СВАДЕБНЫЙ ГЕНЕРАЛ В ОБЛИКЕ ЛЕЙТЕНАНТА

Опубликовал(а)

Узбекистан провозгласил беспощадный бой коррупции, который проходит в рамках программы, условно названной в народе «Свадьба без помпезности и излишеств».

Кому звание, кому должность

«Капитан, никогда ты не будешь майором…» Строка из песни Высоцкого стала армейской присказкой. Она намекала на сомнительность роста в чине. Но чин одно, должность — другое. В современной России известны случаи, когда министром обороны может стать никогда не служивший в армии человек, а вчерашний полковник КГБ — главнокомандующим страны. Речь о Шойгу и Путине.

Сам Юрий Гагарин, ставший первым космонавтом планеты, смог благодаря этому полету перескочить всего лишь через одно воинское звание. Да и то, говорят, в Кремле утвердили после жарких дебатов. В апреле 1961-го шутили: вылетевшему старлеем Гагарину понадобилось всего 108 минут, чтобы приземлиться майором. Причем, очередное воинское звание — звание капитана — ему было бы присвоено в том же апреле, днями позже, абсолютно независимо от его звездного часа 12 апреля. Погиб он, как известно, семью годами позже в звании полковника ВВС. Остается только гадать, был бы он, положим, годам к сорока представлен к званию генерала…

В сегодняшнем Узбекистане не обязательно летать в космос. К слову сказать, тема эта больная. Единственный узбек, побывавший в космосе, — Салижан Шарипов, гражданин России, который родился в Ошской области Кыргызстана. Учился летать на Украине. Так что к Узбекистану он, как говорится, никаким боком. Первый свой полет совершил 33-летним в звании подполковника, второй 40-летним — в звании полковника. Так что неизвестно, чем бы он вообще занялся, не поступи он в Харьковское высшее военное авиационное училище летчиков.

Заботы свадебного генерала

В Узбекистане лейтенант при должности участкового полицейского может, при полном отсутствии срока службы и заслуг перед Родиной, стать генералом. Причем, многоразового использования.

Нет, это звание не зафиксировано крупной звездой на погонах. Но поскольку его по месту службы в махалле (жилом квартале) встречают, как главное государственное лицо и обращаются соответственно — «жаноб» (господин), то лейтенант так и чувствует себя — по-генеральски.

Врастать в виртуальную генеральскую шинель лейтенанту-участковому предстоит согласно решению парламента Узбекистана, которое вступает в силу 1 января 2020 года. Обнародовано оно в сентябре 2019-го, чтобы, как подчеркивали, выступая на заседании Олий мажлиса (парламента), депутаты и сенаторы, «дать народу время привыкнуть к новым реалиям».

Тут требуются пояснение и расшифровка.

Положение «О дальнейшем совершенствовании системы упорядочения проведения свадебных, семейных, юбилейных торжеств, семейных поминальных обрядов и мероприятий, посвященных памяти усопших» — не первое в истории независимого Узбекистана.

Первый указ на эту тему был издан президентом Исламом Каримовым в 1998 году. Документ запрещал, в частности, при проведении свадеб допускать «такие пережитки прошлого, как тщеславие, помпезность, чрезмерная расточительность, пренебрежение народными обычаями и традициями, щегольство, пренебрежение к нуждам живущих вокруг людей». Однако указ не дал результата, и в 2008 году Каримов издал новый документ на эту тему — с тем же успехом. Нынешняя попытка ввести регламент по проведению бытовых ритуалов — третья.

А кто будет контролировать выполнение этого регламента?

