КАК ОДОЛЕТЬ КОРРУПЦИЮ В ЭКС-СССР

Опубликовал(а)

Лидеры постсоветских стран предлагают ноу-хау в борьбе с коррупционными явлениями. Президент Беларуси — нетерпимость к низовой коррупции, президент Эстонии — «электронное правительство», премьер-министр Украины — немецкую эффективность. Самое экзотическое средство, сопоставимое с офисом честности, созданным в Ираке, предложил президент Узбекистана — вакцину честности.

По-прежнему в «красной зоне»

Недавно опубликованный Индекс восприятия коррупции, опубликованный правозащитной организацией Transparency International, оценивает, как на самом деле власти 180 государств реально борются с «откатами», взяточничеством, клановостью, неравным доступом к ресурсам. Лидеры рейтинга существенно не изменились. На первом месте – Новая Зеландия и Дания, а конце списка – страны, в которых уже длительное время нестабильная политическая ситуация, военные конфликты и где правительства лишь частично контролируют территорию – Сомали, Южный Судан и Сирия.

Постсоветские страны, не считая стран Балтии, расположились во второй сотне. Еще не Сирия, тешат себя Узбекистан и Таджикистан (оба 153-е место). Еще не Сомали, вторит им Туркменистан, который опустился в рейтинге еще ниже: со 161-го на 165-е место. Уже на уровне Уганды, фиксирует свой статус Россия, которая на 137-м месте. Эстония выше ее почти на 120 ступенек.

В этом году всего три государства в Восточной Европе и Центральной Азии показали в этом рейтинге результат лучше среднемирового – в том числе Беларусь.

Это определенный прорыв, но он имеет свой социальный окрас, считает руководитель независимого антикоррупционного проекта «Кошт Урада» («Цена правительства») Владимир Ковалкин. Дело в том, что «Лукашенко, будучи политиком-популистом, активно борется с низовой коррупцией или бытовой коррупцией. И для этого он активно использует силовые органы, такие как МВД, КГБ, прокуратуру». Это необходимо ему для создания образа страны без коррупции. В прошлом году чаще всего судили руководителей транспортных предприятий, больше стали привлекать к ответственности врачей и учителей. Между тем остаются проблемы с крупной структурной системной коррупцией. Поэтому «все должностные лица, которые входят в определенный список высших должностных лиц президента, в каком-то смысле неприкасаемые, и без личного разрешения Лукашенко в отношении них нельзя возбуждать уголовные дела и проводить следственные действия».

Россия и подавляющее большинство стран бывшего СССР продолжили находиться в «красной зоне», то есть среди наиболее коррумпированных стран. Россия, как и год назад, заняла 137-е место из 180 исследованных. Это означает, что, несмотря на все заявления Кремля о борьбе с коррупцией и громкие аресты чиновников, ситуация с коррупцией в ней ничуть не улучшилось. В таком случае Кремль мог бы попробовать применить опыт Беларуси. «Думаю, что это очень поднимет рейтинг Путина, — полагает Владимир Ковалкин. — Но в таком случае страна будет напоминать не столько нынешнюю путинскую Россию, сколько что-то ближе к брежневской России – с очень сильными структурами КГБ и МВД, которые активно вмешиваются практически во все сферы жизни и деятельности людей, в том числе бизнеса».

Здесь хотелось бы коротко прокомментировать высказывание шефа проекта «Кошт Урада». Дело в том, что сегодняшнее положение названных структур сильно, как и не снилось Кремлю брежневского розлива. Достаточно сказать, что все без исключения назначенцы Путина родом из фискальных органов, в Госдуме не менее половины депутатов с кагэбэшными корнями, новый премьер-министр Михаил Мишустин — потомственный чекист. Такого обилия силовиков во власти Россия не знала ни в большевистском, ни в постсоветском формате. Именно они стоят во главе коррупционных кланов, которые если и допускают следственные действия против своих подельников, то лишь в одном случае: когда считают, что кто-то «попутал берега», как говорят блюстители порядка на уголовном сленге (он теперь принят в качестве главного средства общения), а это означает только одно — забыл поделиться награбленным.

Самый большой скачок в рейтинге совершила Армения, где после революции 2018 года правительство продвигает антикоррупционную политику. Если в 2018 году страна занимала 101-е место, то в новом рейтинге она поднялась сразу на 77-е — на 23 позиции вверх!

Из стран экс-СССР, как уже говорилось, самое высокое место занимает Эстония (18-е), где власти активно развивают «электронное правительство». Грузия, которая в прошлом году занимала место сразу после стран Балтии, в этом году потеряла несколько мест и опустилась на 44-е место. Но это все равно значительно выше почти всех стран бывшего СССР, кроме Балтии. На несколько позиций в рейтинге поднялись Казахстан (со 124-го места на 113-е).

