ПЕРСПЕКТИВЫ В ПОСТСОВЕТСКОМ ФОРМАТЕ

Опубликовал(а)

Каждая республика экс-СССР видит ближайшее будущее, как говорится, с собственного балкона. Но то ли балкон не на той высоте, то ли зашкаливают национальные амбиции, но факт остается фактом: перспективы нередко весьма туманны, а то и чреваты. При этом главное утешение — надежда, что все обойдется.

Одна из проблем

В любой казне не хватает средств для коренного переформатирования экономики, поскольку они разворовываются властью. А если большинство в национальных парламентах составляют бывшие коммунисты, мыслящие одинаково — отобрать (у олигархов) и раздать (неимущим), да и себя, любимых, не обделить, то о демократических преобразованиях и создании класса собственников остается только мечтать.

Между тем этот класс давно мог быть создан. Вместо этого экс-СССР получил массу проблем, в числе которых — массовая трудовая миграция. Переток из одной страны в другую значительной части наиболее работоспособного потенциала, как научно-технического и творческого, так и из числа «рукастых», — явление после 1991-го типичное. Связано оно с банальной проблемой: поиск работодателя, который по достоинству может оценить опыт и способности мигранта.

Нет у революции конца

В ряду утративших своих граждан постсоветских республик Кыргызстан стоит особняком. Хотя официальное начало «тюльпановой» революции датируется 2005-м годом, она фактически еще не завершена. Воплощается принцип, заложенный в известной советской песне: «Есть у революции начало, нет у революции конца». Ни один из пяти президентов Киргизии не продержался до окончания срока своей каденции (6 лет). Ни один не выполнил своих обещаний. Ни один не ушел без скандальных последствий. Причем, двое покинули пост с официальной формулировкой «свергнут».

Кризис власти продолжается. И причины его все те же: противоречия между «центральным» севером и периферийным югом, «засилье северян» в органах власти и управления; коррупция; семейственность и клановость; отсутствие эффективной системы управления страной. В 2005 году власть захватили «северяне», в 2010-м – «южане». «Северянина» Атамбаева отправил под арест «южанин» – действующий президент Сооронбай Жээнбеков. Причем, одни эксперты сомневаются, что правление Жээнбекова будет свергнуто в ближайшей перспективе, другие не сомневаются.

Ну и куда крестьянину податься, как вопрошал герой легендарной киноленты «Чапаев». К соседу, отвечает действительность. То есть киргизу переезжать в Казахстан. Российский эксперт по Центральной Азии Александр Князев расшифровывает ситуацию: «В Кыргызстане интеллектуальный слой всегда был невелик, там просто нет необходимой образовательной основы для воспроизводства талантов. И они не воспроизводятся и сейчас. А знаете почему? Потому что наиболее квалифицированные преподаватели тоже уезжают в Россию или в тот же Казахстан».

Если численность учеников школ за 5 лет увеличилась на 21% и составила 1 млн. 268 тыс. человек и при этом почти на четверть уменьшилось число студентов вузов Кыргызстана, то это означает переток молодежи — прежде всего, в Казахстан.

Для Киргизии утечка мозгов и рук — совсем не то, что для России, для Украины, для Узбекистана. Все эти страны в силу их гораздо большей развитости, в том числе систем образования, могут более или менее успешно воспроизводить новые «таланты». И делают это. А в Киргизии подобная потеря — фактически катастрофа.

Почему Казахстан? Во-первых, это ближайший сосед, который по менталитету, образу жизни, культурной среде, причастности к единой тюркской группе самый приемлемый. Во-вторых, Казахстан уже стал маяком капитализма в регионе, показав, какой рывок может совершить страна, которая вознамерилась построить основы рыночной экономики.

Казахстан становится стартовой площадкой для государств региона, где можно учиться, как развивать хозяйство. Тем более что развивать кыргызскую экономику скоро будет некому: в стране не хватает профессиональных управленцев. Каждое второе госпредприятие нерентабельно. Из 52 акционерных обществ 22 не приносят прибыль. Отсюда вопрос: за счет чего же экономика все еще не потонула? Не чего, а кого. За счет трудовых мигрантов и их денежных переводов. За последние 10 лет гастарбайтеры перечислили в Кыргызстан свыше $19 млрд. Это на $1 млрд. больше объема всего экспорта страны за то же самое время. Основная часть средств пришла из Казахстана.

