ЛОНДОН: СМЕНА СТАТУСА

Опубликовал(а)

Вместе с Брекситом город теряет статус финансовой столицы Европы, но компенсирует эту утрату усилением другого статуса — криминальной столицы Старого Света. Лондон называют сердцем европейской организованной преступности, в которую вовлечены не только 5 тыс. организованных преступных групп, но и сотрудники полиции и тюрем, юристы, судебные чиновники, охранный бизнес. Суммарно это не менее 1 млн. человек, ежечасно нарушающих закон.

Молодым везде у них дорога

Одни только названия криминальных мемуаров, опубликованных за последние десять лет, говорят сами за себя. «Последний крестный отец, жизнь и преступления Артура Томпсона» (The Last Godfather, the Life and Crimes of Arthur Thompson, 2007), «Последний гангстер: моя последняя исповедь» (The Last Gangster: My Final Confession, 2012), также вышел «Последний настоящий гангстер» (The Last Real Gangster, 2015). Солидный набор реквиемов по старому британскому уголовному миру воспринимаются молодежью как учебники по убийству, воровству и мошенничеству.

Лондонские мафии год от года молодеют. Кто пополняет их? Чаще всего — представители неполных семей, которые живут в непростых условиях, в муниципальных домах, дети подворотен, которые успели убедиться: власть у тех, у кого крепче кулаки, а в карманах кастеты, набор отмычек и средств по угону авто.

Но иные времена диктуют иные средства в руках у преступников. Это только в фильмах и в памяти стариков остались грабители банков с обрезами в руках. Сегодня верх берут высокие технологии: ювелирные магазины в Лондоне чистят парни на скутерах и в шлемах, прокладывающие путь к личному обогащению с помощью мобильников и наемных хакеров.

Сегодня значительную долю лондонского уголовного мира составляют подростки от 13 до 16 лет, которые через Whatsapp или Snapchat получают от боссов заказ на наркотики. Наркокурьеры на велосипедах и мопедах, которые веером разъезжаются по городу, выполняют нехитрое, но очень опасное поручение кураторов.

Нередко их вычисляют гангстеры из конкурирующей группировки и безжалостно уничтожают. Этим объясняется возросшее число случаев насильственной смерти среди несовершеннолетних. Таких жертв от 130 до 200 ежегодно. Если учесть, что в нелегальном обороте наркотиков, которые прибывают из 30 стран мира, задействовано до 4 тыс. лондонских подростков, то впереди новые жертвы.

Кто правит Лондоном?

Мэр города Садик Хан не может внятно объяснить, почему Лондон стал вотчиной гангстеров и убийц, которые контролируют оборот наркотиков, и как они заполучили в качестве наркокурьеров детей, которые обеспечивают экспресс-доставку кокаина на лондонские вечеринки, где гуляет и обычная и золотая молодежь. Видимо, он, как и она, не видит ничего странного в том, что для подъема настроения нюхает кокаин, попутно рассуждая при этом о насущных проблемах — глобальном потеплении, свободной торговле, защите окружающей среды и экологической еде.

Проще говоря, лондонцы вписали наркотики в свою повседневную жизнь, не осознавая степень распространения горя и не видя поломанных судеб. По данным ежегодного отчета о преступности, в 2017-2018 годах в Англии и Уэльсе кокаин принимали 875 тыс. человек. Ежегодный средний прирост при этом 15%, а среди молодежи и того больше — до 22%.

Еще проще: Лондон крепко подсажен на кокаин. В Великобритании в 2016 году было изъято 5,7 тонн кокаина. Именно он считается главным провокатором роста преступности. В том числе убийств. Они — следствие войны преступных кланов за свою долю на кокаиновом рынке.

Лондоном фактически правит не мэр, а криминальное подполье. По мнению экспертов, подполье фактически и стало элитой. И могущественной, и финансово крепкой: в стране ежегодно отмывается 90 млрд. фунтов стерлингов криминальных денег (4% ВВП). В этом черном секторе задействованы сотни тысяч рабочих мест, причем профессиональные преступники составляют меньшинство.

Наркоторговцы заняты не только сбытом кокаина, но и оружия, способствуют порнографии, торговле женщинами из Восточной Европы и Африки для проституции. Преступный бизнес приобрел многопрофильность и размах. В новой криминальной модели задействованы 180 различных стран и около 500 крупных специалистов по отмыванию денег. Это международный бизнес со специалистами по вербовке персонала, перемещению, отмыванию денег и подделке документов. Спецы обеспечивают мгновенное перемещение капиталов с помощью интернета, а эти капиталы на 60% родом из бизнеса по-черному.

