КТО ВЫЛЕЧИТ РОССИЮ?

Опубликовал(а)

Оптимизация медицинских услуг, предпринятая властями десять лет назад, на деле оказалась чистым прожектерством. Впервые за много лет Кремль признал системную катастрофу, доведя национальное здравоохранение до уровня ниже Венесуэлы.

Вечное российское «зато»

Революций в России было предостаточно. В ХХ веке они шли косяком — февральская, октябрьская, сельскохозяйственная, индустриальная, ядерная, космическая, целинная, гидроэнергетическая, бартерная, перестроечная. Поскольку результаты каждой декларировались как очередной удар по миру капитала, а на деле были мифическими, народ придумал формулу «зато».

«Зато мы делаем ракеты и покоряем Енисей» — из этой серии. Народ по утрам читал «Правду», зато ночами слушал Би-Би-Си, чтобы узнать, что происходит в стране на самом деле. Животноводы рапортовали об очередном прорыве, зато граждане собачились на ночных перекличках, чтобы в 9 утра добыть лимитированные 2-3 килограмма мяса.

Сегодня «Правду» читать и слушать Би-Би-Си не нужно. Есть Интернет, а значит — база данных.

Но «зато» все еще на плаву. За этим лукавым словом можно скрывать никчемность системы. Оно оправдывает любой провал 2000-х. В том числе в социальной сфере. Бедность — да, зато стабильная! Цены растут — да, зато не в разы, а на проценты. Молодежь уезжает из страны — да, зато полно патриотов.

«Зато» унаследовало от большевизма или ложные цели, или фальшивые методы, или и то и другое вместе. В контексте «зато» надо рассматривать и преобразование здравоохранения в России, начатое в 2010 году. Кремль панически боится слова «реформа», за которым маячат оглушительные суммы, а ими надо подпитывать — нет, не социалку, а оборонку. Поэтому официальное наименование преобразований в здравоохранении — оптимизация. Проще — смена финансовых акцентов внутри системы по причине того, что выделенная сумма на здравоохранение остается прежней.

Применительно к «зато» выглядит это так. Сократим число больничных учреждений, включая фельдшерские пункты на селе, зато создадим в каждой области по нескольку высокотехнологичных медицинских центров, куда из глухих неперспективных селений будут приезжать на диагностику и лечение.

Итог новаций известен: количество больниц в России уменьшилось в 2 раза. В провинции есть медпункты, которые не могут оказать никакой реальной помощи. Ограничиваются выдачей направлений в медцентры, которые находятся за десятки километров от сел. Особенно не повезло сердечникам, аппендицитникам и роженицам — они, часами ожидавшие «скорой помощи» из райцентра, умирали в дороге.

Отсутствие квалифицированных медработников на местах идет в сочетании с унизительными зарплатами и переработками в областных центрах. Самая низкая зарплата у эпидемиолога (35,5 тыс. рублей, $554) самая высокая у анестезиолога (53,8 тыс. рублей, $840). Средний доход врача — 42 тыс. рублей ($656). Это меньше зарплаты курьера. В стране наступил дефицит докторов: не хватает 25 тыс. специалистов. Ежегодно из медицины в России уходит каждый десятый. А в конце октября 2019 Минздрав объявил о новом сокращении врачей в 55 регионах России.

Народ вымирает, зато оптимизация крепчает. Ну, то есть — опять (с точки зрения Кремля) большая удача!

Почем здоровье для народа?

Начиная с нулевых годов, прирост денег в здравоохранение связан со спецпроектами, со строительством перинатальных центров. Это, как считают эксперты, одна из самых больших катастроф в финансировании здравоохранения: единовременная закупка большого количества дорогостоящего оборудования приводит к тому, что через 5-8 лет оно столь же единовременно выходит из строя. А средств на ремонт нет. То есть надо все приобретать заново. Процессы в российском здравоохранении нацелены на то, чтобы провести капитальный ремонт и заполучить томографы и другое дорогое оборудование. И как только проведен массовый капремонт, следует массовое закрытие отремонтированных больниц, добавляет Ольга Демичева, врач-эндокринолог, активист партии «Яблоко». Вывод: чем дороже проект, тем вернее и крупнее откат. Формула «зато» работает.

3,7% — много или мало?

В Евросоюзе затраты на медицину в национальной экономике 7,2%, в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) — 6-7%, при том, что ВВП на душу населения в этих странах более чем в два раза выше российского показателя в 3,7%. Но как эти 3,7% тратятся при российской коррупции? Мягко говоря, неэффективно. Призыв Кремля «Сначала наведите порядок внутри этих 3,7%, а потом поговорим об увеличении финансирования» смотрится, на первый взгляд, как логичный. Но, как говорят эксперты, пока будет наводиться этот самый порядок, коррупция, которую Кремль же и насадил, никуда не исчезнет, а Россия потеряет остатки здоровья.

