В ДОЛГАХ КАК В ШЕЛКАХ

Опубликовал(а)

Это выражение обретает особый смысл, если учесть наличие в современной жизни нового варианта Великого шелкового пути.

Мнение экспертов

Некогда из Поднебесной в Старый Свет переправляли восточные диковинки: не только шелка, но и фарфор, пряности, корни женьшеня. Нынче китайский экспорт расширился. Пекин кредитует страны с развивающейся экономикой, прежде всего, государства Центральной Азии.

Как Китай меняет экономику этих государств? Пробуют ответить на этот вопрос несколько групп исследователей из ведущих стран мира, начиная с 2013 года, когда состоялась презентация глобального китайского проекта «Один пояс и один путь», представляющего актуальный вариант Великого шелкового пути.

Сначала были опубликованы выводы вашингтонского Center for Global Development. Один из основных выводов: для стран с нестабильной экономикой и далекой от рыночной проект увеличивает риски дефолта. Из 68 стран, задействованных в проекте, были выделены восемь, находящихся в зоне наибольшего риска. В том числе постсоветские — Киргизия и Таджикистан. Вывод сделан на основе экономического анализа, показывающего, что возврат от инфраструктурных проектов обычно растягивается на десятилетия, в течение которых экономических прорывов может и не быть, а стало быть, в странах-заемщиках нарастает угроза обрушения хозяйства.

Что изменилось за последние годы, взялись ответить три известных мировых эксперта — профессор Института мировой экономики (IfW) в Киле Кристоф Требеш, его коллега из Мюнхенского университета Себастьян Хорн и американская экономистка из Гарвардского университета Кармен Рейнхарт. Они провели совместное исследование «Кредитование Китаем зарубежных стран» (China’s Overseas Lending), результаты которого недавно обнародовали.

Выявилась любопытная картина. В списке 50 крупнейших получателей прямых китайских кредитов в рамках названного проекта оказались, кроме Киргизии и Таджикистана, другие постсоветские государства: Беларусь, Туркмения и Узбекистан. Причем, Китай рассматривает их не только как потребителей своей разнообразной продукции, но, прежде всего, как транспортный коридор между Востоком и Западом.

Немецкий формат китайского проекта

Коридор и в самом деле действует. Как сообщает сайт Deutsche Welle, eсли в 2011 году товарный поезд из Китая приходил в немецкий город Дуйсбург один раз в месяц, то сегодня каждую неделю прибывает 35 железнодорожных составов. Дуйсбург называют «самым китайским городом в Германии».

С 2017 года поезда из Китая приходят прямо в Лондон. Их становится все больше. Чтобы добраться из китайского города Иу до британской столицы, этот поезд за 18 дней преодолевает 12 тыс. км. Объем торговли ЕС – КНР составляет астрономические 1,5 млрд. евро в день. «Мы обслуживаем около десятка китайских городов и провинций, — говорит шеф Дуйсбургского порта Эрих Штааке. — Надеемся на большие возможности роста». Уже сейчас около трети всей торговли по железной дороге между Европой и Китаем осуществляется через порт Дуйсбург. Однако дальневосточный партнер по-прежнему извлекает бОльшую выгоду из сотрудничества: Европа отвечает лишь одним контейнером на три контейнера из Китая.

Пекин не напоминает странам транзита о том, что они должники, а власть этих стран не спешит рассказать своим гражданам, в какие долги она их втянула. Зачем говорить о проблемах электорату, который должен просто радоваться китайским инвестициям? Пусть это будет маленьким секретом для жителей Казахстана, который задолжал КНР около 5% ВВП, поскольку у других-то долг намного больше: у Узбекистана более 5% ВВП, у Таджикистана 15% ВВП, у Киргизии аж 30% ВВП — по этому показателю она сравнялась с Джибути, Тонга, Мальдивскими островами и Республикой Конго.

Угроза реальной дестабилизации

Сейчас, когда составлен первый банк данных, стала очевидней роль Китая, как мирового регулятора в экономике. Отталкиваясь от проекта «Один пояс и один путь», исследователи определили важные цифры. Оказывается, значение КНР как кредитора недооценено. Страны планеты задолжали КНР к концу 2017 года свыше $5 триллионов, это 6% мирового ВВП. В начале века было меньше 1%. Причем, нарастание долга шло с 2013 года — старта глобального проекта.

Тут выяснилась еще одна потрясающая деталь. Ставка, под которую Китай готов давать деньги на проекты, в большинстве случаев засекречена. Лишь иногда кое-что проясняется. В проектах, условия которых известны (железная дорога Джакарта – Бандунг в Индонезии, шоссе Белград – Бар в Восточной Европе, железная дорога в Малайзии), она чаще всего колеблется в диапазоне 2–3,5% при 20-45-летнем сроке выплат и 5–10-летнем периоде до начала начисления процентов.