Вот тут на сцену и выходит свадебный генерал. Ну, «на сцену» — громко сказано. Правильней — не «выходит», а садится. За отдельный столик, возможно, с ближайшими родственниками жениха по мужской линии. Именно он, свадебный генерал, следит за тем, чтобы не допускать помпезности. Она начинается с превышения лимита участников торжеств (то есть свыше 200 человек, это от 10 до 15 семей) и длительности проведения (не более одного дня, с 6:00 до 23:00). Ассортимент блюд и число калорий не указаны, хотя мог бы и появиться. Впрочем, степень расточительства — в данном случае число баранов, объем риса, лука, моркови и растительного масла — можно было бы тоже взять на карандаш.

По диаметру котла несведущему трудно определить — плов на 200 или на 250 человек.

Одно определенно — готовит его, безусловно, ошпоз (плововар) мастеровитый. Ведь плов на такое количество людей, да еще весьма искушенных, да еще чтобы всем понравился — исключительное кулинарное искусство. И схалтурить невозможно: в следующий раз в эту махаллю просто не пригласят. Идеально, если ошпоз — сосед по махалле, но таковых не так много: они наперечет, несмотря на то, что узбеки с младых ногтей успешно постигают основы плововарения.

Служебная инструкция для свадебного генерала составлена четко, чтобы ему потом было сподручно писать рапорт.

Пункт первый — сколько легковых автомобилей прибыло к месту проведения торжеств (в свадебном кортеже положено не более трех) и есть ли факт использования платного автомобильного обслуживания на семейных мероприятиях без лицензии на перевозку.

Пункт второй — определить, припаркована ли к чайхане (ресторану, дому торжеств) машина с госномером, означающая наличие министров и хокимов (глав областей, районов, городов). Если да, переписать номер, время прибытия и отбытия. (При этом даже не допускается мысль, что эти лица могут приехать в машине своих родственников или друзей).

В любом случае, теперь информация в ташкентском свадебном журнале «Жених и невеста» будет читаться сквозь призму Положения от Олий Мажлиса. Я имею в виду разделы, посвященные свадебным кортежам (по части количества авто) и услугам чайхан и ресторанов (по части продолжительности их работы). Контрмеры властей в отношении мест общепита уже обнародованы: участковому дано право ровно в 23:00 выпроваживать участников торжеств, а в случае сопротивления шефов ресторана составлять акт о неповиновении и наказывать, вплоть до закрытия ресторана.

А сейчас — тсссс… Свадебный генерал бдит. Зорким оком охватывает он помещение: не затесался ли тут высокопоставленный чиновник, вход которому на торжество подобного рода запрещен лично президентом Шавкатом Мирзиёевым.

Кто кого почем танцует?

Выход молодоженов к гостям проходит под трубный призыв карнаев, но точно нигде не прописано — излишество ли это или допустимо. Свадебный генерал должен ориентироваться на число карнаистов. Два трубача — нормально, четыре — перебор.

Основное торжество (о дополнительных и тоже обязательных — чуть ниже), а это регистрация, покупка так называемых простых колец (не запредельно дорогих), свадебное платье китайского производства, прическа и макияж, костюм для жениха ресторан на 200 персон, свадебный кортеж, видео и фотосъемка суммарно встанут в $2,5 тыс. Это — минимальная планка трат. Дальше — дело фантазии и состояния кошелька.

Особо ответственный момент для лейтенанта-генерала наступает, когда музыканты берут в руки инструменты и начинаются народные танцы, в которых состязаются женщины. По заведенной традиции, самую талантливую исполнительницу, которой аплодирует абсолютное большинство (а ею, в принципе, может оказаться и невеста), одаривают купюрами — разумеется, долларовыми, поскольку все присутствующие знают актуальный курс национальной валюты. А меньше 50 долларов давать неприлично.

Так что участковый, стоящий на страже государственных интересов, обязан пресекать попытки несанкционированного доступа к телу твердой валюты. А коли не получилось, то отслеживать: кто, кому, куда, почему и за что эти доллары заложил? Причем, должен ради объективности картины иметь доказательства своей правоты в виде фотографий или видеозаписи.