Доступность медицинских услуг — вопрос не только финансовый и кадровый, но и географический. Оказание помощи человеку, живущему в глуши, стоит дороже, чем оказание помощи жителю большого города.

Почему это происходит, размышляют эксперты. Приходят к выводу: потому что медицина переведена на страховые рельсы. А, по официальным оценкам, от 15 до 33 млн. россиян работают «по-черному». То есть ежегодно Фонд обязательного медицинского страхования недополучает до 15 триллионов рублей.

Проблемные категории и деньги

Деньги — важно. Но еще важнее понимать, как и чем болеет страна.

Власть не знает реального состояния здоровья, поскольку статистика фиксирует только факт обращения к врачу. А сколько не обращается, уже не надеясь на то, что врач поможет… Ту же онкологию выявляют только на третьей и четвертой стадии, когда лечение проблематично или безнадежно. К врачу не идут тоже по известной причине — нет на лечение денег: две трети семей существуют в режиме выживания. У сердечников — сверхсмертность мужчин среднего возраста (от 40 до 50 лет). Треть мужчин не доживает до 60 лет. Причина — недоверие к бесплатному врачу, который уделяет лишь 12 нормативных минут в ходе штатного приема, а на платного, который отдаст столько времени, сколько требуется, нет денег.

Получается, что объем необходимой медицинской помощи, который надо оказать, намного больше, чем тот, что оказывается сейчас.

От Москвы до самых до окраин

Могла ли состояться реформа здравоохранения в стране, где само слово «реформа» означает покушение на государственные устои? Оптимизация, по мнению экспертов, это выстраивание цепочки обслуживания пациента: профилактика — первичное звено — специалисты в поликлинике (диагностическом центре) — стационар, а в стационаре отдельно интенсивная терапия и реабилитация. В этом случае на каждом этапе оказания медицинской помощи можно добиться и финансовой эффективности, и результативного лечения.

Но ни того ни другого не видать.

Поиск стрелочника в аховой ситуации — актуальный вопрос. Он отыскался. Врач виноват. С этим связано появление в Следственном комитете России спецподразделения по расследованию ятрогенных преступлений (действия медработника, повлекшие смерть или причинение вреда здоровью пациента). Отделения подразделения созданы в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде и Хабаровске. 28 специальных следователей ведут уголовные дела в отношении медиков.

В разгар оптимизации здравоохранения (точнее, 2012-2017) число подобных уголовных дел увеличилось в 6 раз. Только в 2015 году потерпевших от ятрогенных преступлений — 888 человек, в итоге 712 погибли, в том числе 317 детей.

Адвокат Ирина Бирюкова из «Общественного вердикта» сомневается в эффективности следствия: «Как будто создание спецподразделения заставит работать тех, кто не хочет этого делать или кому этого делать не дают. Мне кажется, это просто попытка раздуть штат и создать видимость работы и важность проблемы». Семен Гальперин из «Лиги защиты врачей» считает: создание такого спецподразделения означает, что оптимизация медицины признана провальной затеей, а значит, по логике, за это кто-то должен нести ответственность. «Отыграются на низовом звене». Сейчас достаточно любого подозрения пациента или его родственника на неверно проведенную терапию — и все, Следственный комитет только и ждет заявления, чтобы продолжить отстрел врачей. А поскольку количество жалоб на действия врачей в стране выросло в разы, то медицинское сообщество вынуждено защищаться, отказываясь признавать любые нарушения и вступая в полемику со Следственным комитетом.

Охота на врачей — вместо уважения к работе настоящего профессионала. В России нет культуры, основанной на системе оценки врача населением. Власть считает, что общество не нужно приучать к тому, что заработная плата доктора зависит и от того, как оценили его работу его пациенты. Сейчас важны нормативы: численностью пациентов, а не эффективностью лечения измеряют эффективность.

Российское здравоохранение, успешно разрушенное оптимизацией, планируют восстанавливать очередной деоптимизацией. Всего на сумму 700 миллиардов рублей за три года, указывает Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук, член Комитета гражданских инициатив.

Русский парадокс: денег полно, а ни на что не хватает!

Ситуация дошла до ручки. Кремль, для которого все происходившее было в порядке вещей, вдруг воспрял ото сна. Высшие российские чиновники стали бить себя в грудь. Залп массовых публичных откровений раздался после заседания Госсовета и встречи В. Путина с общественностью 31 октября в Светлогорске, где президент РФ признал проблемы «первичного звена» здравоохранения. Восприняв это признание как отмашку на гласность, вице-премьер Татьяна Голикова заявила: оптимизация здравоохранения оказалась неудачной. Другой вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов отметил, что медицинские учреждения в стране находятся «в ужасном состоянии».