Редкий взяточник добежит до приговора

Украина, напротив, опустилась в рейтинге и вернулась на позиции 2017 года – на 126-е место. Не катастрофично, но и понижение имеет свои причины.

Украинская коррупция имеет отличия по сравнению с ситуациями в других постсоветских государствах. Год назад, в феврале 2019 года Конституционный суд (КС) принял скандальное решение, отменив в Уголовном кодексе статью 3682 об ответственности чиновников за незаконное обогащение. Этот подарок коррупционерам сделал Петр Порошенко. Понятно, что десятки дел, возбужденных по 3682-й, закрыли без шансов на возобновление: закон обратной силы не имеет. В ступоре оказались партнеры Украины из ЕС, «Большой семерки» и Мирового банка: они финансировали украинские реформы по борьбе с коррупцией. Чтобы финансирование продолжалось, в октябре новый состав парламента оформил дубль и вернул в УК ответственность за незаконное обогащение. С другими формулировками, правда.

Как должен работать новый закон и для чего он нужен, пояснил юрист Виталий Титыч. «Например, детектив НАБУ видит, как чиновник при своей скромной зарплате приезжает на работу на золотом Porsche. Путем негласных следственных действий устанавливается перечень конкретных коррупционных деяний, которые совершал чиновник и в результате которых он, гипотетически, мог незаконно обогатиться. По доказательствам предъявляются обвинения по совокупности деяний. Но, даже не доказав сами коррупционные преступления, чиновника можно посадить за незаконное обогащение. По аналогии, как Аль Капоне посадили за неуплату налогов. Для этого такая статья и нужна и работает в других странах».

Но вот проблема — пока не ясно, как это будет работать в украинских реалиях. Ведь старую редакцию статьи приняли в феврале 2015 года, а отменили в феврале 2019 года. За 4 года, пока она действовала, ни одного приговора суда по незаконному обогащению чиновников не было. Хотя были возбуждены 65 уголовных дел на общую сумму ущерба государству в 500 млн гривен. Никто наказан не был. Почему? «Проблема в том, что обычные судьи, которые нередко и сами коррупционеры, просто блокировали рассмотрение дел, — поясняет экс-нардеп Егор Соболев. — Были дела, которые рассматривались с такой скоростью, что правнуки подозреваемых становились дедушками, а приговора так и не было».

Изменит ли ситуацию появление Антикоррупционного суда? Если ему повезет. Ведь при самом замечательном законе его трактуют на свой лад первые его нарушители, так что о справедливости останется только мечтать. Поэтому у правозащитников Украины сомнения, не повторит ли новая редакция статьи судьбу нормы, уже отмененную КС — органом, по мнению экспертов, решения которого часто не говорят о его политической независимости и самостоятельности.

Система украинских правоохранительных органов не справляется с объемом работы из-за своей политизированности. Люди, пришедшие к власти после Майдана, используют правоохранителей для решения своих проблем. Это приводит к криминальным разборкам в духе лихих 90-х, считает известный украинский оперативник, основатель криминальной разведки Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) Валерий Кур.

Украина при наличии Советском Союза имела один вид преступности, а когда в 1990-х начали ломаться устои государства, изменилась антисоциальная среда. Старый преступный мир стал иным – появилась новая преступная формация, которую называли по-разному: ОПГ, мафия, рэкет, поясняет Валерий Кур. Но смысл в том, что ее костяк из законопослушной среды — комсомольские активисты, военные, выброшенные на улицу спортсмены. Они не были ранее судимы. Защищая рыночные отношения, которые были неконтролируемыми, эти люди стали частью преступной среды. С ними справились к концу 90-х, кстати, не без помощи блатных: конкуренты никому не нужны.

В ту пору предпринимателей стало «крышевать» государство в лице силовых и фискальных структур. А после ухода с постов первого и второго министров внутренних дел «новой» Украины начался милицейский беспредел. Все поняли: власть над рынком стала не бандитская, а, как говорили в народе – «ментовская». Из «опэгэшников» выжили единицы, превратились «беловоротничковыми» и перекрасились в политиков, бизнесменов, государевых слуг. Они-то и возглавили реальный капитал, на 60-90% — теневой, по оценке Валерия Кура. Была создана система политического контроля над экономикой.