Но в большинстве случаев мир может даже не знать, во-первых, сколько на самом деле стран-заемщиков, во-вторых, на какие нужды, кому именно и на каких условиях выданы кредиты. К примеру, Туркменистан, полностью закрытая страна, следуя примеру Китая, тоже крупный должник: по примерной оценке экспертов, Ашхабад задолжал КНР $6,7 млрд.

То есть, делают вывод исследователи, вероятность неожиданной неплатежеспособности Туркменистана, как и его центральноазиатских соседей, намного выше, чем считается. А это, учитывая, что в целом речь идет о, как минимум, 70 государствах, несет в себе угрозу внезапной дестабилизации всей мировой финансовой системы. По китайской версии, около 130 государств заинтересованы в проекте.

Мир сидит на пороховой бочке, а с зажженным фитилем стоит Китай. И это не страшилка. Раздавать направо и налево кредиты без ясной перспективы возврата — что стоит за этим намерением Поднебесной? Как можно квалифицировать ситуацию — как намеренное создание долговой зависимости и/или обладание Китаем мощного политического рычага? А то, что одно вытекает из другого, видно невооруженным взглядом.

Разумеется, при определенных обстоятельствах Китай может просто списать какие-то долги той или иной стране. Но вот вопрос — что потребует взамен? Ведь всем понятно, как будет действовать заемщик: брать новые кредиты, чтобы рассчитаться с прежним инвестором. Так произошло, к примеру, с Зимбабве. Документ о списании его долга был подписан одновременно с документом о принятии нового долга, который по объему оказался больше списанного. В октябре 2017 года Китай согласился списать Мозамбику $36 млн. и одновременно подписал контракт на строительство на китайский кредит аэропорта стоимостью $60 млн. Неизвестно, что выиграл Мозамбик, который вряд ли сможет вернуть эти $60 млн. Не грозит это в недалеком будущем потерей суверенитета?

По земле или по морю?

Можно радоваться развитию межгосударственных связей, как это делают сейчас в Дуйсбурге. Еще бы: город имеет ключевое значение для проекта, потому что это самый большой внутренний порт в мире. Восемь контейнерных терминалов задействованы в транспортной цепочке. Перемещая китайские грузы на суда, обеспечивается их доставка в пункты назначения по всей Европе. Это партнерство помогает снижать социальную напряженность: если в ФРГ средний уровень безработицы 4,9%, то в Дуйсбурге — 11%. Крупнейший в мире речной порт переживает ренессанс. Спустя 300 лет существования Дуйсбург стал ключевым перевалочным пунктом в торговле между Востоком и Европой.

Но экономисты сомневаются, насколько рентабельны железнодорожные перевозки, ведь данные о размерах субсидий расходятся, а в Пекине эти расхождения не комментируют.

И причина весьма серьезная. Доставка товаров по земле дает временную экономию по сравнению с морем: 12–16 суток против 30 и больше. Зато перевозка морем намного масштабней: весь годовой объем китайского экспорта по железной дороге равен нескольким перевозкам по морю гигантскими контейнеровозами. 90% китайского внешнеторгового грузооборота осуществляется именно морским путем. 

Вопрос: к чему же тогда нужна громадная железнодорожная сеть? Пекин снова хранит молчание.

Критики интерпретируют это молчание как знак того, что Китай действует не только из чисто экономических интересов, но и связывает с проектом геостратегические и политические цели. В Дуйсбурге сложно найти критиков китайского влияния. Для большинства немцев Китай является носителем надежды, несмотря на напряженность в его отношениях с США.

Но эксперты, в том числе адвокат Томас Паттлох, который консультирует компании по работе с китайскими партнерами, предостерегают от чрезмерных ожиданий: «Немцы крайне наивны, когда ведут переговоры с китайскими партнерами, они плохо информированы, намного хуже китайской стороны, а методы ведения переговоров, являющиеся частью культурной жизни Китая, совершенно ими недооценены». Хотя китайцы доказали, что являются абсолютно честным деловым партнером, тем не менее, рынок в Китае все еще закрыт и вряд ли будет скоро полностью доступен немцам.

Почему? Потому что Китай, авторитарная страна, имеет дело не просто с самыми богатыми странами Европы, а с самыми богатыми ДЕМОКРАТИЧЕСКИМИ странами Европы. Китаю же нужна демократия азиатского образца, а это искоренение и уничтожение политических недругов, отсутствие независимости судов и прессы, ограничение религии, расширение сети служб безопасности и отправка диссидентов в трудовые лагеря. В таком же ключе — при небольшой корректировке — действуют все авторитарные правители постсоветской Центральной Азии. Азиатскую демократию исповедуют и властные структуры современной России.

А, по мнению Пекина, отсталый и загнивающий Старый Свет, не исключено, захочет наряду с экспортом нарастающего объема товара переправлять в Поднебесную и свои европейские ценности, на которые могут польститься живущие при коммунизме капиталистического образца китайцы.

