РЕБЕККА ГРЕЦ – ДЛЯ ВСЕХ ОБРАЗЕЦ

Опубликовал(а)

«Кто презирает ближнего своего, тот грешит, а кто милосерден к бедным, тот блажен» — так сказано в одной из притч еврейского царя Соломона. Высказывание это можно в полной мере отнести к той доброте, которую, на протяжении всей своей жизни проявляла ко всем, кто нуждался в заботе и поддержке, замечательная женщина Ребекка (Ривка) Грец. Со времени смерти этой «еврейской матери Терезы» исполнилось 150 лет.

Родилась она в Ланкастере, в штате Пенсильвания, 4 марта 1781 года, став седьмой из двенадцати детей в семействе Мириам и Микаэля Грец. Дед по маминой линии, Иосеф Симон, руководил в Ланкастере еврейской общиной, являя пример безукоризненной честности и справедливости в любых проявлениях общинной жизни. Со стороны отца корни семьи уходили в Силезию, где предки Микаэля были известны как авторитетные раввины. В Америке Микаэль не продолжил семейную традицию, не посвятил себя религии. Он стал успешным предпринимателем, но детей своих вместе с супругой воспитывал так, чтобы в доме сохранялись иудейские духовные ценности. Вскоре после появления на свет девочки, которую все сразу стали ласково называть «Бекки», семейство переехало в Филадельфию. В этом городе семья быстро завоевала всеобщее уважение. Каждому из своих детей, несмотря на столь значительное их число, родители старались дать достойное образование. И эти усилия принесли впечатляющие результаты. Одна из дочерей – Ричея вошла в историю, как первая в Америке еврейская девушка, поступившая в колледж. Что же касается Ребекки, то она с юных лет проявила большой интерес к истории и литературе, зачитывалась книгами. Посещала Академию юных леди, у нее обнаружился поэтический дар, но, при этом, девушка была скромной и желанием прославиться и обрести известность не горела.

Юность Бекки пришлась на ту пору, когда в Филадельфии свирепствовала лихорадка, уносившая многие сотни жизней. Глубоким сочувствием прониклась Ребекка к близкой своей подруге Марии Фенно, у которой страшная эпидемия отняла родителей. «Она осталась сиротой в такой момент жизни, когда родительская забота и нежность особенно нужны. Кто теперь проведет ее через трудности?» — писала Бекки родной сестре Рахили. Уже тогда, как это можно предположить, девушка начала задумываться о нелегкой участи осиротевших подростков, и о том, как и чем можно им помочь выдержать испытания, ниспосланные судьбой. А потом беда пришла и в дом Ребекки и ее родных – у главы семейства случился инсульт. Семейный бизнес продолжили братья Бекки – Симон и Хайман, а она начала ухаживать за отцом, прикованным к постели. С ролью сиделки Ребекка, которой было тогда 19, свыклась не сразу. Поначалу ловила себя на мысли, что воспринимает больного отца, как обузу, но уже вскоре ощущение это прошло. Его сменило чувство радости от сознания того, что она творит добро. С тех пор забота о близких стала для Бекки неписанным правилом: она бывала рядом с родственниками, страдавшими от недугов, и даже научилась принимать роды, что и делала, когда ее сестры рожали детей.

Ребекка Грец

Энтузиазма и энергии у Ребекки было более чем достаточно для того, чтобы вынести благотворительную деятельность за пределы родительского дома. И вот, в 1801 году, вместе с матерью, одной из сестер и еще несколькими известными в городе представительницами «слабого пола», она основала общественную организацию по оказанию помощи женщинам, чьи семьи пострадали во время Войны за независимость Соединенных Штатов. Бекки занялась работой по составлению отчетов, она оформляла протоколы собраний, вела деловую переписку, по которой, кстати сказать, можно было судить о ее незаурядных литературных способностях. «Как тяжело иметь устоявшиеся привычки и вкусы, желания и воспоминания о достатке, или хотя бы, комфорте, и при этом, оказаться за чертой бедности, — писала в ту пору Реббека Грец, – с глубоким пониманием не только положения, в котором оказались ее подопечные, но и психологического их состояния. И к каждой из нуждающихся в поддержке женщин Бекки и ее единомышленницы находили деликатный подход, дабы их искреннее стремление помочь было понято и принято.