Фактически это означает: хозяйственная жизнь Киргизии зависит от политической воли руководства Казахстана. А зависимость усиливается: нестабильность, которая блокировала развитие Киргизии, продолжается около 15 лет. В неустойчивой обстановке делать карьеру немыслимо.

Между тем, Казахстан такую возможность предоставляет для любых категорий кыргызстанцев — ученых, инженеров, врачей, программистов, кинематографистов, художников, ремесленников, спортсменов. Чем грех не воспользоваться.

Если Казахстан развивается динамично, по восходящей, то и востребованность в кыргызстанцах останется высокой.

Как долго будет продолжаться переток, неизвестно, но Казахстан вряд ли сможет трудоустроить всех желающих соседей, поэтому будет применять точечный метод: забирать под свое крыло представителей ограниченного набора профессий. Бишкек в любом случае теряет кадры, которые вырастил. Казахстан для киргизских гастарбайтеров — вторая по популярности страна после России. По официальным данным, там трудятся около 150 тыс. кыргызстанцев. Довольно часто они живут на две страны: в Алма-Ате (она в трех часах езды от Бишкека) зарабатывают деньги, в Бишкеке — тратят их.

«Маршрут намоленный, — говорят жители Киргизии в возрасте 50-70 лет. — Еще с советских времен мы ездили в столицу Казахской ССР за покупками, в поисках карьерного роста, на художественные выставки. Так что наши дети и внуки идут проторенной дорогой».

На вопрос, что же будет с Кыргызстаном, они пожимают плечами и закатывают глаза. Дескать, как аллах распорядится. Только на него теперь вся надежда.

Другая революция, но те же приоритеты

Если Киргизия все еще переживает последствия нескончаемой «тюльпановой» революции, то в Армении формат преобразований только наступил. Причем, многомиллионная армянская диаспора, рассеянная по миру, как-то сразу поверила в успех. Видимо, 28-летнее ожидание перемен слишком затянулось. Знак надежд — возвращение на историческую родину первых 50 тыс. репатриантов. После апрельской «бархатной революции» в 2018, в ходе которой власть сменилась вследствие мирных митингов, тенденция нарастает.

Экономическая база Армении не изменилась. Хозяйство в той же совковой стадии. Средняя месячная заработная плата составляет $375. Меняется отношение народа к судьбе родины. Прибавим к этому отсутствие перспектив в России, Иране и Ливане, где сформированы армянские общины. Именно оттуда и прибывают на ПМЖ молодые люди, которые знают об исторической родине со слов бабушек и дедушек и по пожелтевшим фотоальбомам.

Этот поток подстегивает снижение уровня жизни в РФ и на Ближнем Востоке, в чем представители титульных наций склонны усматривать не собственные промахи, а наличие этноменьшинств, которые якобы отнимают рабочие места. Так что армяне попали, как говорится, под раздачу. И терять им уже нечего.

Другое дело — армяне из США и Канады. Репатриация из них носит не экономический, а эмоциональный характер. Кроме того, у «североамериканских» армян есть солидный опыт по выживанию в условиях жесткой конкуренции, который может пригодиться на исторической родине. В новом руководстве Армении появляются управленцы такого рода. К примеру, пост главного уполномоченного по делам диаспоры занял Заре Синанян, бывший мэр города Глендейл в штате Калифорния. К слову сказать, именно граждане США заняли четвертое место в пятерке стран, чьи жители лидировали в турпотоке 2018 года. И это тенденция, поскольку в первом полугодии 2019-го интуристов оказалось почти на 13% больше, чем в аналогичный период 2018-го. Не секрет, что «североамериканские» армяне попутно присматривают вероятные сферы вложения капиталов.

Привлекательность Армении для потенциальных репатриантов могут усилить демократические реформы в обществе. Прежде всего, свобода СМИ, что в условиях новой власти особенно важна: ведь премьер-министр Никол Пашинян — бывший журналист. Анна Акопян, жена Пашиняна, является главным редактором газеты и сайта The Armenian Times.

Но эпоха равного доступа СМИ к источникам информации еще не наступила. Новая власть больше не пытается прямо вмешиваться в работу прессы, но совершенно не воспринимает критику в свой адрес. Она обеспокоена сохранением положительного образа, поэтому любое давление со стороны общества воспринимает как удар в спину.

