ТЫ ДОМОЙ-ТО ВЕРНЕШЬСЯ?

Опубликовал(а)

Вопрос, заданный по-русски, по-украински или по-узбекски, несет одинаковую обеспокоенность — и для трудовыхмигрантов, и для их семей. О чем именно?

Принцип прежний — «понаехали»

«Российские власти не готовы создавать действительно привлекательные условия для мигрантов, давать им действительно квалифицированные рабочие места, — пишет политолог Иван Преображенский. — Россияне, скорее всего, и дальше будут считать приезжих «дешевой рабочей силой», которая заполняет те вакансии, которые самим россиянам неинтересны». Поэтому разработанная Кремлем Концепция миграционной политики РФ до 2021 года не изменит место приезжих в общественной иерархии. В лучшем случае, это водитель маршруток и продавец на рынке, чаще — чернорабочий на стройке, и, как правило, уборщик мусора. Примечательно, что гастарбайтер при этом может быть вполне квалифицированным специалистом — инженером, врачом, учителем. Собственно, потому Кремль и декларирует, судя по Концепции, намерение трудоустроить этих специалистов согласно их профилю: их дефицит в России известен.

Однако сделать это непросто. Надо получить российское гражданство, обзавестись жильем, выучить русский язык… Словом, начать и кончить. Что говорить про приезжих издалека, если даже ближайшие соседи украинцы почти не имеют шансов получить российское гражданство либо остерегаются это делать, несмотря на миграционные стратегии Кремля. За пять послекрымских лет 400 тыс. граждан Украины стали гражданами РФ (кроме тех жителей Крыма, кого автоматически записали в россиян) при том, что на миграционном учете в 2018 состоит 1,75 млн. граждан Украины.

Прибывших из Центральной Азии (ЦА) в несколько раз больше. Специалист по проблемам миграции из Санкт-Петербурга Сергей Абашин подтверждает: «Россия не ставит перед собой однозначной цели привлечь мигрантов из Средней Азии. Считается, что их число, а также длительность их пребывания в России, следует ограничивать». С одной стороны — милости просим, занимайте вакансии, с другой стороны — масса препон для того, чтобы приезжий ощутил недоступность российского гражданства.

Перспективы: наличие или отсутствие?

Тогда, когда надо действовать решительно, Кремль медлит. Случайно или намеренно? Вопрос уместен на фоне утечки мозгов из России. Минимум 2 млн. россиян (в основном, в последние 7 лет), 45% которых имеют степень бакалавра, а 37% еще степень магистра или доктора, покинули РФ, считая: перспектив на родине нет. Они хотели бы укреплять страну, но, оказывается, в путинском государстве это невозможно.

Заменить этот людской ресурс некем: базовая подготовка специалистов в ЦА, которые приезжают в Россию и готовы работать кем угодно, на порядок ниже российской. Они готовы массово наводнять РФ, поскольку, заняв нишу малоквалифицированной рабочей силы, они, тем не менее, содержат семьи на родине.

И в то же время в речах Путина и Медведева столько пафоса! Как отмечает Елена Рыковцева, сотрудник «Радио Свобода», Россия на всех углах кричит, сколько сил тратит на поддержку из-за рубежа. «Мы заботимся о том, чтобы соотечественники, проживающие за рубежом, не теряли своих корней, своей русскости». На кого рассчитаны эти декларации, если 2 млн. уже безвозвратно утеряны?

Бывает, и обладатели высшего образования в России становятся гастарбайтерами. На фоне сокращения реальных доходов они готовы, взяв отпуск за свой счет, быть кем угодно — помощниками в отелях и в ресторанах, грузчиками, складскими работниками. Причем, и ехать-то далеко не надо. Минувшим летом эти вакансии, как и сборщик урожая, предложила Эстония. Страна столкнулась с дефицитом рабочих рук, которым предлагалась зарплата в размере от $995 до $1421 в месяц. Для 90% россиян неквалифицированная работа за $1421 — мечта, которая никогда в РФ не осуществится. Миллионы жителей РФ согласны трудиться даже за половину этой суммы. Однако трудоустроиться в балтийскую страну не так-то просто. Эстония — часть Евросоюза, нелегальных иммигрантов здесь не жалуют. Тут требуется упорство соискателей подобных рабочих мест, а оно, увы, редкость. Так что «Москва» — пишем, «Эстония» — на ум берем, как сказал бы герой Аркадия Райкина.