В 1808 году скончалась мама Бекки Мириам, а спустя три года ушел из жизни и отец семейства. Ребекка осталась в доме с несколькими братьями и сестрами, которые не обзавелись к тому времени собственными семьями. Сама Ребекка выходить замуж не торопилась. Оглядываясь вокруг, общаясь со многими женщинами, она сделала для себя вывод – о том, что «в человеческой жизни нет ничего, более болезненного и разрушительного для счастья и морали, чем необдуманный брак». И, вместе с тем, холостяцкую жизнь своих старших братьев Бекки порицала, предостерегая их, что они, чего доброго, состарятся все вместе в своем особняке. Так, собственно говоря, и вышло – незамужняя сестра Ребекки, Сара, умерла в 1817 году, а сама она с тремя братьями прожила в доме, где появилась на свет, до последних дней. Не создав семьи, Бекки, тем не менее, познала в жизни высокое чувство любви. Когда еще были живы ее родители, она познакомилась с обаятельным и перспективным адвокатом Самуэлем Янгом. Ребекка очаровала его, и Сэм готов был предложить ей руку и сердце. Но Бекки остановило христианское происхождение Янга. В семье Грец был памятен случай, когда родная тетка Ребекки нарушила этот религиозный запрет, и тогда вся семья погрузилась в траур, как это принято у набожных иудеев. И Бекки для себя решила: лучше не переступать эту грань, нежели, пойдя на такой шаг, принести глубокую боль отцу, матери и другим близким, отдалившись от них. Кто-то сейчас скажет: можно ведь было поставить перед женихом условие – если так сильно любит, пусть перейдет в еврейскую веру. Но от того, чтобы передавать советы из 21 века в 19, да еще и не зная всех обстоятельств, при которых это «сватовство» происходило, лучше воздержаться. Задним числом все умные. Так, или иначе, чувство к Янгу Ребекка хранила, как святое, и когда Самуэля не стало, пришла на похороны и положила в гроб с телом покойного белые розы и медальон со своим портретом. Когда в 1820 году был опубликован завоевавший популярность роман Вальтера Скотта «Айвенго», то возникла легенда: на создание образа своей героини автора вдохновила Ребекка Грец. Ведь и у Скотта замечательную еврейскую девушку с глубоким внутренним миром и незаурядными способностями зовут тем же именем. И она категорически отказывается связать свою жизнь с христианином, заявившим: “Я завоевал тебя моим луком и копьем, и, по законам всех стран, ты обязана мне подчиниться…». Связь между двумя Ребекками – реальной и книжной — документально не подтверждена, но литературоведы установили, что Бетти общалась с писателем Вашингтоном Ирвингом, а тот, в свою очередь, состоял в дружеской переписке с Вальтером Скоттом, и вполне мог рассказать Скотту о судьбе своей знакомой, тем более, что была она личностью яркой и примечательной.

Грец нашла в жизни другие ценности – в поддержке людей, испытывающих муки и страдания. Работая в Ассоциации помощи женщинам, она сталкивалась с вдовами и сиротами, которые были в шаге от того, чтобы в полном отчаянии наложить на себя руки. А некоторые так и делали. И тогда у Ребекки созрело решение – открыть приют для сирот, и принимать туда детей вне зависимости от их религиозной принадлежности. Дом сирот принял первых 25 ребятишек, оставшихся без попечения родных, в марте 1815 года. Его филадельфийский адрес на Маркет-стрит быстро узнал весь город. Через 7 лет в приюте проживало уже более ста детей, и каждый из них, лишившихся родителей, был окружен заботой и вниманием. Но стряслась большая беда: в здании случился страшный пожар, и 20 ребят из огня спасти не удалось. Можно только представить себе, насколько тяжелым ударом стала эта трагедия для Бекки. Но она нашла в себе мужество не опустить руки и сделать все, что только было возможно в сложившейся ситуации. «Мы не можем вернуть умерших детей, но должны протянуть руку тем, кто еще ждет нашей помощи» — эти слова, произнесенные Ребеккой, стали призывом к действию, на который откликнулись многие женщины из благополучных семей. В итоге приют для сирот был восстановлен. И более того, по его примеру, начали создаваться и другие дома сирот. Этот факт Бекки прокомментировала короткой, но емкой фразой: «Радостно видеть, как добрые семена, посеянные нами, дают свои всходы и приносят достойные плоды».