Десятилетия коррупции стали достоянием истории современной Армении, но носители этой коррупции — все еще часть общества. Кроме того, оно крайне консервативно, сохраняет патриархальный уклад. Армении для того, чтобы считаться демократическим государством, еще предстоит долгий и непростой путь развития. Но она к этому готова.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян представил стратегические цели на 30-летие. Успех многих из них обусловлен формированием гражданского общества, в которое вольются репатрианты. В частности, как подчеркнул Пашинян, до 2050 года должны быть решены такие задачи, как 15-кратное увеличение ВВП, 7-кратное увеличение зарплаты, 20-кратное увеличение финансирования здравоохранения, науки и образования.

Чтобы добиться этого, предлагается создать 1,5 млн. рабочих мест, в том числе за счет инвестиций от армянских спонсоров из США, Канады, Европы. Эти средства пойдут не только на благотворительные проекты, но и на создание 5 технологических компаний стоимостью $10 млрд. Одновременно ставятся и другие амбициозные задачи: по индексу боеспособности армии войти в первую двадцатку стран, иметь одну из 10 самых эффективных разведывательных служб в мире, довести число туристов в Армении до 15 млн. человек, сделать сборную Армении по футболу призером чемпионата Европы и/или мира, завоевать 25 олимпийских золотых медалей и звание чемпиона мира по шахматам.

Эти амбиции президента разделяют многие граждане Армении. «Я не одинок» — название документального фильма о «бархатной революции» в стране, который сняла творческая группа во главе с режиссером Сержем Танкяном, известным в США музыкантом и лидером рок-группы. Фильм — участник недавнего кинофестиваля в Торонто — впервые языком кино рассказал о грандиозных переменах в Армении. Безусловно, эта лента — важная лепта в процесс репатриации.

«Мертвые души» по-туркменски

«Уч арка маглумат» (УАМ) — особый документ в жизни современного Туркменистана. Это сведения о ближайших трех поколениях каждого гражданина, начиная с отца и матери до прадеда и прабабушки. Кого-то уже, понятно, нет на свете. Поэтому в народе документ ассоциируют с сюжетом гоголевских мертвых душ. Напомним: главный герой, Павел Иванович Чичиков, чудом увернувшийся от уголовного суда и владевший определенной суммой после хлебной должности в таможне, для обретения более высокого статуса выдает себя за помещика и обладателя значительного числа крепостных. Для этого он ездит по важным обитателям губернского города N, скупая у них умерших крестьян, которые по переписи еще числятся живыми.

Туркменский вариант еще проще. Он появился во времена первого президента Сапармурада Ниязова. Сведения о родне — порой до седьмого колена — нужны были ему для того, чтобы определять степень статусности родового клана и, в зависимости от этого, место нынешнего его потомка в высшей иерархии власти. По принципу «Короля делает королем его окружение».

Однако зачем это властным структурам, официальный Ашхабад не разъяснял ни в 2012-м, когда документ стал впервые требоваться от родителей первоклассников, ни сегодня, когда нынешний президент, взяв идею УАМ у своего предшественника, предписал заполнение такой формы работникам государственных и бюджетных органов. Но если семь лет назад школьники заполняли раз в год, в сентябре, то сейчас — каждые 2-3 месяца, причем, сбор справок поручен участковым.

Строго оглядывают они поднадзорных жителей махалли.

— А вот вы, уважаемый, графу «место проживания» не заполнили, и мы теперь не знаем, где вашего дедушку искать. Ах, на кладбище… Тогда его расположение, название, номер карты. И не надо острить по поводу того, что будет назначена сверка данных. Надо будет — сверим. А вот это что за новаторство — компьютерное заполнение бланка? Нет уж, все от руки, пожалуйста… Уважаемые, объяснять, для чего все это, нам не поручено, а поручено собирать. Знаю одно: президент все хочет знать о каждом даже усопшем подданном. Чем живет, чем дышит? Извиняюсь, чем жил и дышал…

В переводе на простой язык: имел ли приводы в милицию по части особого мнения о высших лицах государства, был ли сослан, насколько благонадежен.

— … И не надо мне объяснять, что ваш дедушка Баяр жил в Туркестане, который был окраиной Российской империи. Я историю изучал. Помню, что дело было больше ста лет назад. А фотография его у вас или другие документы сохранилась, доказать можете, что он был слесарем?

