакнув их в раствор с ядом, стали обмазывать им одну буханку за другой, ждать, когда яд впитается и обмазывать ещё раз. Они обмазали 2000 буханок, когда послышались шаги патруля. Двое товарищей Дистеля поспешили укрыться в тайнике, сам Дистель заверил патрульных, что все в порядке, и работа продолжилась.

К утру было обмазано 3000 буханок. Теперь оставалось лишь ждать результата. В тот же день в пекарне появились сотрудники американской контрразведки, которые быстро обнаружили и флаконы от яда, и тайник. Их визит был, безусловно, не случаен: около 2300 военнопленных почувствовали себя плохо, в лагерь были вызваны врачи, которые мгновенно поняли, в чем дело и начали применять меры.

В результате ни один из бывших эсэсовцев не умер. По другим данным 700 из них все же скончалось, но Авидов и его люди восприняли это как неудачу – они рассчитывали на куда больший эффект. Как выяснилось уже спустя годы, полученный мстителями яд был отличного качества, и количества, которое у них имелось, вполне хватило бы на отравление 12 000 человек. Но для этого его надо было правильно приготовить, а вот необходимых для этого знаний у Дистеля и его товарищей не было.

Сообщения о массовом отравлении эссэсовцев в итоге не появилось ни в одном СМИ: из опасений за свою репутацию лагерное начальство решило не выносить сор из избы.

После этого «а-Некем» решил перейти к «Плану Гимел», но сколько именно бывших офицеров СС и вермахта они ликвидировали неизвестно. Да и ликвидировали ли вообще.

В то же время известно, что суммарно в первые послевоенные годы на территории Германии и Австрии при таинственных обстоятельствах исчезли или погибли свыше 1500 бывших нацистских офицеров.

Но кто стоял за их ликвидациями, сказать трудно. Не исключено, что часть из них стала жертвами обычных убийств на уголовной почве, а часть была убита активистами не «а-Некем», а других еврейских подпольных организаций, слухи о которых ходили среди евреев Европы, но никаких достоверных сведений об их существовании историкам получить не удалось.

И все же главный вопрос заключается в том, почему же грандиозные планы еврейских мстителей так и остались не осуществлёнными? Когда об этом спросили Меира Яари, тот вздохнул и сказал:

— Нам фатально не везло. Была целая цепь неудач, которые можно объяснить случайным стечением обстоятельств. Но я думаю, что, видимо, просто не еврейское это дело – убивать…

ТРУДНОСТИ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ

Сегодня уже ясно, что, по меньшей мере, в одной области – системе образования – Израиль оказался подготовлен к эпидемии лучше, чем какая-либо другая страна в мире. По настоянию бывшего главы Минпроса Нафтали Беннета в Израиле все эти годы активно развивались дистанционные методы обучения; действовал целый ряд пилотных проектов по дополнительным индивидуальным и групповым урокам в интернете, выполнению в компьютере и сдаче по электронной почте домашних заданий и т.д. И когда в силу всех известных обстоятельств занятия в школах были прекращены Минпросу Израиля оставалось лишь развернуть все эти наработки на полную мощь. Хотя, конечно, только этим дело не ограничилось.

— Нет никаких сомнений в том, что эра интернета принесла с собой поистине революционные и очень позитивные перемены в систему образования, но вместе с тем породила перед ней и немало вызовов и проблем, требующих решения, — говорит первый заместитель Педагогического управления Минпроса Инна Зальцман. – Нынешняя ситуация при всей ее неординарности позволяет проверить эффективность многих наработок, которые мы сделали в области дистанционного обучения в последние годы, и значительно их усовершенствовать. Я думаю, что при всех очевидных недостатках, у такой системы обучения есть несомненные преимущества, и надо просто думать, как избавиться от первых и эффективнее использовать вторые.

К одним из главных недостатков нынешнего положения Зальцман относит то, что с закрытием школ в большинстве семей сбился режим дня; каждая оказавшаяся в карантине семья стала жить в своём ритме, и это, понятное дело, значительно усложняет составление расписания групповых уроков, подбора времени, когда ученики могут одновременно собраться перед компьютерами. Кроме того, выяснилось, что проводить дистанционно фронтальные уроки перед всем классом неэффективно. Начиная с подготовительной группы детского сада и вплоть до 12-го класса учащихся приходится разбивать на небольшие группы, а это резко увеличивает нагрузку на учителей. Рабочий день последних стал из-за сбоев режима совершенно ненормированным, и вдобавок тянется порой по 10-11 часов, а ведь у них тоже дети.

С другой стороны, в условиях карантинного режима у многих родителей появилась возможность больше бывать с детьми, проверять, как они усваивают учебный материал и выполняют домашние задания, а также постоянно находится на виртуальной связи с педагогами.

Г-жа Зальцман отмечает, что Педагогическое управление в кратчайшие сроки спланировало работу школ так, чтобы учебный процесс был поистине полноценным. В сети не только проводятся уроки по всем предметам, включая физкультуру, но и виртуальные экскурсии. При этом учителям рекомендовано давать домашние задания так, чтобы школьники не просиживали весь день у экрана. Например, прочитать и проанализировать ту или иную книгу из домашней библиотеки, распечатать пересланные по почте домашние задания, выполнить их от руки на листах, а затем сосканировать и отослать на электронную почту учителя.