Радости и горести на «площадке грез»

Самой доступной для жителей ЦА остается Россия. Она стала «площадкой грез» — только в РФ можно заработать денег на ежедневные нужды семьи, на свадьбу, а то и на машину. В декабре 2018 года в РФ проживало 9,93 млн. гастарбайтеров, каждый второй из ЦА. Отчетливо азиатское присутствие ощущается в российской столице после каждого снегопада: ее улицы расцвечиваются оранжевыми жилетами, в которые облачаются узбеки, таджики и киргизы. Мигранты из ЦА рассыпают реагент на скользкие тротуары, сбивают с крыш сосульки. Они трудятся в супермаркетах, вывозят мусор, освобождают лифты от дерьма (не всегда, пардон, собачьего).

— До чего трудолюбивый народ! — восхищаются бабушки на московских скамейках. Они бы не поверили, если бы им рассказали, как о них отозвался в июне 2013 года президент Ислам Каримов. Вот его слова: «Те люди, что ездят в Москву, чтобы убирать улицы, — это просто лентяи. Отвратительно, что узбеки едут туда, чтобы заработать на кусок хлеба. Никто в Узбекистане от голода не умирает». Ислам Каримов открыто выражал презрение людям, которым он не создал рабочие места с достойной зарплатой и которые лишь по этой причине вынуждены были добывать упомянутый им «кусок хлеба» для семьи за тысячи километров от родного дома.

Это совершенно несправедливое высказывание, учитывая вклад трудовых мигрантов в экономику страны. Только в 2016 году, в котором умер Каримов, они отправили домой из России $2,7 млрд., которые позволили многим их родственникам не скатиться за черту бедности. Денежные переводы и нынче существенны — в 2018 году $5,1 млрд. (10% от ВВП страны). $3,05 млрд. этой суммы поступило из России. Важно и другое: новый президент изменил тон по отношению к гастарбайтерам.

Но тут возникает другая проблема. Гастарбайтер может захотеть остаться в России. Причины? Или — финансового характера. Или — приспособился к суровому климату. Или — личного характера: присмотрел новую жену, а то еще и успел завести с ней детей. (При этом не забыл про нуждающуюся родню).

Отбатрачив свое и проживая по принципу «10 человек в однушке», мигранты сумели собрать средства, сформировав не махалли (жилые кварталы), но этносообщества в городах РФ. Эксперты называют их расположение: Карачарово, Текстильщики, Люблино, Капотня, Старое Марьино, Бирюлево, Метрогородок, Гольяново. Места концентрации приезжих из ЦА связаны с наличием рабочих мест для мигрантов. В Екатеринбурге — район Сортировка, где находится рынок. В Красноярске — район КрасТЭЦ, где расположены несколько рынков. По данным московских риелторов, в 2019 четверть сделок с 3- и 4-комнатными квартирами стоимостью до $223 тыс. заключается приезжими из стран Кавказа и из ЦА. Это — гастарбайтеры, кто успел поработать 10-15 лет в столице и готов перевезти сюда свои семьи. Случаи пока не частые. Но тенденция обозначена.

Гастарбайтер потерян для родины или нет?

В любом случае, трудовая миграция — показатель: на родине условия таковы, что люди вынуждены отправляться на чужбину добровольно на долгие годы в поисках лучшей жизни. Значит, отмечает доктор права Ольга Гулина, эксперт Института миграционной политики, ему не предоставляется достойное качество жизни и не гарантируется минимум прав и свобод. В постсоветском пространстве устоялись две величины: страны-приема мигрантов (Россия и Казахстан) и страны-поставщики мигрантов (Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан). Жители ЦА едут в Россию в поисках возможности содержать семью, а не в стремлении найти новую родину.

