НЕ ГАЛОПОМ — ПО ЕВРОПАМ

Опубликовал(а)

В минувшем месяце мне довелось побывать в трех европейских странах. Ознакомительные экскурсионные поездки общего характера, как правило, не включают посещения мест, связанных с трагическими страницами прошлого, ибо производит это тяжелое впечатление на людей, отправляющихся погулять и отдохнуть. Но меня, как гражданина Израиля, и как журналиста, пишущего на еврейские темы, в первую очередь, к поездке этой побудило стремление больше узнать о разных периодах в истории моего народа — на немецкой, бельгийской и голландской земле и прикоснуться к прошлому рукой – не только в переносном, но и в прямом смысле слова. Наш тур был организован так, что участникам предоставлялось достаточно свободного времени, чтобы использовать его в соответствии со своими духовными запросами.

На каналах Амстердама

Еврейский квартал столицы Нидерландов. Его история – это судьбы евреев-беженцев, которые, спасаясь от религиозных гонений, перебирались в эту страну. Гонимые и притесняемые они нашли в Голландии убежище и получили возможность открыто исповедовать иудаизм. Изгнанные с Пиренейского полуострова в 15 веке, евреи образовали в Амстердаме три сефардских общины. Религиозная свобода, которой они пользовались, была уникальной для Европы того времени, хотя и сопровождалась ограничениями экономического характера. Евреям было сложно вступить в ремесленные и торговые товарищества, им запрещалось иметь собственные магазины, поэтому большинство занималось мелкой уличной торговлей. Впрочем, власти зачастую закрывали глаза на введенные ими же запреты. Это дало возможность евреям объединиться в гильдии по профессионально-национальному признаку. Именно еврейские предприниматели организовали в Амстердаме новые производства, благодаря чему, в частности, город превратился в мировой центр огранки алмазов. Амстердам стали называть «Иерусалимом Запада». С середины 17 века еврейская община этого города превратилась в наиболее крупную по численности во всей Европе. В 1796 году евреи получили равные с другими гражданами права. Когда было создано Нидерландское королевство, правитель Вильгельм I подтвердил предоставленное ранее евреям гражданское равноправие. В результате началась ассимиляция высших слоев еврейского населения. Многие получили важные общественные и государственные посты.

Поток беженцев хлынул в Нидерланды после прихода к власти нацистов в Германии. Во время Второй мировой войны местная еврейская диаспора была почти полностью уничтожена. Названия улиц и площадей в Еврейском квартале увековечивают память выдающихся представителей своего народа. В частности, — площадь Мейстер-Виссерплейн названа в честь Лодевейка Виссера. До нацистской оккупации он был председателем Верховного суда Нидерландов, а во время войны стал активным участником движения Сопротивления.

Португальская синагога в Амстердаме

На этой площади находится здание Португальской синагоги. В 1670 году сефарды приобрели участок под строительство молельного дома. Работы начали годом позже под руководством архитектора Элиаса Баумана, а торжественное открытие синагоги состоялось в 1675. На тот момент, она была самой большой в мире, и впоследствии служила образцом для других возводимых молельных домов. Фасад синагоги обращен к Иерусалиму, над входом можно прочесть: «Я по великой милости Твоей приду в дом Твой». Португальская синагога сохранила свой интерьер в практически неизменном виде. За годы существования сефардской общины, при синагоге сложилась коллекция из более чем 800 ритуальных предметов из драгоценных металлов и текстиля. Она дает уникальный обзор истории еврейского сообщества, — одного из старейших культурных и религиозных меньшинств в Нидерландах.

Если обойти здание синагоги, то на внешнем дворе взору открывается памятник «Докер», который напоминает о трагических реалиях Второй Мировой войны. Монумент был создан в 1952 году в память о событиях февраля 1941-го. Началось с того, что нацистами был расстрелян еврей, которого обвинили в сопротивлении патрулю.

Памятник «Докер»

Это был первый случай убийства голландского гражданина немецкими оккупантами. В последующие дни, под разными предлогами, было схвачено еще 432 человека. Все они впоследствии погибли в концлагере Маутхаузен. В ответ на начавшиеся репрессии и депортацию евреев, докеры и транспортные рабочие амстердамского морского порта объявили забастовку. 25 февраля, в знак солидарности, к ней присоединились работники почти всех государственных и частных учреждений. В городе выросли баррикады, преградившие нацистам путь к Еврейскому кварталу. Оккупанты подавили забастовку, а ее организаторов расстреляли.

