ЭРДОГАН И ЕГО ВРАГИ

Опубликовал(а)

Несмотря на то, что до президентских выборов в Турции еще далеко, может так случиться, что Реджеп Тайип Эрдоган, который правит своей страной уже долгих 17 лет, не досидит в своем кресле до завершения официальной каденции. Среди населения растет недовольство им, а новые, серьезные соперники появляются как в рядах оппозиционеров, так и внутри его собственной партии.

Новый мэр Стамбула давит на него, бывшие соратники отвернулись от него: Эрдоган вынужден опасаться за свою власть. Как это произошло?

17 лет подряд Реджеп Тайип Эрдоган правит Турцией. Он победил на многочисленных выборах и многие турки все еще не устают благодарить его за то, что он смог создать в стране лучшие условия для жизни. Но успехи президента опираются не только на экономически «тучные» годы — на самом деле, если вспомнить страшный кризис турецкой лиры и турецкой экономики в целом, то вряд ли можно так уж уверенно заявлять, что Эрдоган исцелил турецкую экономику. Его успех — это еще и признак слабости и раздробленности турецкой оппозиции. Она в течение всех этих лет была настолько распылена, что долгое время не могла считаться серьезным противником. И как раз сейчас эта ситуация меняется просто на глазах: к сожалению для турецкого президента, именно во времена падения его рейтинга один за другим появляются новые политические противники. Один сидит теперь в мэрском кресле крупнейшей турецкой метрополии, Стамбуле, второй — в столице, Анкаре, а третий — в тюрьме. Они действительно могут изменить политический курс Турции и, по крайней мере, «подвинуть» абсолютную власть Эрдогана.

Сильнее всего новый политический климат ощущается, конечно, на Босфоре. С момента своего избрания на пост мэра Стамбула 49-летний Экрем Имамоглу не прекращает удивлять многих турок. «Новое лицо» из левоцентристской партии CHP победил своего соперника из правящей партии Эрдогана AKP с перевесом всего в 20 000 голосов. Когда Эрдоган собственным решением просто взял и аннулировал результаты этих выборов — Имамоглу в июне вновь выдвинул свою кандидатуру и победил теперь уже с преимуществом в 800 000 голосов. С тех пор он демонстрирует довольно необычную для турецких избирателей политику: вместо того, чтобы ругать на камеру своих противников из АКР, Имамоглу использует «мягкую силу» и нарабатывает образ «крепкого администратора».

Имамоглу провозгласил, что намерен направить больше денег на развитие транспортной инфраструктуры и социальных программ миллионной метрополии, которую возглавил — и одновременно, к вящему неудовольствию турецкого правительства, «обрубил», как он заявил, «ненужные расходы» — скажем, своим первым мэрским распоряжением он прекратил финансирование сразу нескольких фондов, близких к АКР, которые годами получали деньги из стамбульской кассы. Интересно, что некоторые из этих фондов возглавлялись … детьми Эрдогана.

Мэр Стамбула и «вау-эффект»

Последний по времени удар Имамоглу по АКР оказался особенно ярким в пропагандистском плане. Мэр приказал собрать на юге Стамбула (в европейской части) на большом поле 730 автомобилей, принадлежащих многочисленным городским государственным «конторам». Ежегодно на их содержание город тратит 50 млн. лир (примерно $9 млн.). Эта выставка должна была продемонстрировать стамбульцам, насколько «щедрым» к чиновникам был предшественник Имамоглу. Сам новый мэр заявил, что до сих пор не понял, какого черта надо было содержать такой огромный автопарк. В любом случае, он публично разорвал соглашения на содержание этих автомобилей.

