ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ПУТИНА

Опубликовал(а)

Начало нового, 2020 года ознаменовалось событием, отпразднованным в России и с большой долей скепсиса отмеченным в мире: ровно двадцать лет с момента «путинского переворота», приведшего экс-подполковника КГБ в кресло российского президента.

«Рожденный ползать – везде пролезет»

В том, что это был самый настоящий дворцовый переворот, а не «легитимная передача власти», сомневаться не приходится: на фоне финансового кризиса и реально возможных народных волнений, президент Борис Ельцин объявил свое знаменитое «Я устал, я ухожу» и передал президентские полномочия свежеиспеченному на тот момент очередному премьер-министру, имени которого до недавнего времени не знал почти никто в России. «Молодой, энергичный» Владимир Путин был креатурой группы олигархов во главе с Борисом Березовским – эти люди рассчитывали на то, что безвестный, не обладающий никакой собственной поддержкой, невыразительный и безликий спецслужбист просто «погреет место» до того момента, как они, всемогущие воротилы, решат – кому заменить Ельцина на самом деле.

Не тут-то было. Путин, словно классический райкинский «человек из тамбура», отпихнул в сторону от власти и пресловутую «ельцинскую семью» (правда, пообещав как самому Ельцину, так и ей неприкосновенность и сдержав свое слово на протяжении последующих лет), так и многочисленные иные олигархические группировки, превратив их в винтики своей новой авторитарной «вертикали власти» либо уничтожив. Одним из первых уничтоженных стал тот, кто, собственно, и возвел его «на трон» — Борис Абрамович Березовский, вынужденный сначала сбежать из России в Великобританию (за ним последовали тогда многие российские олигархи – как шутили тогда в России, «с Лондону выдачи нет»), а потом – и скоропостижно скончаться в результате случайного удушения… Вот такая она, демократическая преемственность власти по-российски…

Сегодня, несмотря на многолетние рассуждения политологов о подковерной борьбе так называемых «кремлёвских башен», ни у кого не возникает сомнений в том, что Путин является средоточием власти в России: власти нелегитимной, незаконной, попирающей российскую конституцию, но, тем не менее, все еще достаточно устойчивой. Путин вернул Россию в привычное имперское состояние, в котором она находилась с того самого момента, как Петр Первый вызвал ее к жизни, проведя «ребрендинг» Московского царства и превратив его в Российскую Империю (попутно «приватизировав» не принадлежащую ему историю Руси, но это уже, как говаривали братья Стругацкие, совершенно другая история). Правда, он назвал модернизированную систему «суверенной демократией», но от этого она демократичнее, естественно, не стала. В конце концов, как говаривал покойный Роберт Хайнлайн: «Демократия с прилагательным – уже не демократия». Так же, как тоталитарный режим СССР назывался «для внутреннего употребления» «народной демократией» и таковой не являлся ни в малейшей степени, так и «суверенная демократия» по-путински – НЕ ДЕМОКРАТИЯ ВООБЩЕ.

При этом следует признать, что обстоятельства сложились для путинского режима как нельзя лучше: конъюнктура мировых цен на нефть позволила России прожить довольно долгое время, не нуждаясь практически ни в чем – так называемые «жирные годы». Правда, в отличие от, скажем, той же Дании или Саудовской Аравии, российская власть не озаботилась за это время ни отложить денег «на чёрный день» (всё уходило то ли в «общак» пресловутого «кооператива «Озеро», а то ли на предметы безумной роскоши для членов этого же кооператива), ни переориентировать свою экономику на более устойчивые источники дохода, нежели поставки различного сырья Западу и устаревших видов вооружения странам Третьего мира. Так что, когда в 2014 году цены на нефть и газ полетели в тартарары – для России начались сложные времена.

«Отсель грозить мы будем шведу»

Вторая отличительная черта правления Путина – это поставленная им же самим перед Россией «сверхзадача» возрождения СССР. Владимир Владимирович не зря заявлял в свое время, что считает распад Советского Союза «величайшей геополитической трагедией XX века» — он решил восстановить то, что полагает исторической справедливостью.