Когда фашисты вторглись в Нидерланды в 1940 году, в стране проживало 140.000 евреев, из них 120.000 — в Амстердаме. Тысячи евреев были депортированы, а их имущество конфисковано. После освобождения города от нацистов, в живых оставалось лишь 20.000 евреев. Почему синагога оказалась нетронутой, остается загадкой. Каждый год 25 февраля в Амстердаме, у памятника «Докер» проходит митинг в память о погибших в годы оккупации и о тех, кто ценой своей жизни выразил свой протест против беззаконий и преступных деяний.
Напротив Большой Португальской синагоги расположен Еврейский исторический музей. Он разместился в четырех зданиях бывших синагог, построенных в 17 веке евреями-ашкеназами. Одна из них передана в собственность муниципалитета Амстердама, который в 1987 году открыл в ней постоянно действующий музей. При этом сохранен интерьер синагоги и демонстрируются исторические реликвии голландских евреев. К услугам посетителей — музейное кафе с кошерным меню.

В Бельгии

В Бельгии мрак из прошлого выплывает сам, даже если специально его не искать. Прогуляйтесь полчаса, но не по центру Брюсселя, где с утра до вечера проходят туристические маршруты, а немного отдаляясь от него, и вы попадете туда, куда, не ошибусь, предположив это, не приходят в большинстве своем, не то чтобы гости страны, но и местные жители, особенно с учетом того, что в состав населения этого государства ныне входят многочисленные общины выходцев из Конго (бывшей бельгийской колонии), из Турции, а также из Марокко. Речь идет о мрачном замке, который использовался после вторжения в Бельгию нацистских войск 10 мая 1940 года как пересылочная тюрьма. Здание это, построенное в 19 веке, собственно говоря, тюрьмой и служило – гарнизонной, и ее не было необходимости полностью переоборудовать.

Тюремный замок в Брюсселе

Преследования бельгийских евреев начались с того, что их ограничили в гражданских правах, у еврейских владельцев конфисковали предприятия, для еврейского населения ввели запрет на ряд профессий. Тысячи евреев были направлены на принудительные работы в оккупированную гитлеровцами северную Францию, где большая их часть погибла. 22 июля 1942 года нацисты приступили к массовым акциям против остававшейся в Бельгии части еврейской общины. Людей вызывали, якобы, для устройства на работу, а на деле отправляли в поспешно созданные транзитные лагеря Бреендонк и Мехелен, и затем депортировали на Восток, в немецкие концлагеря на польской земле. Тюремный замок в Брюсселе стал для нескольких тысяч местных евреев перевалочным пунктом по дороге смерти — в крематории Освенцима.

Позднее, в 1944-1947 годах, в этой тюрьме содержались местные коллаборационисты, сотрудничавшие с германскими нацистами. Некоторых из них здесь же расстреляли — по приговору военно-полевого суда, других переводили в прочие тюрьмы для отбывания сроков заключения. В пятидесятых годах прошлого века тюрьма была превращена в сортировочный центр вооруженных сил, откуда новобранцы распределялись по воинским частям. С 1986 года замок переоборудовали в центр по приему эмигрантов, таковым он служит и в наши дни. Неподалеку от этого здания, что представляется символичным, расположен монумент памяти 25 тысячам брюссельских евреев, погибших от рук нацистов в 1940-1944 годах.

Упомянутый нами Бреендонк – место в Бельгии более известное.

Мемориал Бреендонк

Это форт, располагающийся неподалеку от городка Виллебрук и в 20 километрах к юго-западу от Антверпена. Окруженный рвом с водой, он строился перед Первой Мировой войной, как оборонительное сооружение против немцев. Оккупировав Бельгию в 1940 году, немецкие фашисты ударными темпами дооборудовали сооружение для приема и размещения заключенных. На окнах появились широкие решетки, двери заменили более массивными и окружили форт двумя рядами высоких заборов. Первые заключенные были доставлены сюда 20 сентября 1940 года. Далее здесь содержались военнопленные, лица, признанные врагами Третьего Рейха и евреи, большая часть из которых была депортирована в Освенцим. Ныне за крепостными стенами на обрывающихся рельсах можно увидеть вагон – один из тех, в которых обреченных людей увозили навстречу мученической смерти.

