НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЛА

Опубликовал(а)

«Черный вторник» 9 марта возвестил о том, что очередные «жирные годы» для россиян закончились еще быстрее, чем завершился прошлый период «нефтяного процветания», длившийся до 2014-го. После пары лет стабильности можно снова ожидать свободного падения курса рубля, жуткие ключевые ставки Центрального банка, «вбрасывание» валюты в попытки хоть как-то стабилизировать «деревянный» и многомудрые рассуждения гениальнейшего экономиста всех времен и народов Владимира Владимировича о том, что, мол, это здорово – получать за один доллар больше рублей. Кстати, разговоры о том, что у России-де – огромные резервы и она, таким образом, спокойно продержится несколько лет даже, если нефть станет хоть по двадцать долларов за баррель, пошли уже на следующий день. Как и в прошлый раз, в исполнении тогдашнего министра экономики А. Силуанова – это вранье. В общем, россиянам можно посоветовать пристегнуть ремни и наслаждаться беспорядочным полетом вниз. Что же произошло?

«Можем повторить» в саудовском исполнении

Итак, в пятницу, 5 марта, Россия фактически вышла из так называемой сделки ОПЕК+, которая была заключена в конце 2016 года и худо-бедно, но обеспечивала стабильные цены на нефтяном рынке – спасение для российской экономики после того, как эти цены рухнули в 2014-м. Рыночные трейдеры никак не могли поверить, что это произошло – с одной стороны, можно было понять, что ценовая война с ОПЕК в некоторых направлениях России выгодна, с другой же – момент оказался выбран настолько неудачно, насколько это было вообще возможно. Тем не менее, кремлевским апологетам концепции «много ходов очка» храбрости (или, скорее, дурости) явно не занимать – и они рискнули. На это событие нефтяные рынки отреагировали небольшим ценовым падением – вечером 6 марта, через три часа после того, как распространилась новость о прекращении действия сделки ОПЕК+, цены на нефть марки Brent понизились примерно на два доллара за баррель.

А вот в воскресенье 7 марта разразилась катастрофа, потому что ведущая страна ОПЕК, Саудовская Аравия, объявила об ответных мерах и они оказались крайне резкими. Саудовцы снизили цены на свою нефть сразу на 6-8 евро за баррель на поставки на европейские и азиатские рынки – в первую очередь, на те, которые до сих пор удерживала за собой Россия. На японской бирже 8 марта цена ключевых марок упала больше, чем на четверть.

Если пояснять ситуацию по-простому, то выходит следующее: до сих пор путинская тактика «решительного наезда», усвоенная им, очевидно, еще в детстве в питерских подворотнях, довольно эффективно действовала на переговорах, скажем, с европейцами или при захвате Крыма и вторжении на Донбасс и в Сирию. Сейчас она стала ощутимо сбоить: сначала турки, оскорбленные нарушением перемирия в сирийской провинции Идлиб и едва прикрытым «ихтамнетской» риторикой нападением, повлекшим смерть более чем трех десятков турецких солдат, нанесли по российско-иранско-сирийским войскам мощнейший удар, на который, как оказалось, Кремлю просто нечем ответить, так что пришлось срочно идти на уступки и убираться из Идлиба, поджав хвост. Теперь же саудиты напомнили, что они – не высоко цивилизованные, крайне толерантные и нерешительные европейцы, готовые годами по-доброму убеждать кремлевского горе-завоевателя, что не нужно нападать на Грузию, Молдову, Украину, не нужно воевать, а нужно мириться и соблюдать международные законы и заключенные договоры. Более того: саудовские шейхи – даже не вспыльчивые турки, готовые долбануть, как следует, по российским ихтамнетам, после чего их президент отправляется в Москву принимать капитуляцию. Нет, Саудовская Аравия готова воевать «в долгую», причем на фронте, который для России оказывается гораздо более уязвимым местом, чем любые «гибридные» войны с соседями. Саудиты гораздо раньше Путина поняли, каким оружием является нефть, и гораздо лучше умеют это оружие использовать – оружие, сила которого – не в количестве дивизий, не в «ракетах с непредсказуемой траекторией полета» (если таковые вообще существуют за пределами киностудии «Союзмультфильм»), а в финансовой и экономической мощи. И оружие это может оказаться для России более разрушительным, чем самые вооруженные на свете силы.