А, значит, в лучших совковых традициях надо таких окоротить. В Узбекистане живущих в махалле родственников вызывают «на ковер» в махаллинские комитеты или на «пропесочивание» в ходе «разъяснительных собраний». Цель — заставить мигрантов вернуться на родину. В Самаркандской области от махаллей местные чиновники требуют письменное обязательство о том, что они вернут трудовых мигрантов, которые долгое время находятся за рубежом. Сотрудники СНБ (служба национальной безопасности) и милиции звонят мигрантам и, порой, грозя карами их родне, требуют незамедлительно приезжать домой. В 2019 году активистов 507 махаллей Ташкента обязали обзванивать выехавших за рубеж на работу, чтобы выяснить их планы.

Ведь на кону миллиарды долларов, которые закачиваются в бюджет республики как бы сами собой: мигранты ведь едут за свой счет, сами себя содержат и лечат, ничего не требуя от государства. Валюта задарма — кто ж от такого подарка откажется?!

После более 20-летнего опыта «лентяев» Ташкент признал вклад мигрантов в экономику Узбекистана. Чтобы защищать их права и интересы, приняты двусторонние документы с РФ, направленные на улучшение регулирования миграции. Но как и когда реализуется этот спектр взаимных обязательств, сказать сложно.

Мигрант полагается на себя. Уроженец Кашкадарьи (область в Узбекистане) Фарход Джалилов считает себя счастливчиком: в течение 15 лет работает в Москве, получая ежемесячный доход около $500 долларов. «Дома я мог только мечтать о таких деньгах. Не трачусь на проживание и питание: расходы покрывает работодатель. Работаю на заводе, производящем пластиковые окна и двери. Отправляю большую часть денег домой, где у меня жена и трое детей».

Но таких Джалиловых в общем потоке постсоветских гастарбайтеров не так много.

Когда звучит тезис о среднемесячной зарплате в Польше в $1100, это не означает, что по приезде украинский мигрант будет их получать. Статистика свидетельствует, что украинцы зарабатывают в среднем $550. К этому прибавьте налоги, проживание и питание, и начнет вырисовываться совершенно иная картина.

Ну и куда мигранту податься?

В восприятии поляков украинский мигрант — не более, чем гость на заработках. (Точно так же относятся россияне к приезжим из ЦА). По прогнозам, Польша наберет дополнительно 5 млн. трудовых мигрантов в ближайшие годы, чтобы продвигать экономику. А вот сохранятся ли в РФ нынешние 2 млн. узбекистанцев, вопрос: рост зарплат не позволяет догонять стабильно растущие цены. Работы достаточно. 22-летний Сарвар Хамиджанов впервые отправился в Казахстан, когда ему было 17 лет. Он работает с 9 земляками-андижанцами полировщиком в мебельном цехе в Алматы. Ежемесячно ему платят $500, жилье и питание оплачивает хозяин производства.

Трудовыми мигрантами являются 2,5 млн. граждан Узбекистана, 7% населения страны. Они смотрят в сторону Турции, Южной Кореи (ЮК), ОАЭ, где положение стабильнее, чем в РФ и в Казахстане. В 2018 году в Турции работали около 300 тыс. узбекистанцев. Большинство из них – нелегально. Гульноза с мужем пять лет проработала в супермаркете в Дубае. Ежемесячный их заработок составлял $3 тыс. на двоих. Из них $500 отдавали за аренду жилья, так что удалось заработать приличную сумму. «Мы на заработанные деньги с мужем смогли купить на родине квартиру и машину». В ОАЭ работы всем хватает, поэтому там от 50 до 100 тыс. трудовых мигрантов из Узбекистана. «Единственное правило — не нарушать миграционное законодательство», говорит Гульноза.

