НЕ ПОРОК, А ПОЗОР

Опубликовал(а)

Так ведущие социологи и экономисты России оценивают возрастающий уровень бедности в стране.

Богатое государство с бедным народом

Несмотря на рост доходов бюджета и стабильную макроэкономическую ситуацию, в России растет число бедных.

Сколько их? По версии Кремля, меньше, чем богатых. Процентное соотношение бедных к очень состоятельным 14% к 20%. 14% — социально уязвимые слои населения, 20,4 млн., большинство — семьи и дети. Росстат сообщает, что в первом квартале 2019 года эта цифра выросла на 500 тысяч. По мнению директора Института социологии РАН Михаила Горшкова, в целом к бедным можно отнести 30% страны. 20% — те, кто сидит на трубе, то есть ближний круг Путина, газпромовцы и остальные, кто кормится за счет основного экспортного ресурса: высший чиновный люд, депутаты Госдумы, силовая верхушка.

Россия расколота уровнем достатка, причем большая часть — те, кто умудряется добавлять к скудным пенсиям, стипендиям, пособиям денежку от сдачи внаем жилья, продажи огородно-садовой продукции, рыбы, ягод и грибов.

По данным социологов, две трети семей в стране живут одним днем, не загадывая наперед. Как загадывать, когда многие россияне только и делают, что берут кредиты в банках, затем, чтобы погасить их, спешат в другие банки? К тому же в ходу совковый способ «трешка до зарплаты». То есть налицо культура выживания. Она характерна для двух семей из трех. Оставшаяся треть может позволить себе планировать покупку одежды и обуви, бытовых приборов, предстоящий летний отпуск на море. То есть худо-бедно, но развиваться, отчего и гордятся: вот это и есть культура жизни.

Экономические эксперты отмечают: российское государство политэкономически не запрограммировано на развитие, хотя ресурсов предостаточно, и страна считается богатой. Она быстро находит миллиарды на мега-проекты — Крымский мост, строительство стадионов к ЧМ-2018, космические и оборонные программы, освоение Арктики. Сегодня по кремлевским коридорам бродит идея построить столицу православия в Сергиевом Посаде за 140 млрд. рублей. При этом средств совершенно не хватает, чтобы дать льготы: пенсионерам на лекарства, детям на школьное питание, инвалидам на коляски, женщинам — полноценную возможность рожать и воспитывать детей.

Борьба с бедностью осталась в России девизом. Вот тут-то и проблема: отчего богатая страна десятилетиями не может избавиться от бедности?

Но какая она, бедность по-российски? Понятие многозначное. Географическое. Психологическое. Зависимое от политической ситуации. Официальное. Относительное. Возрастное.

Географическое

В целом по стране — у двух третей населения нет сбережений. Однако совершенно аховое положение в самых бедных регионах. Это так называемые депрессивные регионы внутри многих субъектов Севера России, центральных регионов страны, Сибири, малые и средние города (особенно малые), сельская местность. Лидер — Тыва, уточняет Александра Суслина, эксперт «Экономической экспертной группы». Профессор Высшей школы экономики, член экспертной группы «Европейский диалог» Евгений Гонтмахер так характеризует положение: «Хороших рабочих мест в нашей экономике очень немного, в основном это плохие рабочие места, где ты получаешь небольшую зарплату. У нас же самая распространенная зарплата, как показал Росстат, — 25 тысяч рублей. Ну, что можно купить на 25 тысяч рублей ($384), даже в провинции?»

О том, как борется с бедностью российская провинция, говорит Митя Алешковский, председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь»: «Знаете, какое блюдо является сейчас основным в рационе питания людей, которые живут за чертой бедности? Это не хлеб, а самые дешевые макароны, рожки самого низкого качества, и люди покупают их на вес, чтобы хватило на месяц. Это можно сравнить с голодом. Люди живут в покосившихся избах, в ужасающих, антисанитарных условиях, отапливаются дровами. Большинство денег уходит на коммуналку и лекарства, и остается несколько тысяч рублей, чтобы на них купить вот эти самые чертовы рожки. Очень многие люди за чертой бедности в России живут не в лучших условиях, чем, скажем, люди, которые живут в Сомали в лагере беженцев, где я был».