Оппозиционные газеты Sоzcu, Cumhuriyet и BirGun обнародовали их фотографии и расхвалили нового мэра до небес. Представители же правящей партии обвинили его в том, что на своем посту он занимается дешевыми шоу вместо работы. Для Эрдогана новая популярность Имамоглу — вещь крайне неприятная, особенно сейчас, когда турки стали очень остро реагировать на тему растраты денег. У них есть на то серьезные основания: в течение прошлого года турецкая лира очень сильно подешевела. Уровень инфляции превысил 20%. В июле этого года она «похудела» еще на 16%. Вызванная этим паника сейчас немного улеглась, но курс лиры к доллару США и другим твердым валютам все еще остается очень слабым. Так как Турция сильно зависит от товарного импорта, многие товары серьезно подорожали. Это почувствовали на себе не только крупные турецкие фирмы, но и представители среднего класса — такие, как крестьяне и владельцы ремонтных мастерских, которым приходится тратить гораздо больше денег на удобрения и инструменты.

Кризис негативно отразился на турецком президенте. По данным института социологических исследований MetroPOLL, его популярность снизилась за год (с июля 2018) на 10%. Если год назад Эрдогана поддерживали 53,1% избирателей, то в августе 2019 его сторонников насчитывалось лишь 44%, с тенденцией к дальнейшему снижению. Растущее чувство несправедливости распределения в стране и экономический кризис — эти две причины видят наблюдатели не только в падении популярности Эрдогана, но и в росте популярности Имамоглу. А последний много делает для того, чтобы сплотить вокруг себя разочарованных Эрдоганом турок. Старые лозунги Эрдогана, когда он обычно клеймил своих противников «террористами», больше не помогают, избиратели к ним просто не прислушиваются.

Впрочем, Имамоглу еще и потому стал недосягаемым для президента, что он никогда и никого не атакует и не критикует напрямую. В своих выступлениях он вообще не упоминает имя турецкого президента. Перед камерами он выступает просто, как нормальный, обычный, возможно — даже скучный мэр большого города. Его преимущество: его политику видят во всей стране. Кто включает телевизор за 1800 километров восточнее Стамбула — все равно видит Стамбул. Город является своеобразной кулисой для многочисленных серий и остается фокусом интереса для новостных выпусков. Картинку завершают оппозиционные СМИ, расхваливая Имамоглу на все голоса.

На самом деле, в этом есть свои риски. Когда в августе министр внутренних дел Турции вышвырнул из их кабинетов сразу трех мэров-членов прокурдской партии HDP и заменил их на людей из АКР, Имамоглу решил проявить солидарность с «мэрами-диссидентами» и посетил одного из них. При этом партию HDP обвиняют в сотрудничестве с запрещенной в Турции террористической организацией «Курдская рабочая партия» (PKK). Реакция Эрдогана была просто-таки запрограммированной: он назвал Имамоглу террористом. Но одновременно эта проявленная солидарность укрепила связь между двумя оппозиционными партиями, возводя их союз против Эрдогана. На президентских выборах голоса курдов могут стать решающими.

Имамоглу

Имамоглу — любимец населения. На автомобилях такси в Стамбуле можно увидеть его портрет с надписью «Гордость народа». В Интернете и по телевидению крутится видеоролик с рэпом, посвященным Имамоглу: 18 турецких рэперов и певцов 15 минут подряд под музыку подвергают сокрушительной критике турецкую юстицию, провластные СМИ и исламистскую направленность Эрдогана, выставляя при этом Имамоглу, как полную противоположность президенту. «Если тебя ночью ни за что посадят — ты не найдешь журналиста, который об этом расскажет. Их всех уже посадили» — поется в клипе. На ю-тубе это видео собрало уже 26 млн. просмотров.

Больше соперников для Эрдогана?

В то же время Эрдогану угрожает конкуренция из рядов собственной партии. Бывший турецкий премьер-министр Ахмет Давутоглу объявил, что выходит из рядов правящей партии АКР. «Я считаю это исторической ответственностью и необходимостью развития нового политического движения», — заявил он. Долгое время Давутоглу был правой рукой Эрдогана, но в 2016 году из-за разногласий в политических взглядах Эрдоган просто выбросил его из политики. Давутоглу стал одним из самых активных «внутренних» критиков в рядах АКР и требует возвращения к правовому государству. Он также выступал против аннулирования первой победы Имамоглу и против освобождения курдских мэров.

