ЕСТЬ ЛИ ЕЩЕ ЗАПАД?

Опубликовал(а)

В странах Запада, в текущих политических и общественных дебатах, все чаще и сильнее ощущаются просто апокалиптические страхи. Ожидание каких-то финальных планетарных катастроф — от эпидемии коронавируса до мировой экономической рецессии, от неотвратимого загрязнения экологии до мировой войны — одновременно ядерной, химической и бактериологической. При этом, парадоксальным образом, западные (и, прежде всего, европейские) политические круги так же, как и широкая общественность, воспринимают текущую политическую и гуманитарную катастрофу вполне спокойно и без эмоций. А она, эта катастрофа – едва ли не самая страшная со времен Второй Мировой войны. Нет, речь на этот раз не об Украине и гибридном нападении России на Крым и Донбасс. Кремль успел одновременно развязать гораздо более масштабную бойню — сирийскую. И по всему миру не слышно никаких протестов, не собираются никакие демонстранты, чтобы потребовать прекращения российского нападения на сирийцев. Впрочем, так же, как и на украинцев.

Украина и Сирия — вероятно, лучшие иллюстрации полного провала западных демократий и их глобального политического и нравственного падения. Но, если в украинском случае, по крайней мере, некоторые европейцы еще кое-как держатся, удерживают санкции и поддерживают украинцев хотя бы даже через голову новой украинской власти, то войну на уничтожение, которую развязал против сирийцев Кремль и его подопечный, диктатор Башар аль-Ассад, вместе с исламистским режимом Ирана, кажется, решили просто не замечать.

По данным ООН, из сирийской провинции Идлиб только в течение прошлых двух месяцев были вынуждены бежать куда глаза глядят почти 600 тыс. человек — из-за наступления войск «оси Москва-Тегеран-Дамаск». Боевые самолеты армии Ассада и российских ВВС целенаправленно бомбардируют школы и больницы, систематически уничтожают инфраструктуру городов и населенных пунктов. Цель этих атак именно такова — заставить бежать население последних сирийских провинций, которые еще удерживаются повстанцами. Именно население, не повстанцев, как таковых. Поскольку это население признано «неблагонадежным».

Сейчас, когда сирийские, иранские и российские военные готовы взять столицу провинции, поток беженцев оттуда может еще увеличиться — по прогнозам ООН, их будет больше миллиона. Это те, кто пытаются избежать страшной резни, которую готовят солдаты Ассада, иранские головорезы и российские наемники.

Альянс автократов

Москва своим вето в Совете Безопасности ООН не допустила продления международной гуманитарной помощи Сирии. Ни на Кремль, ни на его союзников не оказывается пока ни малейшего международного давления, поэтому вряд ли можно ожидать, что они изменят свое поведение. Считать, что Путин вдруг «поймет» и откликнется на призывы — это такая же наивность, как и в случае с разговорами о «посмотреть ему в глаза и он поймет, что надо заканчивать войну с Украиной» в исполнении украинского президента.

Но на этот раз позор для вечно и классически «весьма обеспокоенных» европейцев намного глубже — потому, что никто иной, как турецкий автократ Эрдоган, похоже, оказался единственным, кто решил противопоставить себя Ассаду и его покровителям. Конечно, подозревать его в благородных намерениях не стоит — он преследует собственные цели. То, что турецкая армия недавно дала бой сирийской армии и переколотила кучу солдат Ассада — это реакция на обстрел турецких военных баз войсками Ассада, а не попытка спасти сирийское гражданское население.

Но, какими бы мотивами ни руководствовался Эрдоган — так или иначе, а именно турки, а не европейцы или американцы, дали отпор. Турецкая армия в Идлибе должна, по условиям, о которых договорились Путин с Эрдоганом, следить за соблюдением режима прекращения огня — режима, который на самом деле является такой же фикцией, как и любые договоренности достигнутые с российскими агрессорами. Недавняя угроза Эрдогана не допустить наступление войск сирийского режима, таким образом, звучит не очень убедительно. Потому что, хотя он и Путин тотально не доверяют друг другу, в целом они согласны между собой в желании разделить влияние в регионе. Военная конфронтация с Россией вряд ли стоит в планах Эрдогана.

В этом «альянсе автократов» у Путина — значительно лучшие «козыри» на руках. После того, как он установил свой контроль над Сирией, теперь он стал развивать свое влияние в Ливане, в Ливии и в Судане. Путинская безнаказанность в Сирии убедила мелких диктаторов и «полевых командиров» во всем регионе, вроде ливийского генерала Хафтара, в том, что под его крылом им будет уютно и безопасно.

Война войной, а гешефты гешефтами

А что же Запад? Как всегда. Вместо того, чтобы целенаправленно и монолитно дать отпор кремлевскому «верховному правителю», с ним вежливо раскланиваются. Похоже, путинскую Россию любой ценой, даже с закрытыми глазами, пытаются считать «партнером», который вносит свою долю в поддержание мировой стабильности и достижение мира. И никто не хочет видеть, что вражда именно с западными демократиями и является основным оправданием существования путинского режима, самого Путина, который решил вернуть мир к временам зеркального противостояния двух лагерей. Так ему легче и так он, возможно, надеется исправить «страшную геополитическую катастрофу XX века» — развал СССР.

Его попытки как можно больше ослабить Запад подталкивают его к союзам с силами любого направления, имеющими такие же намерения, даже если — как в случае с Ираном — речь идет о традиционных геополитических противниках России. Путин не собирается разрывать эти союзы, вплоть покуда Запад не будет маргинализирован глобально — или настолько коррумпирован (тоже с помощью кремлевских денег), что так или иначе станет танцевать под его, путинскую, дудку.

Западным демократиям, похоже, стало просто безразлично то, что они теряют свои лидерские позиции в мире и свою моральную репутацию — но, по крайней мере, угроза дальнейшего уничтожения их внутренней стабильности с помощью новой волны «кризиса беженцев» должна их все же разбудить, заставить отказаться от собственной пассивности. О возвращении беженцев в Сирию не может пока идти и речи — пока там царит Путин и его палач Ассад. Наоборот, рано или поздно в Европу устремится новая волна беженцев из этого региона. Потому что страны, в которые сбежали основные их массы, уже не в состоянии их содержать. Ливану угрожает государственное банкротство, Иордания едва может разместить всех, кто туда попал. Турция, которая приняла в себя 3,5 млн. сирийцев, «закрыла двери». То есть, нынешние, новые беженцы из Идлиба, которых ожидается более полутора миллионов, просто не знают, куда им бежать. И им это подскажут на чистом русском языке, как это было сделано несколько лет назад: «в Европу».

Чтобы изменить положение в Сирии, следовало бы вводить мощные санкции не только против Ирана, но прежде всего — против России. Следовало бы продемонстрировать Путину: дважды на одни и те же грабли европейцы наступать не намерены, организованная Кремлем в 2015-2016 годах волна беженцев в Европу больше не сработает. Но где там! Вместо изолировать и разоблачать — Путина радостно принимают и пожимают ему руку, делая вид, что его слова о «стремлении достичь политического решения» сирийской проблемы — святая правда. А русских танков, бомбардировщиков, артиллерии — «их там нет».

Поэтому неудивительно, что имеются серьезные сомнения в том, способен ли Запад вообще еще на проявления воли и силы. Но, если не способен — тогда он тоже становится виноват в обеих трагедиях: как в украинской, так и в сирийской. В сирийской — больше, но кто знает, что произойдет завтра?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s