Если Европа уже ясно ощущает «мягкую силу» Китая, который всеми способами тормозит продвижение европейской продукции в Поднебесную, что же должны чувствовать страны с развивающейся экономикой?

«Мы считаем, что Китай пытается интегрироваться в экономику стран по всему миру, в том числе через проект «Шелкового пути» и через привлекательные инвестиции, — подчеркивает советник по вопросам национальной безопасности США Джон Болтон. И поясняет, что самый простой и действенный метод китайцев — коррупционная составляющая, весьма популярная на постсоветском пространстве. — Китайцы не боятся использовать коррупцию, или скажу прямо — взятки, чтобы получить решение, которого они хотят».

Чем выше суммы, тем реальней риски

Присмотримся, насколько охотно примеряют статус транспортного коридора постсоветские страны Центральной Азии, с которой связаны два из трех маршрутов амбициозного китайского проекта.

Обо всех точно неизвестно. Но кое о чем сказать можно.

Говоря в целом, Китай вкладывает многомиллиардные суммы в экономику стран Центральной Азии. Она привлекает внимание Китая богатыми залежами полезных ископаемых и водными ресурсами. К примеру, в Таджикистане более 80% золота добывают совместные китайско-таджикские компании. Душанбе передает свои недра под контроль компаниям из Поднебесной в обмен на инвестиции и как расчет за свои долги. Таджикистан уже платит высокую цену за китайские вливания. За строительство ТЭЦ «Душанбе-2» властям пришлось на неопределенный срок отдать Китаю месторождение золота «Верхний Кумарг» с запасом металла в 50 тонн. Экономист Ходжимухаммад Умаров связывает растущий объем инвестиций Китая в экономику Таджикистана с тем, что инвесторы из Китая, как он считает, применяют безотказный прием — тотальный подкуп чиновников. Причем, внутри КНР коррупции объявлена война.

Как указывает на сайте carnegie.ru Василий Кашин, эксперт по Китаю из Высшей школы экономики в Москве, растет беспокойство Казахстана по поводу влияния КНР и его обостряющееся ощущение уязвимости в связи с тем, что он находится на перекрестке азиатских путей. Китай — один из главных инвесторов Казахстана в последнее время, причем, «суммы кредитов китайских государственных банков и кредитных учреждений казахстанскому государству взлетели до десятков миллиардов долларов».

Казалось бы, таким щедрым инвесторам можно только радоваться. «Но теперь казахстанские чиновники говорят, что Китай пытается воспользоваться этими экономическими связями для усиления своего политического влияния, и они пытаются установить некоторые границы», вторит Кашину Руслан Изимов, эксперт по Китаю в Институте мировой экономики и политики в столице Нур-Султан. Он подчеркивает, что инвестиционное присутствие Китая в Казахстане вызвало рост опасений: оно становится слишком влиятельными. К примеру, китайские бизнесмены потребовали от холдингов в казахстанских компаниях поддерживать поток кредитов для крупных проектов.

Само слово «проект» применительно к идее «Один пояс и один путь» Пекин предпочитает не употреблять: очень уж оно обязывающее. Ведь «проект» предполагает ясные цели и конкретные цифры.

Но ни тех, ни других нет.

Кроме красивых деклараций о том, как всем в результате будет здорово жить. С одной стороны, и в самом деле непросто рассчитать действия десятков партнеров. С другой стороны, к чему тогда вся эта затея? Пекин вместо слова «проект» произносит «инициатива». Оно более обтекаемое, ни к чему не обязывает, ничего не уточняет.

А в условиях неопределенности любой самый малый успех можно смело называть рекордным прорывом. Но так ли он мал?

По информации от Радио Свобода, опубликованной 12 сентября, госдолг Китаю от центральноазиатских государств выглядит так. Казахстан задолжал КНР $12 млрд., далее идут Туркменистан — около $8 млрд., Узбекистан — $7,8 млрд., Кыргызстан — $1,7 млрд., Таджикистан — $1,2 млрд. При этом государства рассчитываются своими природными ресурсами, причем, по грабительским тарифам, которые навязывает Китай. К примеру, он вынуждает Ашхабад продавать ему газ по ценам втрое ниже рыночных. 20% казахстанских предприятий, связанных с добычей и переработкой нефти, уже сейчас принадлежат КНР. Сегодня Китай представлен в экономике региона весьма солидно: зависимость названных государств весьма заметна и угрожает их финансовой безопасности. КНР при желании может уже сейчас довести до банкротства Кыргызстан (китайские инвестиции составляют 40% внешнего долга страны) и Таджикистан — 48%. Проблематично положение в Казахстане: он взял у Китая очередной кредит в $300 млн. на строительство 50 китайских заводов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s