Он же в целом отслеживает культурную программу на уровне пресловутого главреперткома, описанного советскими классиками. В ней — никаких элементов шоу, в которые включены свадебный танец жениха и невесты, увеселительные «танцы живота» и прочей дискотечной мути. Подобные номера, имеющие, кстати, чисто восточные традиции.

Поскольку свадьба — процесс многочасовой и утомительный, то генерал фактически лишен возможности спокойно полакомиться изысканной снедью. Может, оттого он и звереет, на глазах превращаясь для всех присутствующих в заурядного надсмотрщика и доносчика.

«А я что? — вполне резонно может сказать он. — Побойтесь аллаха, земляки! Я же выполняю народную волю, которую высказали вы устами ваших доверенных лиц?!» И будет прав. Есть единственный действенный метод решения вопроса. Понимающе перемигнется родня и поручит дело аксакалу — старейшему участнику торжеств, который от имени всей махалли поздравлял новобрачных и их родителей. Он-то потихоньку и всучит участковому конверт с суммой, которая, не исключено, превысит месячный оклад генерала армии Узбекистана.

Напомним, что понятие «свадебный генерал» означало приглашение важной персоны, чтобы придать событию особую значимость и поддержку местной власти. И это была всегда не безвозмездная, а именно платная услуга. Так что узбекистанский полицейский, за звонкую монету составляющий благоприятный рапорт, подтвердит продажность правоохранительной системы республики, о чем не раз говорил в последние три года новый президент.

С момента вручения конверта рапорт участкового о проведении свадьбы полностью будет лишен негатива, отраженного в Положении и станет сочиняться в самых положительных красках. Тут будет подкорректировано все: и число участников, и длительность проведения, и все остальное. Правда, начальники свадебного генерала тоже не идиоты. Поскольку график проведения свадеб в махалле составляется за много недель вперед, оно знает, по какому адресу наведаться, чтобы самим из-за кустов поглядеть, какую такую «объективку» нарисует участковый. И будет иметь в наличии точную картину. «А ну-ка, лейтенант, колись, — скажет ему майор-начальник и, распахнув карман, пояснит. — «Колись» означает «делись».

Так «легким движением руки» свадебный генерал мгновенно превратится в лейтенанта.

Указы и традиции. Сочетание несочетаемого

То, что подобные распоряжения властей только подогреют уровень коррупции в формате махаллей, а не решат проблему, говорилось давно. А помпезностью официально называются народные традиции, бытующие с незапамятных времен.

Но расходы и в самом деле зашкаливают. «Откуда заместитель премьер-министра берет деньги, чтобы провести такую роскошную свадьбу? Если покопаться глубже, выяснится, что это деньги, добытые воровством», — пояснил глава государства.

Это правда. Однако есть закон гостеприимства, который предписывает собирать в такие дни не только ближайшую родню, но и соседей по махалле. По этой причине узбекские семьи, не желающие ударить в грязь лицом, начинают собирать деньги на свадьбу, едва их дети только переступают порог школы.

Многие трудовые мигранты, которых опрашивали независимые правозащитники в России, признаются, что решились на гастарбайтерство в том числе для того, чтобы провести свадьбу так, «чтобы все как у людей». Здесь важен фактор сезона. Известно, что самое популярное время свадеб — осень. И жара уже не та, что летом. И овощей и фруктов достаточно. Так что популярность это на самом деле — возможность сэкономить на продуктах питания. С другой стороны, экономия тоже с оговоркой, в рамках концепции «чтобы все как у людей».

Но чтобы к осенней свадьбе подсобрать достаточную сумму, гастарбайтеру надо с двойным старанием работать в первой половине года. Так и происходит. Узбекистан занял первое место среди стран СНГ по сумме среднего перевода во втором квартале 2019 года ($372). А в целом объем денежных переводов из России в Узбекистан за первые шесть месяцев 2019 года превысил $2 млрд. Этот показатель вырос по сравнению с аналогичным периодом 2018 года, в течение которого узбекистанцы отправили на родину $1,8 млрд.