Долгие годы кремлевская пропаганда разносила идею о том, что именно так называемый «саудовский заговор» подорвал экономику СССР. Сейчас никаких заговоров не наблюдается – саудиты идут в бой с открытым забралом. Нефтяной рынок – опаснее даже газового, так как на газовом приняты долговременные контракты, а на нефтяном – нет. То, что делает Саудовская Аравия – это удар прямо «под дых», да еще и в самое неподходящее для Кремля время.

Куда пойдут цены?

Трудно сказать, окажется ли нынешняя нефтяная война Рияда с Москвой «долгоиграющей». Насколько известно, уже сейчас Кремль с помощью США пытается опять договориться, призывает к миру во всем мире, но при этом не желает признать себя побежденным, пытаясь навязать ОПЕК свои условия – те самые, из-за которых лопнула сделка ОПЕК+: чтобы страны ОПЕК в одностороннем порядке сократили добычу нефти, а Россия – не сокращала. Более того, уже на следующий день после «черного вторника» в многочисленных кремлевских СМИ стали появляться многомудрые рассуждения о том, что на самом деле все обстоит не так, как в реальности, и что нынешнее стремительное падение курса рубля и цены на нефть – это победа Путина над всеми. Ну, собственно, этого и следовало ожидать. Тем не менее, сейчас российское руководство оказалось перед выбором: либо продолжать «делать морду кирпичом» и жертвовать пенсионерами и прочими социально незащищенными россиянами ради величия и престижа – либо быстро сесть за стол переговоров и подписать новое соглашение, сократив добычу своей нефти уже даже не на 500 тысяч баррелей в день, как это требовалось первоначально, а где-то на 1-1,5 миллионов. Да и то: до сих пор Россия просто поплевывала на соглашение ОПЕК+ так же, как на любые заключенные ею договоры. Единожды солгав – кто тебе поверит? Согласятся ли саудиты вообще подписывать с Кремлем хоть что-нибудь, осознавая, что никакие договоры с ним не стоят бумаги, на которой написаны?

Так что перспективы заключения нового нефтяного соглашения – мягко говоря, туманны. Путин и его «кооператив» не признают собственных ошибок и не просят прощения – воровская этика не позволяет «унижаться» перед «лохами». Поэтому любые провальные авантюры Кремль объявляет своими победами и старается превратить провалы в «постнормальность» задним числом. Впрочем, в данном случае трудно представить себе, как превратить в «обычное дело» нефть по 30-35 долларов и мощное выдавливание Саудовской Аравией России с традиционных российских нефтяных рынков. Потому что такая нормальность – это в ближайшей перспективе галопирующая инфляция рубля, схлопывание кредитования и потребительских секторов экономики, превращение в труху пенсий и пособий, дефицит госбюджета, эмиссия… «Маленькой победоносной войны» на этот раз не получится и свалить вину на «неизвестных нефтяных человечков» не удастся. А саудиты в перспективе могут праздновать свой собственный День победы, только не девятого мая, а девятого марта…

Чего ждать?

Пока же суд да дело – динамика цены на нефть просто изумляет: такого не бывало со времен коллапса СССР. Если Саудовская Аравия ожидала удобного случая, чтобы отомстить России и Ирану за прошлогоднюю атаку беспилотников и крылатых ракет на свои нефтеперерабатывающие заводы и буровые вышки (напомним, это произошло 14 сентября 2019 года) – то удобнее случая и не придумать. «Черный лебедь» под названием «коронавирус» прилетел, мировая экономика оказалась под угрозой очередного кризиса, нефтяной тренд четко и недвусмысленно указал вниз.