Словом, неблагонадежные и в Африке неблагонадежные, не то, что в Туркмении. Зато при таком дедушке, как Баяр, который, несмотря на знаковое имя (в переводе с туркменского «господин») трудился в железнодорожных мастерских Кызыл-Арвата и был близок к большевикам, — один шаг до предательства национальных интересов. В переводе на понятный язык: Баяр-ага мог быть близок к ленинцам. То есть работать на Россию. За деньги или по иным причинам? Вот они, неудобные, но уместные вопросы. Из-за мутного предка его потомки при таком бланке имеют все шансы потерять, к примеру, доходное место в своем велаяте (область). И очень возможно, уже очень скоро попадут под сокращение. Конечно, правнук за прадеда не отвечает. Но ведь и генетику никто не отменял. Шайтан его разберет, что у такого 75-летнего правнука на уме. Пенсию ему вряд ли урежут, но на заметку его семью точно возьмут.

По существу, УАМ — «телега» на самого себя. И это не просто родословная, а свидетельство благонадежности. Впрочем, даже если были данные, свидетельствовавшие о полной лояльности к власти, тот же Ниязов владельца такой анкеты спокойно сажал в тюрьму годика на полтора-два. За что? Для острастки. Даже если нет явного криминала. А прокурор на что? Был бы человек — статью ему придумают.

Политологи вспоминают: Ниязов ввел «уч арка маглумат» накануне тотальной чистки в правительстве. По данным анкеты можно было легко проследить особенности клановых, родовых и личных отношений, их собственности и финансовых интересов. Вот и сегодняшнему президенту Гурбангулы Бердымухамедову, видимо, не случайно приспичила реанимация документа. Серьезный сигнал. Видимо, ожидается большая перетряска в высших и средних эшелонах власти. Чтобы понять: кто кому и сколько задолжал. Это необходимо президенту, чтобы далее успешно стращать кадры.

Аналитик Chatham House Кейт Мэллинсон, которая посетила Туркменистан в июне этого года, назвала жителей страны «экономическими заключенными». «Растет разрыв между тем, как граждане живут, и тем, что они видят на экране телевизора, и это усиливает чувство безнадежности [у туркменских граждан]», – отметила Мэллинсон.

Реформа не по зубам

Жителям Латвии тоже не позавидуешь. В каждой больнице недобор персонала. Правда, в 2020-м обещают 20% повышение зарплат, а через год – еще на 20%. Но это предел. Бюджет не резиновый. Так что через 5 лет в Латвии будет не хватать 3 тыс. медсестер и 1 тыс. врачей. Решением проблемы может быть частичный переход на платную медицину и привлечение медиков из других стран.

Но ведь кто из ближнего зарубежья на нищенскую зарплату польстится? Разве что низкостатусный «разоблаченный» враг президента из Туркмении. А пока с тройной нагрузкой трудится имеющийся персонал. Служба скорой медицинской помощи на несколько месяцев вынужденно объявила режим ЧП и ограничила число вызовов, а в ряде крупнейших больниц страны на время прекратили проводить плановые операции. Рабочий день с 8 утра до 16 плюс 5-8 ночных дежурств в месяц. Из-за нехватки врачей трудно записаться на прием к специалистам. Очередь к зубному – аж на 9 месяцев. К этому времени все зубы повыпадают, нечего лечить будет, только протезы понадобятся. Отрасли не хватает средств, нужна масштабная реформа здравоохранения. Но она все еще в стадии доработки.

В Латвии анестезиолог-реаниматолог получает 5 евро в час, в Германии – в 7 раз больше. В Нидерландах за одну операцию на поджелудочной железе больница получает 20 тыс. евро, в Латвии – 1,5 тыс. евро.

Поэтому молодые специалисты уезжают в Западную Европу, едва получив диплом. Открытые границы позволили жителям страны ездить учиться и работать в другие страны Европы. Правда, никто не предполагал, что миграция станет настолько массовой. Только за 15 лет Латвия потеряла около 400 тыс. жителей – то есть уехал каждый пятый. «Возвращенцы» есть, но в штучном варианте. И это вовсе не врачи, а люди творческих профессий.

О том, каково в таком случае будущее латвийского здравоохранения, остается только гадать.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s