Албанский и вьетнамский след

Особенно усердствуют члены банды Hellbanianz (адские албанцы), штаб-квартира которых на востоке Лондона, в Баркинге. Кое-кто — а «кое-кто» это 700 человек — уже отбывает срок. В их числе Тристен Аслани, который получил 25 лет тюрьмы за торговлю наркотиками и преступления, связанные с огнестрельным оружием. Hellbanianz действует открыто. Ограбление «Секьюритас» в 2006 году, когда два албанца сыграли ключевую роль в краже 53 млн. фунтов стерлингов из депозитарного офиса в графстве Кент, на родине стало поводом для национальной гордости. Нужно быть великим смельчаком, чтобы решиться на такое — так рассуждали в албанской общине Великобритании.

Hellbanianz (адские албанцы)

Эксперт Джим Корбетт заявил: «Эти преступники занимаются безжалостными грабежами, кражами и взломами, действуя в разных районах Лондона, на транспорте и в туристической среде. Они часто прибегают к насилию и к оружию с целью личного обогащения». Это не совсем так. Албанцы прибегают к насилию в исключительных случаях, так как отказ от него — их стратегия. Насилие привлекает внимание полиции, тогда как задача албанцев — вовсе исключить его.

Албанский след обозначен не случайно. Албания — крупнейший в Европе производитель каннабиса (марихуаны). Приток их в туманный Альбион объясняется войной в Косово: албанцы из Албании притворялись косовцами, чтобы получить убежище в Великобритании. Причем, избрали не совсем обычную стратегию освоения страны — они хотели разбогатеть постепенно. Поэтому снизили цены на кокаин и все сильней прибирали рынок к своим рукам. Важный аспект — торговля молодыми женщинами, которых в Англию рекрутировали из Румынии и Молдавии якобы для работы официантками и барменшами, няньками, уборщицами или администраторами. Когда женщины (общим числом до 100) добирались до Великобритании, их заставляли работать в борделях.

У албанской мафии есть ряд отличительных признаков. Тайная деятельность, беспощадное насилие, кодекс чести, основанный на патриархальной системе уважения, присяга на верность, омерта (обет молчания). Разумеется, и этнографическая принадлежность — в албанской мафии задействованы только албанцы, только по рекомендации криминальных авторитетов, только готовые на любое нарушение закона. В этих аспектах они напоминают сицилийскую мафию ХХ века.

Другая этнографическая категория — вьетнамцы. Их незаконно ввезли торговцы людьми, заставляя работать на фермах каннабиса, чтобы погасить долги в размере до 30 тыс. фунтов стерлингов. Эти суммы их родители взяли на себя, чтобы у детей была возможность начать новую жизнь в Европе. Их вывозят из Вьетнама, часто транзитом через Россию, Германию и Францию на лодках и грузовиках. Они совершенно ошарашены, когда их привозят в сельские малообжитые районы и задействуют в полностью лишенных окон помещениях, где культивируется каннабис — преступный бизнес стоимостью в миллионы фунтов. Фактически они на положении рабов, причем, их хозяева поворачивают дело так, что их долг никогда не может быть погашен. Даже если двери открыты настежь, они не уйдут. Куда идти? Реальность вне помещений еще страшней: ни документа, ни языка, ни гроша за душой.

Албанцы и вьетнамцы — герои уголовных хроник, благодаря которым они обретают общеанглийскую известность. Хочешь жить в достатке? Ищи тех, кто связан с этими отпетыми уголовниками и вступай в банду. Или читай упомянутые выше мемуары. Правда, акт о коронерах и правосудии 2009 года признал незаконным получение преступниками прибыли за счет своих преступлений, поэтому они больше не могли продавать свои истории, по крайней мере, официально.

Но подлинные вербовщики преступного мира — не албанские или вьетнамские «паханы», а бедность, жадность, скука, зависть, давление со стороны сверстников, гламурные ценности. Поэтому лондонский криминал никогда не будет испытывать недостаток в добровольцах, независимо от того, знают ли они, что проживут достаточно долго, чтобы остаток жизни тратить присвоенное чужое добро.