Учителя, с которыми нам удалось побеседовать, говорят о том, что при налаживании дистанционного обучения столкнулись с целым рядом трудностей, которые попросту не могли быть предусмотрены Минпросом, исходившим из того, что сегодня у каждого ребёнка в стране есть свой компьютер. Действительно, найти семью, у которой в доме не было бы компьютера, в наши дни практически невозможно. Больше того – в некоторых семьях их по два-три. Но при этом во многих из них одним компьютером пользуются сразу несколько детей, а тут ещё нередко и оба родителя тоже начали работать из дома и каждому из них для этого опять-таки требуется компьютер.

Значит, учителям приходилось комбинировать расписание дистанционных занятий так, чтобы учитывать и интересы других членов семьи учеников, и нередко это превращалось в настоящую головоломку. Но в итоге как-то удавалось договориться, используя различные средства общения в сети: часть уроков школьники проводили за компьютером, часть велась с помощью различных приложений для мобильных телефонов.

На эффективность дистанционного обучения, по словам педагогов, сильно влияет и атмосфера в доме, которую они остро чувствуют. Многим ребятам, увы, передалась нервозность и тревожность родителей, связанная с потерей работы и, соответственно, уверенности в завтрашнем дне.

Неожиданным позитивным эффектом виртуального обучения многие учителя назвали то, что так называемые «серые мыши», те ребята, которые обычно сидят в классах на задних партах и практически не участвуют в уроках, неожиданно стали раскрываться и улучшать свои оценки. Общение с учителем напрямую по «зуму» или «скайпу» дало им возможность без стеснения задавать вопросы в случае непонимания материала, проявлять активность и в итоге стало выясняться, что они не такие уж и «серые», да и вообще не «мыши».

О том, что виртуальное обучение в целом себя оправдывает, говорят и многие преподаватели вузов, хотя, понятное дело, лабораторные и практические занятия через интернет не проведёшь.

И в этом как раз и заключается главный урок, извлечённый как школьными, так и университетскими преподавателями из карантинного режима: как бы ни было развито дистанционное обучение, на какие бы немыслимые высоты ни поднялся уровень виртуального общения, обучение через интернет, вопреки утверждениям фантастов, никогда полностью не -заменит реальной школы и университета.

Да, возможно, в школу будущего не нужно будет ходить каждый день, многие уроки в ней будут проводиться посредством интернета, но все же так уж устроен человек – будучи существом социальным, он испытывает (в том числе и на чисто психофизиологическом уровне) необходимость в живом общении; непосредственный, «живой» контакт со сверстниками, «живая» дискуссия даёт ему в любом случае намного больше, чем виртуальная.

В Педагогическом управлении Минпроса говорят, что после того, как жизнь вернётся в нормальное русло, его сотрудникам предстоит тщательно проанализировать опыт работы в период карантинного режима и уже с его учётом корректировать методы дистанционного обучения и его соотношение с «обучением вживую». Причём, поскольку Израиль оказался мировым лидером в данной области, этот опыт может пригодиться и другим странам.

* * *

В свою очередь служба «105», занимающаяся защитой безопасности детей в сети, сообщила, что в последние недели количество поступающих к ней звонков как от взрослых, так и подростков увеличилось больше, чем на 50%. Причём большинство звонков связано с сексуальными домогательствами и развратными действиями, а также с травлей в социальных сетях.

В сущности, это можно было предвидеть: в связи с карантинным режимом дети и подростки стали проводить у экрана ещё больше времени, чем прежде, и это привело к активизации сетевых педофилов.

В сложившейся ситуации эксперты службы «105» призывают родителей усилить контроль над тем, какие сайты посещают их дети в интернете, установить фильтры, перекрывающие доступ к порносайтам и ещё раз объяснить детям, что ни в коем случае нельзя доверять тому, что рассказывают о себе его интернет-собеседники; что ни при каких обстоятельствах не следует давать адрес своей электронной почты и открывать почту, пришедшую с незнакомых адресов. Чрезвычайно важно также разъяснить, что в тот момент, когда ты в интернете нажал кнопку «Отправить» или «Принять», ты делаешь необратимый шаг, и отозвать отосланные тобой фотографии или предотвратить внедрение шпионской программы практически невозможно.

По следам обращений по телефону 105 сотрудники киберподразделения полиции, как правило, приступают к расследованию, но они отмечают, что педофилы научились действовать в «серой зоне» закона, и потому, хотя аморальность их деяний очевидна, их далеко не всегда удаётся привлечь к уголовной ответственности.

ДЕЗИНФЕКЦИЮ ВЫЗЫВАЛИ?

В последнее время этот вопрос стал в Израиле особенно актуальным. И если многие из тех, кто занимается уборкой квартир, в предпасхальные дни впервые за много лет вместо аврала остались без работы, то у дезинфекторов работы явно прибавилось. Причём речь идёт не об обычной дезинфекции против тараканов, муравьёв и других видов насекомых, а именно о дезинфекции против бактерий и вирусов.

