В БОЙ ИДУТ ОДНИ СТАРИКИ?

Опубликовал(а)

Когда-то, в конце существования СССР, ходил такой анекдот: умер очередной Генеральный секретарь ЦК КПСС. Собралось Политбюро, чтобы решить, кому отдать эту должность. Вдруг раздается телефонный звонок и радостный голос спрашивает: «Алло! Вам новый Генсек нужен?». Его спрашивают: «Товарищ, вы что, дурак?». А тот в ответ: «Да-да, я и дурак, я и больной, и старый!».

Не зря все же на Западе называли политическое устройство Советского Союза «геронтократией». Молодых лиц в верхушке было не найти, разве что последний Генсек, Михаил Горбачев, был на момент своего «коронования» более-менее нестарым человеком. Но на нем, как известно, закончилась и советская геронтократия, и советские времена как таковые. Сейчас – другая эпоха, в мире к власти везде приходят молодые, да и вообще, понятие «смена поколений» давно уже стало одним из ключевых правил для любой демократически выстроенной партии.

Ансамбль «Пенсяры»

И только одно исключение из этого правила существует в мире: это, как ни странно – светоч демократии, единственная в мире супердержава, США. Политическая элита Америки находится в возрасте, в котором другие люди уже давно отдыхают на пенсии. Именно Соединенные Штаты стали в XXI веке самой настоящей геронтократией.

С одной стороны – это «старая гвардия», окружающая нынешнего президента Дональда Трампа, которому, кстати, и самому исполнилось, тьфу-тьфу, аж 73 года. Коллективное фото нынешней администрации США и в самом деле поразительно напоминает советские фотографии Политбюро: старейший член действующего американского правительства, министр торговли Вилбур Росс, достиг 81-летнего возраста. Самые влиятельные сенаторы-республиканцы – это 86-летний Чак Грэссли и 77-летний Митчелл Макконнелл.

Но и оппозиция от руководящей верхушки не отстает. Самое важное, что надо знать о трех ведущих кандидатах на президентские гонки от Демократической партии – это не их имена (Байден, Воррен и Сандерс). Самое важное – это цифра: 224. Именно такого совокупного возраста достигли эти трое вместе. Если сейчас к ним, как обещал, присоединится еще и экс-мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, то средний возраст этой компании вырастет еще больше, потому что Блумбергу уже исполнилось 77 лет. Высокочтимая мадам спикер Палаты представителей Конгресса, демократ Нэнси Пелоси – 79-летняя мать пятерых детей и множества внуков. Чак Шумер, лидер демократического меньшинства Сената, среди всех этих стариков – настоящий вьюнош: ему едва исполнилось 69.

Конечно же, как среди республиканцев, так и среди демократов есть и молодые люди: например, компания «современных новых политиков», которая окружает 30-летнюю кандидата в президенты Александрию Окасио-Кортес. Но они еще никогда и нигде не прорывались к власти, до сих пор им не удалось пробиться в большую политику сквозь плотные ряды «старших товарищей». О смене поколений американские «тяжеловесы», кажется, ничего не слышали и это очень странно. Рядом, у северных соседей, канадцев – всё наоборот: там у власти – 47-летний премьер-министр Джастин Трюдо, а консервативную оппозицию возглавляет 40-летний Эндрю Шеер. Или у соседей с юга, мексиканцев: президенту Андресу Мануэлю Лопесу Обрадору, правда, уже добрых 65 лет, но Сенат возглавляет политик помоложе — Моника Фернандес Бальбоа, 53 лет от роду, а Палату представителей – совсем уж девочка, 44-летняя Лаура Рохас Эрнандес, а лидеру крупнейшей оппозиционной партии, Марко Антонио Кортесу Мендосе – вообще исполнилось мальчишеских 42 года.


Где это видано, где это слыхано?

Другими словами, США, которые так долго выполняли роль авангарда мировой истории, свершили лучший, величайший политический эксперимент мира – «правительство граждан, из граждан и для граждан» – в XXI году превратились в настоящую геронтократию. Америкой руководят люди, которым следовало бы сидеть в креслах-качалках, играть с внуками или, как Трамп, улучшать свой гандикап на площадках для гольфа.

Виновата ли в том так называемая «избирательная система большинства», которая регулирует все, как на дуэли – два кандидата выходят друг против друга? Будут ли чувствовать себя молодые американские политики лучше, если станут избираться, как в других странах, по партийным спискам? Возможно. Но, если посмотреть, скажем, на Великобританию (там побеждает так же, как и в США, тот кандидат, который первым пересечет «финишную ленточку»), то никакой геронтократии там не увидать. Премьер-министра Бориса Джонсона кое-кто называет «клоуном» (хоть он, в отличие от Владимира Зеленского или Сильвио Берлускони, никогда не был актером развлекательного жанра), но старым его точно не назовешь: ему 55 лет. Йо Свинсон, руководитель либеральных демократов – 39-летняя молодая женщина. Никола Старджон из партии шотландских националистов – 49 лет. Один-единственный старик в верхушке британской политики – это 70-летний Джереми Корбин, нынешний лидер лейбористов. Он воплощает для многих «левую ностальгию», включая в это понятие антисемитизм и мечты о социализме советского толка.