Тихой сапой

Если спросить, какую страну мира можно назвать самой коррумпированной в мире, первый ответ, который напрашивается сам собой, будет продиктован сведениями о непосредственно воспринимаемой коррупции. На ум придут Судан, Сомали, Афганистан и другие страны Африки и Азии. На самом деле, самая коррумпированная страна — это Англия, но здесь коррупция касается не чиновников, полицейских, мэров, она созвучна самой системе экономики. Экономическая система в Англии питается коррупцией. При этом правительство и граждане, которые гордятся 12-м местом из 180 в индексе восприятия коррупции (2018), еще осознали, что ситуация в стране уже становится чрезвычайной.

Требуется взгляд со стороны. Как уточнил, выступая в британском парламенте Роберто Савиано, всемирно известный итальянский журналист, написавший роман-репортаж «Gomorra» (2006), переведенный на 42 языка, «в Соединенном королевстве отмывается 57 миллиардов фунтов стерлингов. Сити и Уолл-Стрит — крупнейшая фабрика по отмыванию денег кланов, руководящих наркотрафиком».

Экс-премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон в свое время заявил: «Соединенное королевство ни в коем случае не должно превратиться в налоговый рай для грязных денег со всего мира». Однако все сложилось иначе. В 2015 году Национальное агентство по борьбе с преступностью (National Crime Agency) в своем докладе обнародовало тревожные данные. И подытожило: «Каждый год сотни миллиардов долларов из криминального мира отмываются в банках Соединенного королевства и их филиалах». Сообщалось также, что «объем отмывания преступных доходов представляет, таким образом, угрозу для экономики и репутации Соединенного королевства».

Похоже, предупреждение запоздало. По крайней мере, всем известно, что лондонский рынок недвижимости используется как способ сокрытия тайных доходов и грязных денег. Без отмывания криминальные капиталы лежали бы неподвижным грузом. Поэтому проблема преступных организаций — не в том, как заработать деньги, а как вновь их использовать. Упомянутые 57 млрд. фунтов — нелегальная прибыль, которая, пройдя необходимые процедуры отмывания, возвращается в оборот.

Все главные итальянские мафии, — а по их примеру действуют уголовные авторитеты и олигархи России, — проводят свои сделки через Соединенное королевство. Только в Лондоне насчитывается не менее 36 тысяч единиц недвижимости на площади 6 кв. км, принадлежащих подставным компаниям. Основные международные капиталы, проходящие через государства, принадлежащие Британской короне (Джерси или Каймановы острова, райские в фискальном отношении места), отправляются в банки лондонского Сити и, отмывшись, оказываются белыми и пушистыми. Большего и желать нечего. 75% недвижимости в Соединенном королевстве, по которой в данный момент ведутся расследования, связанные с коррупцией, зарегистрировано в странах фискального рая, уточняет Роберто Савиано.

Ожидается пополнение в тюрьмах?

И это верхушка айсберга. Как только реализуется «Брексит», на Великобританию обрушится море подобных обвинений, которые подтвердят: Лондоном правят криминальные деньги.

И не только они. Стремительное ухудшение криминогенной обстановки в Лондоне ожидается и по иной причине. Напомним: по сценарию жесткого «Брексита», намеченного на 31 октября 2019, ожидается резкая активизация гражданского сообщества. Ему явно не понравятся последствия выхода Великобритании из ЕС. Этот сценарий указан в обнародованном в сентябре документе Operation Yellowhammer (Операция «Овсянка») — ранее засекреченном пятистраничном плане, составленном правительством страны.

План представляет собой перечень вероятных прогнозов. В их числе транспортный коллапс, проблемы с медикаментами и сбой с обменом данными между правоохранительными органами Великобритании и ЕС. Расшифровываются эти позиции следующим образом. Транспортный коллапс образуется в местах пересечения Ла-Манша, он может растянуться на срок до трех месяцев. К примеру, 85% грузовиков, пересекающих Ла-Манш, «могут оказаться не готовы» к прохождению таможни во Франции. Будет хаотичной работа портов. А в целом вероятен хаос по ввозу с материка ряда свежих продуктов питания, а также лекарств и медицинских препаратов. Даже подготовившись, полностью избежать негативного эффекта будет невозможно из-за коротких сроков хранения как пищевой продукции, так ряда медикаментов.

Ситуация становится непредсказуемой. Следствием перебоев может стать резкий скачок цен, а в Северной Ирландии плюс к этому — тарифов на электроэнергию. В связи с таким развитием событий возможны панические настроения и массовые акции протеста жителей Великобритании, которым явно не понравится развитие событий. На этом фоне возможны решительные действия полиции и резкое увеличение задержанных в ходе демонстраций, что в «Операции «Овсянка» дипломатично помечено как «непредвиденные обстоятельств после жесткого «Брексита».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s