первая в Америке еврейская воскресная школа

Ребекка Грец ни на минуту не забывала о своем иудейском происхождении. Она постоянно контактировала с местной иудейской общиной, была в курсе всех общинных интересов и проблем. В 1819 году при деятельном участии Бекки было основано женское еврейское благотворительное общество. Особое внимание уделяло оно новым иммигрантам. Они обеспечивались едой, одеждой и обувью. Но делалось это так, чтобы не создавалось впечатления, что организация, де-факто, поощряет, своей деятельностью, безработицу и нищету. Смысл поддержки состоял в том, чтобы помочь людям выбираться из бедности, не оставаясь на дне общества на долгое время, или даже навсегда. Народ может сам позаботиться о себе – такой вот была основополагающая идея Ребекки и ее единомышленниц. «Благочестие, самоуважение и милосердие сделают нашу пустыню цветущей» — указывала Бекки Грец. И еще один лозунг, претворявшийся в жизнь сторонницами идей Ребекки: путь к самоутверждению в обществе лежит через образование. Грец приложила немало усилий к тому, чтобы открылась первая в Америке еврейская воскресная школа. Впрочем, «еврейским» это учебное заведение можно было назвать с большой натяжкой: занятия велись не на иврите, и не на языке идиш, а на английском. И, кроме того, мальчики и девочки сидели на уроках вместе. Но, тем не менее, это начинание было своевременным и очень важным. Поскольку не было подходящих учебников, Ребекка занималась их составлением сама, а также и подготовкой других учебных пособий. Она не жалела времени, оставаясь после занятий с учениками, которым материал давался с трудом, стараясь подтянуть отстающих.

«Приют для обездоленных и оказавшихся без защиты детей еврейского происхождения» Ребекки Грец

Грец была сильно озабочена тем, что осиротевших еврейских детей распределяли по обычным приютам, коих было уже немало. При этом ребята из еврейских семей оказывались оторванными от своих корней, от традиций своего народа. Сохранить в детишках дух еврейства и развить все то, что было в них заложено, нельзя было иначе, как в еврейском детском доме. В 1844 году Ребекка задалась целью осуществить этот проект, казавшийся большинству окружавших ее людей утопическим. Раввин Исаак Лизер, основатель еврейской прессы в Соединенных Штатах, по-дружески посоветовал неутомимой Бекки привлечь к своей идее общественное внимание — в форме обращения со страниц авторитетного журнала «The Occident», который им издавался. Он помог составить текст письма, но когда оно было подготовлено к печати, Ребекка отказалась ставить под ним подпись, аргументируя свою позицию словами: «Добро должно быть безымянным». Тогда Лизер нашел достойный выход, подписав обращение так: «Дочь Израиля». Но понадобился еще не один год на то, чтобы заручиться поддержкой еврейской общины, мобилизовать необходимые средства – на строительство и на приобретение всего необходимого для детского дома. И он, в итоге, был открыт под вывеской «Приют для обездоленных и оказавшихся без защиты детей еврейского происхождения».

Памятная медаль, выпущенная в честь Ребекки Грец

Ребекка Грец контролировала деятельность организаций, созданных ею или при ее участии, до последних дней своей жизни. Скончалась она 27 августа 1869 года. Похоронили ее на еврейском кладбище «Микве Исраэль» — старейшем в Филадельфии. Доктор философии и истории Дайэнн Эштон так подытожил жизненный путь Бекки: «Она делала все, от нее зависящее, чтобы ее соплеменницы и соплеменники проникались чувством гордости за свое происхождение. В ее руках была сосредоточена немалая власть, но ею эта женщина распорядилась разумно, никому ничего не навязывая, предлагая всегда делать осознанный выбор. Думается, потому благотворительные учреждения, основанные ею, процветали и после ее кончины». 90 лет назад в Соединенных Штатах вышла в свет книга о Бекки Грец, написанная раввином Давидом Филипсоном и ставшая букинистической редкостью. А по большому счету, вся жизнь Ребекки – это и есть книга, достойная того, чтобы с нею знакомилось каждое новое поколение наших соплеменников. Ее уроки – всем наука.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s