В Южную Корею (ЮК) мигранты на предприятиях получают по $1,5 – 3 тыс. в месяц. Однако есть «но». Туда не попасть без взяток. Ташкентский горсуд в августе 2019 года приговорил к тюремным срокам бывших руководителей агентства по вопросам внешней трудовой миграции. Оно «надоило» взяток на $20 млн. от граждан, собиравшихся на заработки в ЮК. Соискателей агентство обмануло: собрав с каждого $5-7 тыс., но разрешения на работу не выдало. Истоки коррупционной схемы — во временах правления Ислама Каримова. Чиновники Узбекистана остаются коррумпированными и сегодня. «Нынешнее правительство, проводящее массу разных реформ, в вопросах борьбы с этим явлением не особенно продвинулось», подчеркивает социолог Алишер Ильхамов.

Какую ловушку готовит Россия Узбекистану?

Можно ли изменить отношение РФ к мигрантам? В ходе визита весной 2016 в Москву Исламу Каримову не удалось договориться о миграционных послаблениях для узбекских граждан. РФ выставила важное условие. Узбекистан должен стать членом Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

2 октября 2019 спикер российского сената Валентина Матвиенко, находясь с визитом в Ташкенте, заявила: президент Шавкат Мирзиёев на этот счет «принял решение». Сам президент молчит. Почему свое решение озвучивает не он? Это — сигнал, что Москва за Ташкент все решила, как было десятилетия подряд. Узбекистан вновь впрягают в российские имперские оглобли. Используя весомый аргумент: главный плюс от вступления в ЕАЭС — в облегчении положения узбекских трудовых мигрантов в России. Что взамен? Формально ЕАЭС – экономическая организация, но действия Кремля по втягиванию Узбекистана в структуру — стратегический ход: расширить влияние на Узбекистан и в дальнейшем вовлечь его и в военно-политические структуры (у Ташкента самая крупная армия в ЦА), обозначая возросшее геополитическое значение в регионе.

С одной стороны, если Узбекистан вступит в ЕАЭС, его гражданам не придется оформлять разрешения на работу в других странах союза. В РФ мигранты тратят $2 млрд. ежегодно на оформление и продление патентов. С другой стороны, новость о том, что Узбекистан решил вступать в ЕАЭС, прозвучала из уст иностранного официального лица, а не президента страны. Это, видимо, следует понимать как возвращение к временам, когда узбекский лидер работал по звонку из Москвы. То есть совковые времена возвращаются.

Опасен ли ЕАЭС для ЦА? Вот как обстоят дела в Кыргызстане, который является членом ЕАЭС. Азамат Акенеев, эксперт по экономике при правительстве Кыргызстана, подчеркивает: «Сейчас мы лишились права самим определять, на какие товары увеличивать ставки, а на какие — снижать, поэтому на ряд товаров ставки выросли, и они подорожали. Так, в интересах России — защищать интересы машиностроения. У нас же производства автомобилей нет, и защищать нам нечего, но условия для нас будут такие же, как и для других стран. Доминирующая роль в ЕАЭС в любом случае отводится России». Директор Центра содействия экономическому развитию Узбекистана Юлий Юсупов дополняет: «ЕАЭС изначально не союз равноправных партнеров или даже не объединение стран, где есть несколько центров силы, которые уравновешивают друг друга (как ЕС, например). Здесь один центр силы – Россия. И придется подстраиваться под российские политику и стандарты».

Узбекистан необходим России в качестве поставщика ресурса при ежегодном росте его населения в 600-700 тыс. и ежегодной убыли россиян почти в 1 млн. По мнению директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, «наш основной миграционный ресурс – это Центральная Азия». Но вот «готово ли население к массовому притоку мигрантов из Центральной Азии? Не уверена. Ксенофобия плюс политические риски для власти. Поэтому я не верю в реализацию нацпроекта».

Иными словами, Концепция — заведомо провальный проект Кремля. Это всего лишь политическая декларация. Не больше.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s