После Евромайдана казалось, что отношения с преступностью будут жесткими и категоричными. Но сменились только «смотрящие» за площадками, которые были организованы на пике власти «семьи» Виктора Януковича, и в теневом порядке снимали деньги со всех сфер деятельности в Украине. Снизилось противодействие государства. Нынешняя ситуация говорит о том, что большая часть серьезного бизнеса – энергетика, фармакология, игорный, строительный бизнес, проституция, торговля оружием, и многое другое — находится в тени, и этим должны заниматься правоохранители. Но никто этого делать не будет. Потому что сами правоохранители вкупе с политиками, «крышуют» теневой сектор, подчеркивает Валерий Кур.

Украинское общество устало от коррупции, пронизывающей его настолько, что уже мало кто верит, что ее можно одолеть. В ходе опроса общественного мнения, проведенном Фондом демократических инициатив имени Кучерива в декабре 2019 года, было определено, что является самым важным для патриота страны. Любовь к стране (80% опрошенных), готовность защищать ее, в том числе с оружием в руках (64%), воспитание детей в духе уважения к стране, соблюдения ее законов и знания ее истории и культуры (50%). А вот о важности личного вклада в борьбу с коррупцией заявил только 21% опрошенных. Оно и верно: к чему воевать с ветряными мельницами?!

Вседозволенность порождает аппетиты коррупционеров. Когда в 2019 году собственник столичных консорциумов «Алви Род» и «Укрстройдор» Альберт Уваров рассказал, что потребовали за свои услуги чиновники Полтавской области, включая главу обладминистрации Валерия Головко, никто из следователей не поверил. К примеру, элитный внедорожник «Мерседес Бенц AMG G 63» и «Гелендваген Брабус». В интервью украинским СМИ Уваров сказал: «Я видел в своей жизни цыган и попрошаек, но жадность полтавских чиновников не идет ни в какое сравнение с ними. Я привозил из Риги ящиками шпроты, потому что Валерий Анатольевич Головко их любит. Они — Головко, его любовница, Песоцкий и Голбан — везли из Испании, где отдыхали на моей вилле, что мне обошлось в 70 тысяч евро, хамон — каждый по целой ляжке. Головко просил у меня чай «для друзей и родственников» из Азербайджана, где у меня чайные плантации, и я доставлял его десятками килограммов. Из Дубая, где я владею сетью ювелирных магазинов, привез в Полтаву драгоценности на сумму $150−170 тыс. для его жены и любовниц».

В списке «подарков» для четырех чиновников — 12 айфонов последней модели (1100 евро каждый), компьютер индивидуальной сборки MacBook Pro (5 тысяч евро), перевод 176 тыс. евро на счет мифического клуба, членство в котором, дескать, гарантировало бы ему поддержку при ведении дел в Украине. «Клуб», как оказалось, располагался в офисе филиала партии «Народный фронт», где полтавские чиновники проводили тайные переговоры.

По мнению Уварова, 90% бюджета Полтавщины разворовывалось четырьмя чиновниками. При этом дороги, здания, подземные коммуникации не ремонтировались. Они распихали по карманам госсредства на реконструкцию аэропорта «Полтава», поставили в медучреждения списанные в ФРГ диагностические аппараты, выдавая их за новые. Сейчас следствие перепроверяет эти и другие факты тотального воровства.

Когда премьер-министра Украины Алексея Гончарука, прибывшего в январе 2020 на Всемирный экономический форум в Давос, спросили, что конкретно предпринимается в стране по части борьбы с коррупцией, он привел пример. Украина передаст железнодорожную государственную компанию «Укрзализныця» в управление концерну Deutsche Bahn AG сроком на 10 лет. Таким образом, во-первых, новая власть Украины хочет показать, что страна открыта для инвестиций и европейских стандартов, а также надеется, что «немецкая эффективность» позволит обуздать коррупцию. Как эффективность может противостоять повсеместному казнокрадству, Киев не расшифровывает.

Иракская наработка в условиях Узбекистана

Если для Украины важен в аспекте борьбы с коррупцией экономический союз с Deutsche Bahn AG, то в Узбекистане — свой взгляд на решение проблемы. Борьба с коррупцией в Узбекистане будет эффективной, если обществу привить «вакцину честности». Об этом заявил президент республики Шавкат Мирзиёев в послании к парламенту. Он признал (раньше эта тема была табуирована), что бизнесмены сталкиваются с коррупцией при выделении им земельных участков, при предоставлении кадастровых, банковских, таможенных услуг, в системе государственных закупок.

Что именно стоит за выражением «вакцина честности», президент не пояснил. Это сделаем мы — чуть позже.

Борьба с коррупцией в Узбекистане началась с приходом нового президента Шавката Мирзиёева в 2016 году. В 2017-м сообщалось о десяти задержаниях с поличным госслужащих при получении или даче взятки, а с июля по октябрь 2018 года в республиканских СМИ была информация почти о 50 подобных фактах. Наибольшее количество мздоимцев — руководители отделов и департаментов хокимиятов (областные органы власти), а также заместители хокимов (руководителей) районов.