Череда торжеств и история вопроса

Иными словами, свадеб нынешней осенью может быть больше, и будут они, в любом случае, не менее пышными… Стоп, что это я такое брякнул? Ведь официальный Ташкент ведет борьбу как раз с пышностью. В общем, примем нейтральный вариант: спонсоры в России постарались сделать все, чтобы побыстрее скопить сумму для свадеб.

Я не оговорился. «Узбекская свадьба» — это не разовое мероприятие, а череда торжеств, в ходе которых семьи продолжают соревноваться друг с другом в пышности церемонии и количестве потраченных на бракосочетание денег. О том, какие траты на основное торжество, я сказал ранее — $2,5 тыс. Но учтем важный момент. Во-первых, есть торжества семейные (до 200), а есть с привлечением не родственников (угощать пловом предписано до 250 человек). Во-вторых, речь идет о таких обрядах, как «келин навкари» (девишник), «ота курди» (передача подарков от отца невесты в дом жениха – обычно мебель или телевизор), «келин (куёв) чакирди» (мальчишник в доме родителей невесты), «тогора юбориш» (обмен подарками и едой между семьями жениха и невесты). То есть набегает (опять же по минимуму) еще не менее $3 тыс.

Если плясать от цифры среднего перевода в квартал $372, то чтобы справить все положенные традициями торжества, гастарбайтер должен трудиться в России без малого четыре года. Оставляя семью без денег на ежедневные расходы. Но это же просто невозможно, скажете вы. И будете правы. Семья будет экономить на каждом куске хлеба. Так срок сбора средств на свадьбу плавно вырастает в 2-3 раза — то есть на 8-12 лет, в зависимости от того, насколько бережливой окажется родня гастарбайтера. А если в семье нет трудового мигранта, а глава семьи — не фермер даже, а простой сельчанин с личным огородом и стандартной живностью (коровы, бараны, птица), который, обделяя этими продуктами семью, за смешные деньги продает ее на базаре в райцентре, — ему-то эти $5,5 тыс. ни за что не собрать. Но, чтобы не прослыть в махалле нищебродом, он пойдет по родственникам-друзьям-соседям занимать. Законный вопрос: $5,5 тыс. — это на какую свадьбу, бизнес- или эконом-класса?

Чего еще не объявили узбекские парламентарии – это какие санкции предусмотрены за проведение пышных свадеб. Возможно, когда дело подойдет к утверждению нормы президентом республики, за штрафами дело не станет.

Призыв нового президента, направленный против коррупции, — эхо инициативы, предпринятые более ста лет назад, в 1917 году. В ту пору общественно-политическая организация «Шурои Исломия» («Исламский совет») предложила проводить скромные свадьбы. К примеру, сделать необязательными раздачу лепешек и плова гостям, а также «караван» с зерном и прочими товарами от семьи невесты новым родственникам. Вместо этой «показухи» «Шурои Исломия» постановило раздавать деньги и продукты питания махаллинским беднякам, поддержать школы и медресе. Сведения о мусульманах, не соблюдавших требования, передавать судьям и городским властям. За проведение пышных мероприятий — строгое наказание, исходя из шариата.

Получается, что Ташкент, строивший демократию сначала по так называемой «узбекской модели» от Ислама Каримова, а теперь по модели «все инвесторы в гости к нам» по модели Шавката Мирзиёева, по существу, копирует шариатские установления.

И второе примечание. Если историкам неизвестно, насколько исполнялось предложение «Шурои Исломия», то другое очевидно: в Узбекистане царского, большевистского и постсоветского образца призыв к народу страны к «скромным свадьбам» так и не был услышан. Возможно, народ опомнится, когда прочитает первые рапорты свадебных генералов при лейтенантских погонах. Помните, как мудро было в Положении прописано: «дать народу время привыкнуть к новым реалиям».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s