На самом деле, Российская империя, как и любая другая на свете, обречена на угасание и распад. Исторический процесс неумолим и то, что было верно для античных империй – остается верным и для империй новой и новейшей истории: испанской, британской, любой. Каждая из них пережила времена расцвета, времена упадка и время распада. Правда, количество лет, отведенное на эти периоды, было различным: скажем, упадок и распад Римской империи длился более пятисот лет, а вот упадок и распад Третьего Рейха занял считанные годы. Но конец все равно наступал, рано или поздно. То же самое и с Российской империей: времена ее расцвета и экспансии завершились, пожалуй, при Александре Третьем. И если во время «золотого века» Россия боролась за Босфор и Дарданеллы, торговала Аляской и распространялась на Польшу и Финляндию, то уже в видоизмененном, «советском» виде она боролась уже за хотя бы частичный возврат утерянных провинций. Провинции были возвращены, но уже не все – те же Польша с Финляндией оторвались. С распадом СССР этот процесс продолжился, и путинская Россия вынуждена теперь захватывать уже не бывшие провинции – Молдову, Грузию, Украину – а лишь их куски: Приднестровье, Абхазию, Крым…

Впрочем, Путину этот исторический процесс, видимо, не так уж интересен. Он толи уверен, а толи демонстрирует уверенность в том, что Россия – по-прежнему великая империя, раздувает любые подвернувшиеся международные конфликты, следуя теории так называемого «управляемого хаоса» (теории довольно спорной, но это уж дело вкуса) и, как говорится, «строит хорошую мину при плохой игре». Двадцать лет его правления четко дают понять: кто садится за стол переговоров с российским президентом – НЕ ДОЛЖЕН ПРИНИМАТЬ НА ВЕРУ НИЧЕГО ИЗ ТОГО, ЧТО ТОТ ГОВОРИТ. Правда для Путина – категория условная и переменная.

«Суди нас по делам нашим»

Двадцать лет назад Путин стал президентом России. Когда-то сам он говорил, что «человек, проведший у власти десять лет, становится психопатом» — теперь, скорее всего, он им стал, но сам о себе так не думает. Его страна вернулась в состояние несвободы советского образца, а мир вокруг стал гораздо менее приятным и безопасным местом. В Европе никак не могут договориться между собой о том, как вести себя с «кремлевским сидельцем». В конце концов, на США в качестве партнера уже нельзя полагаться так, как раньше – Трамп об этом позаботился. Точно так же невозможно полагаться и на внутриевропейское единство: оно толи еще есть, а толи его уже нет. НАТО ругают и поносят не только в Вашингтоне: французский президент Эммануэль Макрон объявил Альянс пребывающим «в состоянии мозговой смерти». По всему миру люди теряют доверие к собственным политическим системам. Все это, мягко говоря, не прибавляет уверенности в завтрашнем дне, и многие европейцы громко вопрошают, можно ли в такой ситуации рисковать, грызясь еще и с вроде бы сильным и агрессивным восточным соседом?

На самом деле, уступать и поддаваться Путину, опираясь исключительно на собственную нервозность и собственные страхи, было бы еще худшим выходом из положения. Менять европейскую политику по отношению к России в то время как Россия даже не думает менять свою захватническую политику – это было бы настоящей бедой.

Конечно, диалог и переговоры – вещь хорошая. В идеальном случае, именно диалогом и переговорами следует достигать тех или иных важных решений. Но, если речь идет о диалоге и переговорах с Путиным, то тем, кто их ведет, не стоило бы забывать нескольких основополагающих вещей. Первое и самое главное: как никого иного, Путина следует оценивать по его делам, а не по словам. Для Путина правда – вещь весьма гибкая: например, в случае с аннексией Крыма. Сначала он отрицал российское участие в крымских событиях 2014 года, как таковое. Потом, годом позже, точно с такой же миной рассказывал, как лично отдал приказ о захвате и даже привел в состояние боевой готовности ядерное оружие. Сейчас он называет крымский вопрос «окончательно решенным», несмотря на предыдущие абсолютно противоправные действия и личное признание в них. Ну что ж, Гитлер в свое время также называл «окончательно решенным» вопрос присоединения Судет к Рейху, а позднее – «возвращение навеки Австрии в объятия Великой Германии». Как показывает история, ни судетский, ни австрийский вопросы не оказались решенными окончательно – и то же самое можно сказать о Крыме.