Позже Мирзиёев утвердил программу по борьбе с коррупцией на ближайшие годы. Согласно документу государственные органы обязали проводить оценку коррупционных рисков и составлять перечни самых подверженных этим рискам чиновников. Их заставят декларировать имущество и доходы. Однако тут два «но». Первое: эта мера предусмотрена указом только для «определенной категории государственных служащих». Каких, умалчивается. Второе: заставлять будут постепенно. Видимо, чтобы не шокировать чинуш.

Ни одна кампания против коррупции не обходится без громких разоблачений, иначе объявленная Ташкентом борьба против взяточничества, кумовства и хищений бюджета выглядела бы неубедительно. В пятерке крупных коррупционных дел, которые местные СМИ предлагают в порядке возрастания суммы взятки, масштаба коррупции (хищении, растраты) должностные лица высокого ранга. К примеру, руководитель Самаркандского филиала АО «Почта Узбекистана» задержан при получении взятки в $40 тыс. за выделение земельного участка, принадлежащего ведомству, под строительство магазина и пункта бытового обслуживания. В обойму преступников попал чиновник хлопкопрома из Сырдарьи: он нанес государству ущерб в $330 тыс., продав 260 тонн хлопка по цене, в 3 раза ниже биржевой и одновременно подделав финансовые документы.

Но это цветочки. Далее идут цифры посолиднее. $400 тыс. за содействие инвестору со стороны хокима Юнусабадского района Ташкента. Более миллиона долларов взяток на 200 производствах «Уздонмахсулот» («Узхлебопродукт», закупка, размещение, хранение зерна и семян, переработка зерна государственного ресурса в хлебопродукты и обеспечение хлебопродуктами). Десятки миллионов долларов за выдачу разрешений на нелегальную застройку исторического центра Самарканда бывшим хокимом Самаркандской области. Взяткодатели — около 40 руководителей строительных компаний.

Спецсредство для формирования честных чиновников — идея не новая и не ташкентская. 17 февраля 2011 года в центре иракского города Сулеймания состоялся митинг. Одно из главных требований народа — покончить с коррупцией. Толпа предприняла попытку взять штурмом здание местного правительства – главного центра коррупционного порока. В ответ тогдашний президент Иракского Курдистана Масуд Барзани указал, что «будут приняты серьезные меры против любого министерства, органа или должностного лица, в отношении которых доказано участие в коррупции, и они будут наказаны в соответствии с законом». И через несколько недель, в апреле, открыл офис честности, задача которого — контролировать поведение государственных служащих, публиковать отчеты о доходах должностных лиц и создание комитета по поиску коррупции. «Не очень понятно, зачем искать то, что и так на виду», отозвался эксперт Джеймс Динглей, который преподавал политическую социологию в университете Kurdistan Hеwler в Эрбиле. Он сослался на определение, данное в книге немецких ученых Клауса Шуберта и Мартины Кляйн «Политический словарь» (Бонн, 2006), согласно которому коррупция – термин не экономический, а политический, поскольку обозначает злоупотребление служебным положением в целях личной выгоды или частных интересах третьих лиц (как правило, в ущерб широкой общественности) чиновниками, которые, как правило, являются представителями ведущих политических партий.

Динглей пояснил: большинство видов деятельности на Востоке происходит при доминировании понятия Wasta (протекция, блат), имеющего арабский корень. Wasta — сетевая идея, пронизывающая все слои общества, определяющая личные отношения, связи и обязательства, регулирующая социально-экономическую деятельность. Это – антипод западной идеи верховенства закона. Протекция предполагает личную материальную заинтересованность и воспринимается на Востоке как система выплат, льгот и взяток, которую мир Запада и называет коррупцией.

К концу своего 12-летнего правления Масуд Барзани признал, что так и не смог победить коррупцию. Офис честности не помог.

В том же Узбекистане Wasta, пусть и под другим названием, действует много столетий. Как и в сопредельных государствах региона. Это — фундаментальный институт Востока, его образ жизни, подчеркивал Джеймс Динглей. Бороться с ним – примерно то же, что препятствовать совершению пятикратного намаза (молитвы) в течение дня. То есть нереально изначально. Ну а теперь — мнение президента Узбекистана: победить взяточничество можно, только если в борьбу с коррупцией будет вовлечено все население. Как сделать это при соблюдении негласного и непоколебимого закона Wasta, президент не пояснил.

Впрочем, не исключено, что под вакциной честности узбекистанский лидер подразумевал обыкновенный «Полиграф» или препараты, применяемые сотрудниками спецслужб.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s