Вагон из прошлого

Да и в самом форте каждые сутки были наполнены ужасами. Узников содержали в переполненных камерах, да еще и выводили созерцать казни и пытки. Расправы в обязательном порядке сопровождались выгоном на внутренний плац сотен людей в качестве зрителей. Каждый день палачи придумывали новые способы умерщвления людей, превратив убийства в жуткое развлечение. Заключенных вешали, расстреливали, топили в близлежащем канале. Кроме того, несчастных дважды в сутки выводили для отправления естественных нужд, причем, в строго определенные часы, и при этом, расстреливали тех, кто имел неосторожность справить нужду раньше. На камеру площадью в 10 квадратных метров, в которой находилось по нескольку человек, в сутки выдавалось 500 граммов хлеба, литр супа (обычно просто вода с тухлой капустой) и некий «кофейный» напиток в качестве «десерта» на ужин. Этот «десерт» вызывал тяжелые кишечные расстройства, и было предположение, что узникам бесчеловечно подмешивался крысиный яд. При таком «рационе», число заключенных постоянно сокращалось, и освобождались места для новых жертв. Важно подчеркнуть: хотя тюрьма и принадлежала германскому СС, но надзиратели и охранники были из числа бельгийцев-фламандцев. Не менее 185 человек были насмерть замучены уже в первые месяцы функционирования транзитного лагеря, а другие 1785 умерли от голода и болезней в последующие три года. Всего же через форт Бреендонк прошли около 4000 человек, преимущественно бельгийских антифашистов и евреев.

В конце 1944 года войска союзников освободили Бельгию от нацистов. Остававшиеся в живых узники были немедленно освобождены, а их места заняли… бельгийские коллаборационисты, поддерживавшие нацистский режим. Военный трибунал проводил заседания в близлежащем к форту Бреендонк городке Мишлен, и как минимум, 18 преступников, садистов и извращенцев были приговорены к смертной казни. Комендант тюрьмы, Филипп Шмидт находился в заключении до 1950 года, и затем также был приговорен к смерти и повешен. До последнего мига он не раскаялся в ужасных злодеяниях, утверждая, что всего лишь «перевоспитывал заключённых — так, как ему было приказано». 19 августа 1947 года форт Бреендонк был объявлен национальным памятником. Сегодня в нём располагается музей памяти жертв концлагеря. Комплекс включает в себя и скульптуру, которую изваял талантливый еврейский мастер резца Идель Янкелевич.

Идель Янкелевич. Памятник в форте Бреендонк

Статуя установлена на каменном постаменте высотой свыше 4 метров и весит пять тонн. Ваятель изобразил бойца антифашистского сопротивления, который, по задумке автора, «поставлен на колени, но не сдался, не порабощен», как сама Бельгия во время войны. Памятник торжественно открыл в 1954 году бельгийский король Бодуэн. Забывающие и не желающие знать об этом прошлом, мостят ему дорогу в грядущее, где трагедия Холокоста может повториться. И происходящее в Бельгии и других странах Европы сегодня, в данной связи, не может не тревожить.

Национальный памятник еврейским мученикам Бельгии

Еврейский переулок Германии

Историю одного из первых еврейских гетто в Европе рассказывает новый музей во Франкфурте-на-Майне – крупнейшем городе немецкой земли Гессен и пятом по величине в Германии, с населением свыше 732 тыс. человек. Созданный в память об одном из крупнейших центров еврейской жизни в Европе музей «Jugendgasse» («Еврейский переулок») открылся после двухлетней реконструкции. Новая постоянная экспозиция повествует об истории бывшего еврейского квартала, которая берет свое начало с 1460 года.

В музее «Jugendgasse» во Франкфурте-на-Майне

Тогда на узкой улице, протянувшейся вдоль старой крепостной стены города, жили всего несколько десятков еврейских семей. В 17 веке Еврейский переулок населяли уже около 3000 человек, и у евреев была своя синагога, больница, миква и существовал общинный центр. Остатки фундаментов и стен древнего еврейского квартала Франкфурта, как и руины сожженной нацистами в 1938 году местной синагоги, были вскрыты в 1987 году, когда в этом районе велось строительство нового здания для муниципальных служб. Благодаря голосу, поднятому общественностью, исторические развалины не засыпали снова землей, а сохранили и включили в 1992 году в музейный комплекс, как часть экспозиции. Но это были только камни. Другие свидетельства восьмисотлетней истории евреев во Франкфурте в музее в ту пору отсутствовали. Но потом уникальные археологические находки дополнились другими экспонатами и архивными документами. Они воссоздают, хотя далеко и не в полной мере, жизнь евреев во Франкфурте вплоть до 1800 года. Последующую историю еврейской общины освещает Еврейский музей в местном дворце Ротшильда. Вместе они реконструируют многовековое прошлое еврейской общины, которая переживала в этом немецком городе как относительно спокойные, так и отравленные враждой и погромами времена.