Или, может, виновато в том знаменитое американское законодательство о финансировании выборов, позволяющее неподконтрольную избирательную поддержку через частные фирмы и профсоюзы? Возможно. Но почему американские «денежные мешки» наших времен, которые вообще-то сами являются молодыми людьми (Сергей Брин – 46 лет, Джефф Безос – 55 лет, Тим Кук – 59, Марк Цукерберг – 35, Джек Дорси – 42 и т.д.) должны обязательно быть приверженцами стариков в политике, да еще и финансировать их собственными деньгами?

Возможно, причина кроется в том, что в Соединенных Штатах нет единого общенационального медийного канала, при помощи которого молодые политики могут прославиться сразу на всю нацию – ничего вроде BBC, никакого общественного телевидения, как в той же Германии? Тоже возможно. Но геронтократия существует в США не только на федеральном, общенациональном уровне: можно посмотреть на лица всех 50 американских губернаторов, там нет ни одного молодого человека.

Молодым наплевать

Похоже, что важнейшая причина этого феномена заключается в другом: молодые американцы… не ходят голосовать. Сухие цифры подтверждают это: в 1971 году закон снизил возрастной ценз для избирателей до 18 лет; в следующем году участие молодых людей в выборах составило 50%. Все, что происходило потом, – это путь вниз: на президентских выборах количество молодежи, которая проголосовала, обычно колеблется в районе 40%, во время парламентских выборов – в районе 20%.

Самые стойкие и самые активные избиратели в США – люди старшего возраста от 50 лет и выше. Поэтому политики, выстраивая свои программы, обращают первоочередное внимание именно на них и на их интересы, вплоть до законодательства о частном оружии (большинство владельцев оружия в США – люди преклонного возраста, а вот большинство жертв стрельбы – молодые люди). В старых политиках из Вашингтона американские избиратели видят свое собственное отражение. При помощи демократических выборов они создали идеальный портрет самих себя.

На вопрос же, почему молодые американцы не спешат на избирательные участки, есть два ответа. Прежде всего: американская избирательная система чрезвычайно усложняет им этот путь. Они должны зарегистрироваться для выборов – это довольно сложная процедура для тех, кто часто переезжает с места на место, как это делают молодые люди. Кроме того, выборы в Америке, по причинам, которые теряются в тумане бурной американской истории, всегда проходят во вторник, то есть – в рабочий день.

Вторая причина: многие молодые американцы просто потеряли веру в систему. Они считают Америку неизлечимо коррумпированной. 20% молодых американцев к тому же объяснили во время социологических исследований, что считают себя… слишком невежественными, чтобы идти голосовать. По их словам, они слишком мало понимают в политике и поэтому не хотят идти на выборы.

Частично виновата и американская система образования: государство инвестирует большие деньги в фундаментальные и прикладные отрасли науки – такие, как физика и математика или же инженерные направления – а вот на политическое образование денег уже не остается.

Тем не менее, скажем, подростки из школы Stoneman Douglas High School в штате Флорида, в которой от рук вооруженного маньяка погибли 17 школьников, почувствовав потребность в политической активности, прекрасно самоорганизовались и взялись за политику самостоятельно. Они высокопрофессионально – при помощи Twitter и Facebook – организовали массовые демонстрации по всей своей большой стране. Демонстрации, которые требовали более жестких законов об оружии. Они прославились на всю Америку – так, что трамповские рупоры с телеканала Fox News не смели больше называть их «сопляками» и «левыми головастиками»…

И эта спонтанная, но весьма эффективная самоорганизация американской молодежи сразу отразилась на ближайших по времени выборах: во время так называемых «довыборов» в Конгресс, которые состоялись в 2018 году, когда избирательная активность достигла рекордного показателя, участие молодых избирателей подскочило сразу вдвое: с 20% до 40%. Напомним, что победу тогда одержали демократы, но суть не в том. Суть: молодые люди вполне неплохо могут организоваться сами, когда нужно.

Нечто подобное ожидается и на президентских выборах следующего года: кто бы на них не победил, но, скорее всего, участие избирателей будет рекордным для американских условий. Что ж, может получиться и так, что проблема «американской геронтократии» решится простым, естественным путем. В конце концов, ни Дональд Трамп, ни другие политики – не бессмертны…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s