При этом Глава Счетной палаты Алексей Кудрин раскритиковал правительство за рост неисполнения бюджетных расходов. В казне 1 трлн. неизрасходованных в 2019 году рублей, от которых кабмин не знает как избавиться. Вот ведь российская беда — денег полно, а ни на что не хватает! Есть и профицит бюджета, и наличие средств в Фонде национального благосостояния. Пользователи соцсетей образно рисуют ситуацию: «Есть все составляющие для полноценного борща — и мясо, и овощи. Но нам фактически говорят: от борща без мяса не отравитесь. Мясо идет на другие цели или откладывается до лучших времен».

«Деньги есть, но вы держитесь» — так на самом деле выглядит в реальности знаменитая фраза от Медведева. Средства до больниц не доходят. В 2018 году Россию по уровню медобслуживания опередила ее соседка по санкциям Евросоюза Венесуэла, известная тем, что выдает премии за работу рулонами туалетной бумаги и прочими «новациями» в финансовой сфере.

Оптимизацию провозгласили, но денег на медицину никто не добавил в достаточном количестве. В больнице разница в зарплате наиболее чудовищна. Главврач получает в месяц от 200 тысяч и выше. А простой врач — 20 тысяч. Получается, с одной стороны, достижение, с другой — кошмар. С медсестрами сложнее. Чтобы поднять им зарплату, стали сокращать санитарок. А последних перевели в уборщицы: в этом качестве они не попадают под майский указ президента от 2012 года. Естественнен вопрос: кто моет полы в больницах и наводит порядок в операционных?

Главврачи разводят руками и отвечать начинают словом «зато». «Зато мы всем работающим прибавили зарплату».

Сейчас по России катится волна потерь кадров узких специалистов здравоохранения. В Ненецком автономном округе (43 тыс. жителей) работает лишь один (!) онколог.

Но вскоре появится резерв вакансий. Он связан с возвращением вытрезвителей, которые были отменены в 2011 году. Пьяницы составляют основную часть полутора миллионов наркозависимых. 50 тыс. ежегодно погибает от перепоя, причем каждый пятый из этого числа замерзает. Эта особенность обусловлена тем, что спивается, в основном, российский Север.

Но обилие вытрезвителей не решит проблему трудоустройства медиков. Пока все замкнуто на несчастных врачах общей практики, подчеркивает Ольга Демичева. «Предполагается, что они должны знать одновременно и взрослые болезни, и педиатрию, акушерство и гинекологию, быть врачами, способными оказать качественную неотложную помощь».

Ну а существуют экстренные способы переломить ситуацию с дефицитом врачей? Да. Об этом сказал Путин в Светлогорске. Он предложил сформировать сеть медотрядов. В соцсетях есть комментарии на этот счет: «Раньше были студенческие стройотряды, сооружали курятники и коровники. А теперь будут медотряды — ну, там зуб вырвать, аппендикс вырезать, аборт смастерить. Не боги горшки обжигают».

Сколько при этом будет жертв, никто не говорит. Действует «зато». Есть финансовые амбразуры, которые проделывают коррупционеры. Зато находятся юные матросовы, которые призваны закрыть их. Путин сказал «надо» — патриоты отвечают «есть».

Владимир Путин — не пионер в области охраны здоровья по совковым стандартам. Экономить на медицине (как и на образовании) — советская традиция, а Путин, напомним, ностальгирует именно по СССР. Сейчас, как уже говорилось, новый проект запустил — массовый возврат вытрезвителей. Возврат в Советский Союз, как обозначили инициативу политологи. Владимир Путин, вспомнив советское изобретение в виде стройотрядов, которые пришли на смену дармовой рабсиле ГУЛАГа, предложил составлять медицинские спецотряды из студентов. Штат врачей поубавим, зато будущий медик поднаберется практики.

Все по той же системе «зато». Паленое пойло не победили, зато откроем вытрезвители. Галочка в пункте программы «Здоровье — народу». В рамках всё тех же 3,7% ВВП, которые отведены здравоохранению. Выигрыш — куда ни глянь. Денег на медотряды тратить не надо, а если что, на студентов-недотеп можно будет списать усиление смертности на селе. Да и лишняя копеечка для оборонки и для скупки облигаций США не помешает. Путин и своих друзей миллиардными заказами обеспечит, зато внесет свой посильный вклад в развитие экономики США — главного врага России. Одно другого не исключает.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s