Психологическое

В российской провинции, в отличие от столиц, сильнее всего сказывается зависимость от власти — от местной администрации, региональных властей до муниципалитета. Как правило, все эти структуры наплевательски относятся к нуждам простых людей. Происходит это долгое время, но особенно ощутимо в два путинских десятилетия. Поэтому поведение тех, чей социальный статус невысок, двояко. Те, кто выживает на нищенские деньги, ругает власть. И в то же время смирились с тем, что сделать ничего нельзя. Жить трудно, но в целом терпимо: не все же, в конце концов, вымирают, кто-то остается. На этом фоне и уместно легендарное высказывание Дмитрия Медведева: «Денег нет, но вы держитесь». Что в переводе: выживайте, как можете, у Кремля полно других забот.

Александра Суслина комментирует: «То ли это ментальность, то ли рабская психология, но получается так, что люди всем довольны. Они радуются тому, что у барина прекрасная вилла, что у нас хорошие ракеты. И с этой психологией ничего не поделаешь». Как подчеркивает Евгений Гонтмахер, крайняя нищета — это 10-15%, дальние деревни, малые города, брошенные пожилые люди. «А основная масса — это люди, с которыми внешне все нормально: они одеты, обуты, едят макарошки, но с курицей, — но это люди без движения, без энергетики, без желаний». Единственное их желание — свести концы с концами. Они не нацелены что-то менять в своей жизни. А, если верить Гиппократу, тому, кто сам не желает измениться, помочь невозможно.

Зависимое от политической ситуации

Основные заботы Кремля — геополитические. С их помощью путинский режим умело манипулирует притязаниями на приемлемый (по российским меркам) уровень жизни. Социологи отмечают важную особенность. Россияне живо откликаются на слабо завуалированные послания Москвы сильнее затянуть пояса не в рутинных буднях, а когда дается сигнал в очередной раз вставать с колен. Поэтому максимум поддержки Путина происходит в момент очередного милитаристского угара, сопровождающего военные кампании.

Известны три таких пика. Начало Второй чеченской войны, когда Путин пришел к власти. 2008 год, война с Грузией. Аннексия и присоединение Крыма, война на Украине, развязывание интенсивной антизападной и антиукраинской пропаганды. Рейтинг президента в такие моменты резко возрастает, а требование повышения социальных льгот наиболее бедным слоям населения резко падает. Потому что неимущего включают в ура-патриотическое состояние, наличие которого вызывает одинаковые последствия: для него становится просто неприличным просить у Родины дополнительной финансовой поддержки, когда она ведет битву с очередным ненавистным врагом, то есть с прежним вечным другом.

И это состояние вовсе не оттого, что народ российский кровожадный. Он просто ущемленный. «Кузькина мать» всему миру от Путина воспринимается как демонстрация силы. Агрессивная поза и угрозы только потому и вызывают удовлетворение бедного, забитого и озлобленного общества, что оно в целом не делает усилий искать источник этих несчастий в Кремле. Когда сообществу оболваненных людей указывают на источник (Чечня, Грузия, Украина, Сирия), оно с готовностью воспринимает эти адреса.

Если в этом числе оказывается Запад, который в целом славится миллионами состоятельных граждан, к этому подмешивается откровенная зависть. Россия в такие минуты — армия швондеров, требующих по праву «победившего пролетариата» своей доли благ у преображенских. Если этих благ нельзя добиться угрозами и петициями, в ход идет другой метод — вороватость и наглость. Это швондерам понятно, поскольку такова уже более века привычная атмосфера политической культуры.