Также покинул ряды АКР и Али Бабакан, бывший министр экономики. Он тоже объявил о создании новой партии. Попытки этих двух политиков являются прямым вызовом президенту Эрдогану, потому что оба рассчитывают на разочарованных избирателей АКР, желающих присоединиться к либерально-консервативному направлению без автократических заскоков действующего главы государства. Прежде всего, Давутоглу позиционирует себя в качестве альтернативного кандидата для религиозных турок. Похожие амбиции проявляет даже экс-президент Абдулла Гюль. Гюль — один из «отцов-основателей» АКР и вообще-то ушел из политики еще в 2014 году. Бабакан, Гюль и Давутоглу пользуются среди религиозно-консервативных избирателей большим уважением и все трое дистанцировались от «жесткой линии» Эрдогана. Кажется, слабость Эрдогана чувствуют уже все — поэтому и спешат оторвать себе от него кусок побольше…

Социологи считают, что эти трое могут «откусить» от президента около 10% избирателей. Это кажется небольшим количеством, но этого может хватить, чтобы победить Эрдогана, если Давутоглу и Бабакан объединятся с другими оппозиционерами. CHP, HDP и национально-консервативная İyi Parti могут вместе собрать более 50% голосов.

Без приговора в тюрьме

Пока непонятно, каким образом решит турецкая юстиция судьбу Селахаттина Демирташа, неофициального руководителя прокурдской партии HDP. Сразу после неудачной попытки путча 2016 года он был арестован, несмотря на то, что сама попытка путча была приписана так называемому «движению Гюлена», а не курдам. Демирташа обвинили в пропаганде террора и в 2018 году он был заключен под стражу почти на 5 лет. Против него ведется еще одно, гораздо большее дело: по обвинению в сотрудничестве с «Курдской рабочей партией». Приговор по этому делу еще не был вынесен, более того — суд в Анкаре решил, что Демирташа не следует держать в следственной тюрьме. Его последователи надеются на оправдательный приговор, его дело параллельно рассматривается Европейским судом по правам человека, но по приказу Эрдогана его все еще держат за решеткой, как особо опасного террориста… Если приговор будет оправдательным или даже просто условным — Демирташ может выйти на свободу со славой «пострадавшего от рук диктатора диссидента» и тогда все курды, которые только есть в Турции, сплотятся вокруг него.

Следующие регулярные выборы должны состояться в Турции только в 2023 году, но внутриполитическая ситуация в стране ухудшается с каждым днем и с каждым месяцем. Есть еще один интересный момент: все окрепшие и «зубастые» оппоненты Эрдогана обвиняют его в том, что он со своим «новым курсом» завел страну в экономический кризис, причем причины находятся как во внутренней, так и во внешней политике. Главные внешнеполитические обвинения против президента: «побил горшки» с Америкой, разозлил Европу постоянным шантажом и угрозами «выпустить на европейцев сирийских беженцев», да еще и подружился с Путиным, купив у него противоракетные комплексы С-300 в пику партнерам по НАТО. Последние два обвинения, хотя и имеют, на первый взгляд, чисто политические основания, на самом деле крайне тяжело отражаются на турецкой экономике. С одной стороны, европейские туристы не хотят больше посещать турецкие курорты (в некоторых странах МИДы даже выдали предупреждение об опасности таких визитов), с другой — российские туристы «а-ля Тагил» являются очень плохой, дешевой и скандальной заменой богатым европейским отдыхающим. И американские спецслужбы стали как-то нехорошо присматриваться к Эрдогану с того момента, как он купил те российские ЗРК и допустил российских военных «экспертов» до натовских военных секретов…

Все это, считают эксперты, вполне может привести если не к новому путчу в Турции, то уж точно — к внеочередным выборам. И результат их может стать для нынешнего президента печальным. Ну, разве что он его снова отменит, как отменил результаты выборов в Стамбуле…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s