Нынешние прогнозы для американского сорта WTI предполагают, что цена барреля будет балансировать в пределах 20-30 долларов за баррель до конца 2020 года (данные банка Goldman Sachs), другой вариант – «коридор» может сузиться даже до 10-20 долларов за баррель. Можно попробовать сделать краткосрочный прогноз.

Первое. ОПЕК и Россия, скорее всего, постараются все же договориться между собой до 1 апреля – на фоне той пропасти, которая разверзлась, в первую очередь, перед Россией, но и перед саудовцами тоже. Можно предположить, что Рияд будет настаивать на своих условиях, не соглашаясь на российскую «схему»: «вы – сокращаете добычу, мы – делаем, что наша левая нога хочет». Если они будут действовать совместно с США, то, скорее всего, добьются успеха.

Второе. Ситуация несет определенные выгоды для Дональда Трампа накануне выборов. Его основным аргументом в ходе президентской кампании станет утверждение, что подобных низких цен на энергоресурсы и подобного энергетического комфорта американские потребители еще не видали ни разу в жизни. Это, мол, заслуга его, Трампа, а также революции в крекинговых технологиях. С другой стороны, как раз американские компании, добывающие сланцевую нефть, несут в данный момент убытки: сам Трамп говорит, что наилучшая цена для них – это порядка 40 долларов за баррель, иначе себестоимость добычи сланцевой нефти оказывается слишком высокой. Если в этой отрасли в США начнутся массовые увольнения – это вряд ли пойдет на пользу предвыборной кампании действующего президента.

Третье. В России назревает катастрофа. Российский бюджет, напомним, был сверстан под цену 42,4 доллара за баррель нефти и, если нефть останется в указанных коридорах (10-20 либо 20-30 долларов за баррель) – то бюджетный «тришкин кафтан» просто лопнет. Понятно, что катастрофа не развернется немедленно, определенный запас прочности у российского бюджета есть, но он явно не на два-три года, как успокаивают сейчас российские деятели. У Кремля есть, по сути, две возможности. Первая – развязать серьезную «горячую» войну на Ближнем Востоке (сделав это, скорее всего, руками Ирана) и разгромить Саудовскую Аравию военным путем. Собственно, эти попытки предпринимаются Москвой и Тегераном уже несколько лет, но все безуспешно. События 14 сентября 2019 года показали, что «мелкие укусы» бесперспективны, саудиты умеют быстро восстанавливать свои мощности. А для более стойкого эффекта придется использовать что-то вроде тактического ядерного оружия, на что Кремль вряд ли пойдет при всей его безбашенности: Саудовская Аравия – союзник США и рисковать мировой войной ради десятка долларов за баррель даже Путин вряд ли станет.

Второй вариант – дать полную свободу действий российским нефтяным компаниям, в первую очередь – «Роснефти». Максимизировать добычу, увеличить экспорт, стараться перекрыть потери объемами продаж. Вряд ли это даст серьезный позитивный эффект: ведь, чем больше на рынке нефти – тем меньше ее цена, тем меньше прибыль. Будут сняты экспортные таможенные отчисления – но тогда российскому бюджету станет еще хуже. Залить пожар нефтедолларами уже не удастся – их окажется слишком мало. Рано или поздно в ход пойдет «основной аргумент» — Росгвардия, наводящая «конституционный порядок».

Кстати, уже сейчас можно видеть, как этот самый конституционный порядок затрещал по всем швам: кремлевский фюрер решил остаться кремлевским фюрером навсегда. Если у него не хватит денег, то российские граждане в Сибири, Саха-Якутии, на Кавказе могут вдруг задуматься о том, что лучше бы им не быть российскими гражданами… Но это, конечно, уже более отдаленный прогноз, не завтрашнего дня.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s