Официальное

Более полугода назад были обнародованы итоги комплексного наблюдения условий жизни населения в 2018 году. Росстат сообщил ряд неутешительных фактов. Почти 80% российских семей испытывают трудности с покупкой самого необходимого. Большинство российских семей едва сводят концы с концами. Четверть семей из соображений экономии не приглашает гостей на праздники вроде дня рождения или Нового года. Каждой десятой семье не хватает денег на покупку жизненно необходимых лекарств. И почти треть населения не может себе позволить покупку двух пар подходящей по сезону обуви на каждого домочадца.

Причем, чиновники не заметили многих вопиющих фактов, активно отреагировав только на сообщение об обуви. Согласно исследованию ВЦИОМа к началу минувшего учебного года, более половины семей имели проблемы с тем, чтобы собрать ребенка в школу. Это, может быть, не бедность, но малообеспеченность, которая повсеместна.

Относительное

В России, в отличие от других стран, значительное число официально бедных приходится на долю не только определенных социальных слоев (безработные, пенсионеры, студенты, многодетные семьи), а на работающих. Врачи и учителя охотно берут ночные дежурства и дополнительные часы, что негативно отражается на качестве лечения и обучения. Инженеры чинят на дому бытовую технику. Другие рукастые россияне, отстояв смену на заводе, спешат в подпольные цеха ремонтировать авто, производить мебель, посуду, искусственные цветы. От 40% до 70% официально трудоустроенных одновременно — задействованный ресурс «гаражной экономики». Несмотря на то, что их рабочее место может быть в любую минуту утеряно, они, что называется, ловят момент.

Особенно выгодно безработным пребывать в «сером секторе». Внешне он — бессребреник, хоть сейчас на паперть. Фактически, если он по ночам сторожит склад с паленой водкой, его рубль — живой, наличный, не облагаемый налогом. Суммарно это более 40% ВВП страны, которую представляют «гаражная экономика», а также репетиторство, охота и собирательство грибов, орехов и ягод, сдача квартир. Александра Суслина подчеркивает: «Но тень страшна не только тем, что бюджет что-то недополучает, а тем, что создаются неравноценные условия для экономической деятельности. Те экономические агенты, которые работают в тени и не платят налоги, имеют конкурентное преимущество, и поэтому бюджет большую нагрузку перераспределяет на несчастных честных налогоплательщиков, и они, соответственно, не могут работать так, как могли бы, будь у них налоговая нагрузка меньше».

«По данным новой методологии Росстата за 2014-2018 годы реальные доходы населения сократились на 8%, по старой методологии на 10%. Первый квартал 2019 года — снижение реальных доходов населения 2,3%. Мы живем хуже» — мнение директора региональной программы Независимого института социальной политики, профессора, доктора географических наук Натальи Зубаревич.

Возрастное

Сложнее всего понятие «бедность» воспринимается молодыми. Старшие как-то свыклись с нехватками. Им, к примеру, вполне достаточно холодильника и телевизора 20-летней давности. Представители более юного поколения воспринимают как само собой разумеющееся «подбрасывание» родителями-бабушками-дедушками деньжат на дискотеки, айфоны, модную одежду. Расчет на старших — российская традиция. После выхода на пенсию продолжает трудиться каждый пятый пенсионер в России. Это — работающие официально. В действительности, каждый третий.

Считается в порядке вещей пребывание внуков на теплых морях, а бабушек — на дачах с негласной обязаловкой выращивать овощи и фрукты и затем закатывать их в банки-баллоны, чтобы пережить 4-6-месячную (это уж как карта ляжет) российскую зиму. Родителям трудно поддерживать даже статус «относительно обеспеченных» без помощи пожилой родни. 20% от общего числа бедных составляют дети в возрасте до 15 лет.