Судя по всему, если в первые несколько недель израильтяне относились к сообщениям о пандемии с иронией, и были уверены, что с Израилем и с ними самими этого точно не случится, то где-то в конце марта у многих по поводу коронавируса началась настоящая истерия. Тысячи граждан стали звонить в компании, специализирующиеся на дезинфекции квартир и офисов и спрашивать, могут ли они уничтожить все вирусы в их квартире? Ну, а если возник спрос, то появилось и предложение.

Сегодня достаточно войти в любой поисковик в интернете, запросить «дезинфекцию от вирусов» — и на экране появятся номера телефонов десятков компаний и специалистов-одиночек, предлагающих такую услугу. Стоимость ее в зависимости от величины квартиры, загруженности ее мебелью и, само собой, от дезинфектора может колебаться от 300 до 1200 шекелей. При этом все дезинфекторы гарантируют «полное уничтожение болезнетворных вирусов и бактерий в квартире», а сама эта процедура может занять от 40 минут до двух часов. Перед дезинфекцией достаточно убрать в шкафы и холодильник все продукты (некоторые добавляют к ним и детские игрушки) и вернуться в дом можно почти сразу после того, как дезинфектор закончит работу.

— Я решил провести дезинфекцию и в своём мебельном магазине, и в квартире, так как, пока магазин работал, мне приходилось общаться в день с десятками людей, и иди знай, кто из них болен коронавирусом, а кто нет, — рассказал нашему корреспонденту бизнесмен Ави Коэн. – Потом я приходил домой, садился на диван, пользовался той же мебелью, что жена и дети. Словом, вполне мог принести коронавирус в квартиру. Поэтому я настоял на тщательной ее дезинфекции, включая не только полы, стены и мебель, но и экраны компьютеров и телевизоров, электроприборы и т.д. Стило мне это 1000 шекелей, но я не жалею, так как после этого чувствую себя более уверенно и больше спокоен за семью.

Однако, когда начинаешь расспрашивать самих дезинфекторов, то выясняется, что многие из их клиентов слабо представляют, что им даст эта процедура и нужна ли она вообще.

— Раньше я никогда не занимался очисткой квартиры от вирусов и бактерий, — говорит Ор Берман, — но научиться этому оказалось нетрудно. Минздрав выдал соответствующие рекомендации по материалам и правилам безопасности (процедура должна, само собой, проводиться в защитном костюме), специалисты по гражданской обороне подробно описали как должна проводиться дезинфекция – и я, как и многие мои коллеги, приступил к работе. Но очень скоро я обратил внимание, что многие люди, особенно пожилые, входящие в группу риска, просто не понимают, о чем идёт речь. Когда я спрашиваю, зачем им это нужно, они отвечают, что хотят таким образом обезопасить себя от вируса. Но эта — ошибка! Добросовестно проведённая дезинфекция действительно может ликвидировать имеющиеся в доме вирусы, но дезинфекции, которая может предотвратить их появление, ещё не придумали. То есть, если уже после «зачистки» к вам в квартиру заглянет носитель вируса, то ничто вас от него не защитит. Поэтому очень часто я говорю: «Извините, но вам это просто не нужно. Зачем зря тратить деньги?!».

По словам Ора Бермана, дезинфекцию стоит проводить лишь в случае, если незадолго до официального объявления о введении в стране карантинных мер в ней собиралось множество людей; если ее обитатели были вынуждены отсидеть двухнедельных карантин, или в случае, когда именно на последние недели пришёлся переезд в новую квартиру – поскольку вы не знаете, кто в ней до вас жил и какими заболеваниями страдал.

А на вопрос, доволен ли он тем, что в эти непростые для всех дни у него прибавилось работы, Ор Берман отвечает, что с нетерпением ждёт, когда можно будет вернуться к его обычному занятию – дезинфекции квартир от насекомых, борьбе с голубями, грызунами и змеями. Поскольку, по его словам, эта работа требует куда большего профессионализма и творческих решений, чем очитка от вирусов.

И уж совсем неожиданное мнение по поводу дезинфекции квартир высказала заведующая инфекционным отделением больницы «Эмек» Вивиана Хазан.

— Да, действительно, существуют материалы, позволяющие провести дезинфекцию квартиры, — говорит она. – Но некоторые крайне ядовиты, и любым таким средством нужно уметь пользоваться – разводить и применять в правильной пропорции и т.д. Откуда вы знаете, каким именно средством будет пользоваться вызванный вами дезинфектор и насколько он действительно профессионален, даже если он явился к вам с самыми добрыми намерениями? Лично я ни в коем случае не стала бы приглашать такого специалиста. На самом деле для того, чтобы тщательно продезинфицировать квартиру, нужно тщательно вымыть пол и протереть все полки, ручки и другие поверхности, которых обычно касаются руками, тёплым раствором «Экономики». Поверьте, этого вполне достаточно!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s