Другой, более мелкий, но, пожалуй, наиболее близкий по времени пример «путинской правды» — это история с убитым в Берлине грузинским командиром чеченских повстанцев. Сначала Путин изумляет Германию и лично канцлера Ангелу Меркель заявлением о том, что Россия-де просила о его выдаче, а десять дней спустя признается, что вообще-то он это выдумал. Путин с большим удовольствием врёт в глаза любым партнерам по любым переговорам – причем врёт откровенно, зная, что партнеры всё понимают. В этом он весьма похож на Журналиста из грустной комедии Евгения Шварца «Тень». Помните, когда того спросили – что это он делает под дверью у главного героя, он ответил: «Я подслушивал. Вам нравится моя откровенность?».

«Нам не страшен серый Моль»?

Именно поэтому, во-вторых, важно ни в коем случае не переоценивать российского автократа ни в чём. Понимать, что он очень любит врать, что хвалёное российское «сверхзвуковое оружие с непредсказуемой траекторией полёта» — не более чем мультфильм, что «окончательный вывод российских войск из Сирии» состоялся вот уже пять раз подряд, что «гражданский конфликт в Украине» — это не слишком удачная, вялотекущая, но непрекращающаяся агрессия… Путин отлично понимает, что объединенный, сплочённый Запад в любом случае оказывается неизмеримо сильнее России – как экономически, так и в военном отношении. Поэтому его тактика – это использование слабостей одновременно с имитацией собственной силы. В Сирии ему это удалось: отправляя воевать за себя наёмников, он ухитряется лишь минимально использовать собственный ресурс. С «новейшим оружием» пока ничего не получилось: ни НАТО, ни США не поверили ярким мультикам про страшные ракеты «Авангард». Ну, в конце концов, в Штатах помнят еще хрущевские резиновые ракеты на Кубе, так что…

Так что не стоит думать, что Путин страшнее, чем он есть на самом деле. Это лишь дает ему больше влияния, чем он в реальности заслуживает. Нет, осторожность – как говорят немцы, «мать хрустальной шкатулки». В Украине и в Сирии Путин отлично продемонстрировал, насколько он может быть гнусным и бесстыдным. НО: он – вовсе не «доктор Зло», не страшный и ужасный император Палпатин (один из главных отрицательных героев киноэпопеи «Звёздные войны» — прим. ред.), не архитектор кризиса западного либерализма. Конфликты и противоречия между западными партнерами, естественно, выгодны и полезны для него, но там, где их нет или где они разрешаются – он оказывается бессилен.

Впрочем, недооценивать его тоже не стоит. Путин – не опереточный злодей. Он далеко не бессилен. Вся «вертикаль власти» работает в данный момент на него и только на него. С виду все это куда как демократично: правительство, двухпалатный парламент, Конституция, суды… Но на самом деле, ни одно из этих учреждений не является независимым. Никто не привлекает президента к ответственности, когда он в очередной раз злоупотребляет властью. Несмотря на санкции, растущее недовольство, падающий рейтинг, протесты – Путин по-прежнему крепко держится в седле и намерен покинуть Кремль исключительно на лафете, никак иначе. Нельзя предполагать, что до официального завершения его очередной каденции в 2024 году что-либо изменится. А может – и потом тоже. Лучший способ остановить его – это достичь единства, как среди европейских партнеров, так и среди партнеров по НАТО. Выступать против него четко и сплоченно – не преуменьшая его возможностей, но и не трясясь от страха перед ним. Достижимо ли это?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s