На молодежь давит растущее расслоение общества — не только между поколениями, а для групп внутри молодежи 18-30 лет, одни из которых живут в мегаполисе, а другие в провинции. Как отмечают социологи, одни живут на 115 тыс, одеваясь и питаясь, не особо отказывая себе, а другие — на 15 тыс в месяц, пробавляясь макарошками и соленьями-вареньями и знакомясь с корзиной потребления 115-тысячников по телевизионным картинкам. Эти противоречия болезненно воспринимаются в молодежной среде.

Есть еще один важный момент. Молодые люди, которые оказываются в престижных вузах столиц, не всегда отдают себе отчет, что могут остаться безработными даже при наличии диплома с отличием: 50% профессий будут через 5-10 лет невостребованными. Соответственно, появится часть молодых людей, которые учились, но оказались на обочине рынка. Востребованные же не захотят получать зарплату ниже прожиточного минимума – а сейчас таких 63%. Что означает: зарабатывать на пенсию для старшего поколения будет некому. Средний почасовой заработок в России – в 4 раза ниже среднеевропейского уровня. Так что все надежды — на работу на Западе.

Как выйти из зоны бедности?

Продвинутой молодежи в крупных городах России проще, чем старшим, которые за счастье почитают роль гувернанток, репетиторов, поваров, садовников, охранников в домах состоятельных людей. Молодым подавай возможность сочетания занятости и развлечений. Поэтому их рабочий день должен быть неполным, исключать личное общение с работодателем и путь (порой многочасовой) на работу и с работы. Сделать это можно, сидя за компьютером 3-4 часа в сутки (необязательно в светлое время суток) и, выполняя оговоренный объем и срок, получать суммы, позволяющие удовлетворять потребности и интересы. Таков современный идеал. В столицах так зарабатывают 70% студентов технических и гуманитарных вузов, ежемесячно кассируя $1000-$3000. Чаще всего, не платя налогов.

Надеяться на самого себя — самый действенный способ выживания в России. Попытки власти, как правило, малоэффективные. К примеру, Центробанк пытается ограничить рост потребительского кредитования, чтобы избежать так называемого «пузыря на рынке». На деле эти усилия означают еще один удар по потреблению, что сказывается на экономике в целом. Поэтому Всемирный банк и МВФ снизили свои прогнозы по росту экономики России на 2019 год. Теперь они в диапазоне 1,2–1,4%. Согласно майским указам президента от 2018 года «О национальных целях к 2024 году», правительство должно обеспечить устойчивый рост доходов граждан и двукратное уменьшение уровня бедности. Однако ничего, что бы обеспечило экономический рост, в стране нет.

По данным сервиса «Работа.ру», абсолютное большинство жителей России — 86% — недовольны своей зарплатой. Ее катастрофически не хватает на самое необходимое. 76% опрошенных выразили готовность работать больше за более высокую зарплату. Но ее в течение последнего года не повышали (или не индексировали) у 88% жителей страны, а 69% заявили, что в последний раз им повышали зарплату больше трех лет назад. По данным Росстата, в январе-июле 2019 номинальные зарплаты в стране выросли на 7,2% (в сравнении с тем же периодом прошлого года), при этом реальные доходы (зарплаты и другие доходы за минусом инфляции и обязательных платежей) в первом полугодии сократились на 1,3%. Это означает снижение покупательского спроса. Люди увязают в кредитах и не знают, с чего выплачивать проценты, все ближе придвигаясь к статусу «неимущий».

«Люди обеднели, но набирать микрокредиты под 365% годовых, процент в день – это безумие», — подчеркивает Наталья Зубаревич. Но при этом бюджет профицитный, говорит она, «он лопается от денег». Макроэкономическая ситуация достаточно стабильна, доходность в корпоративном секторе увеличивается, по своим природным ресурсам, по производимой стоимости, хотя бы даже в абсолютных показателях, Россия по-прежнему является одним из богатых государств мира.

А бедность в России растет. Как считают эксперты, это происходит потому, что перераспределение богатства порочно и неправильно. Поэтому нищих в стране все больше, а это — национальный позор страны.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s