В Еврейский переулок иудеев насильно переселили в 1462 году. Окруженный высокими стенами, с запирающимися воротами, он стал, своего рода, тюремной зоной для его обитателей. Покидать это место евреям разрешалось только в дневное время, и по рабочим дням. В течение столетий население гетто росло, в переулке становилось все теснее. В 17 веке евреи были изгнаны из Франкфурта, но позже, по указу самого кайзера и под его защитой, вернулись в свое гетто. Только во второй половине 19 века евреев, наконец, уравняли в правах с прочими жителями города. Пришедшее в упадок гетто снесли. От него остались лишь старое еврейское кладбище и синагога. Бывшие изгои стали обеспеченными и уважаемыми гражданами города, они создали новый очаг иудаизма и культуры во Франкфурте, в первую очередь, — центр книгопечатания. С приходом к власти нацистов все это было уничтожено и потеряно навсегда. О депортированных из Франкфурта-на-Майне 11 тысячах евреев напоминает установленный на месте бывшего Еврейского переулка, рядом с музеем, монумент. Что же касается музейных экспонатов, то их не так уж и много. Среди них: Талмуд, кусок мрамора – осколок от старой синагоги, подушка для обряда обрезания, чудом уцелевшие страницы дневника судьи из общины. Привлекает внимание сосуд для благовоний в виде башни из серебра с инкрустацией. Он был изготовлен в мастерской серебряных дел мастера. В орнаменте этого ритуального экспоната соседствуют христианские и иудейские мотивы – перед нами художественная интерпретация темы межконфессионального мира и согласия.

Памятник жертвам лагерей смерти, воздвигнутый во Франкфурте

По данным Центрального Еврейского Совета Германии, в городе проживает ныне 7 300 граждан, исповедующих иудаизм, что ставит еврейскую общину Франкфурта на третье место по численности, после берлинской и мюнхенской. Насколько безопасно евреи чувствуют себя в современной Германии, могут ли они свободно носить кипу и ходить по улицам, не оглядываясь? Такие вопросы задал нескольким респондентам журналист радиостанции «Deutsche Welle» («Немецкая волна»). Разговор велся на фоне роста во многих общинах тревоги и беспокойства, в связи с набирающим силу антисемитизмом, исходящим от наводнивших города Германии беженцев из арабских стран. В статье под названием «Жить на свой фасон: насколько безопасно жить евреям в Германии», написанной по результатам опроса, вырисовывается реальная картина происходящего в наши дни на немецкой земле. Раввин из Франкфурта-на-Майне Юлиан-Хаим Суссан рассказал, что поглядывает через плечо — на всякий случай — когда идет по улице. «Это, несмотря на то, что по сравнению с другими европейскими странами, Германия — одна из самых безопасных, — полагает Суссан, добавляя, что до него тоже доходят разговоры и сомнения по поводу будущего еврейских сообществ в Германии. Еврейский детский сад, школа, молодежный центр, спортивный клуб, кладбище являются такой же неотъемлемой частью города, как и учреждения, принадлежащие другим конфессиям. При этом раввин честно признается, что опасается не столько правых экстремистов, сколько исламских фундаменталистов. «Мы действительно столкнулись с дилеммой. С одной стороны, первоочередная задача для нас — предоставить людям, которые бегут от войны и террора, убежище, крышу над головой… Мы, евреи, за нашу историю не раз оказывались в ситуации беженцев, поэтому знаем, каково это», — объясняет Суссан. В то же время, раввин хорошо понимает тех, кто с опаской и осторожностью смотрит на прибывающих в Германию беженцев. «Многие выросли в среде, где в евреях принято видеть врагов», — констатирует Хаим Суссан. Раввин из Оффенбаха Мендель Гуревич рассказывает, что он и его сыновья практически каждый день сталкиваются на улице с враждебностью арабской молодежи. «Это правильно, что мы принимаем беженцев. Однако не задумывались о том, что они приезжают из стран, где дети воспитываются в духе антисемитизма. К этому мы не были готовы», — признается Мендель Гуревич. Того же мнения придерживается и Даниэль Нойман, исполнительный директор еврейской общины города Дармштадт. Больше всего его беспокоит возможность объединения радикалов из арабских стран с уже существующими здесь ультраправыми группами. «Опыт показывает, что это вполне возможно. Ведь у них есть нечто общее: предрассудки и ненависть по отношению к евреям», — указывает Нойман. «До тех пор, пока по нам не видно сразу, что мы евреи, страха у нас нет, лишь смутное беспокойство», — добавляет Даниэль Нойман. На вопрос: «Чувствуете ли вы себя, как еврейка, в безопасности в Германии?» Лена Штайн, студентка из Франкфурта-на-Майне, отвечает: «Я не могу односложно сказать «да», или «нет» — это слишком тяжелая тема». На вопрос: должны ли евреи носить кипу на улице, она отвечает отрицательно — по мнению студентки, это подталкивает радикалов к нападениям на евреев. А вот раввин Суссан кипу, разумеется, носит постоянно, и полагает, что облик узнаваемого еврея, идущего по улице, вполне вписывается в нынешний контекст многих немецких городов. «Точно так же, как и хиджаб», — добавляет к этому Юлиан-Хаим Суссан – что называется, для полной картины.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s