ИСРАЭЛЬ ТАЛЬ — АРХИТЕКТОР ИЗРАИЛЬСКОЙ ТАНКОВОЙ МОЩИ

Опубликовал(а)

«Броня крепка и танки наши быстры» — эта, ставшая крылатой, песенная фраза, применительно к бронетанковым силам Армии Обороны Израиля, обрела особый смысл. Силу израильской танковой техники в полной мере ощутили на себе враги еврейского государства – в тех войнах и антитеррористических операциях, которые вел ЦАХАЛ на северных и на южных рубежах страны, отстаивая право народа жить на земле, где в древние времена начиналась его история. Одним из архитекторов израильской танковой мощи по праву считается генерал-майор Исраэль Таль. 13 сентября со дня его рождения исполняется 95 лет.

Родился будущий военачальник, к которому на всю жизнь прикрепилось прозвище «Талик» — уменьшительно-ласкательный вариант его фамилии – в 1924 году, в поселении Маханаим, позднее ставшем кибуцным хозяйством. В ту пору оно находилось в подмандатной Палестине. Мать Талика – Пнина Лавит Сегаль происходила из евреев, прибывших из Восточной Европы на землю Эрец-Исраэль в 1777 году. В пятилетнем возрасте мальчик со своими родными чудом остался в живых: во время погрома, учиненного арабами в Цфате, где тогда проживало семейство Таль, погромщики заблокировали двери дома, в котором Исраэль находился вместе с матерью и младшей сестренкой, после чего дом был подожжен. Но судьбою предначертано было Талику прожить долгую жизнь и посвятить ее укреплению ударной силы и улучшению защитных качеств израильских бронемашин. Из Цфата семья Таль переселилась и Кфар-Йехезкель, оттуда — в мошав Беэр-Тувия, который был основан на израильском юге в 1930 году, в рамках еврейского поселенческого движения.

С юных лет Талик приобщился к тяжелому физическому труду. Став подмастерьем у местного кузнеца, он освоил премудрости выковывания сельскохозяйственных орудий, познав на деле физические свойства металлов. Но время было такое, что даже подростки не могли (да и не хотели) оставаться в стороне от бурных исторических событий. В 15 лет Талик стал бойцом «Хаганы» — в роли сигнальщика, а в 17-летнем возрасте добровольцем вступил в британскую армию. Воевал с нацистскими отрядами в Северной Африке, затем, в составе сформированной британцами Еврейской бригады, – на Апеннинах. А когда, отгремев, закончились бои, Исраэлю было предложено оставаться в кадровом составе «Хаганы» на постоянной основе. Так Таль открыл новую страницу в своей жизни и военной биографии. Успешно пройдя курс командиров взводов, Исраэль далее сам уже руководил курсами, на которых готовили будущих пулеметчиков. Он стал участником боевых операций «Нахшон», «Хореев» и «Увда», в годы грянувшей Войны за Независимость командовал взводом, ротой, батальоном, успешно справляясь с заданиями все более высокой сложности. В послевоенные годы Таля направили в Великобританию, на учебу в военную Академию. По ее завершении, в ходе Синайской компании, Исраэль Таль возглавил бригаду, после неудач своего предшественника на этом посту, и проявил себя с самой лучшей стороны.

В 1959 году, уже в звании полковника, Таль был назначен командиром 7-й танковой бригады, и с той поры судьба его была неразрывно связана с бронетанковыми войсками. Впрочем, что называется, с отрывом от «производства» — на время учебы в Еврейском университете в Иерусалиме, где Талик получил первую степень по гражданским дисциплинам – философии и политологии. В 1961 Исраэль удостоился премии имени Элиягу Голомба за заслуги в обеспечении безопасности Государства Израиль. В 1964 Таль принял командование танковыми войсками, и вскоре после этого, на Голанах, в районе Тель-Дан произошло серьезное столкновение израильтян с сирийцами. Точнее говоря, завязалась перестрелка между израильскими «Центурионами» британского производства и сирийскими «Т-4», сработанными в Германии еще во время Второй Мировой войны. Однако, несмотря на несомненное техническое превосходство, израильские танкисты, выпустив по противнику изрядное количество снарядов, не поразили ни одной цели, и это предопределило те шаги, которые начал предпринимать Исраэль Таль — для того, чтобы в корне изменить ситуацию, сложившуюся в подчиненных ему частях. Были внесены существенные коррективы в военную доктрину по части взаимодействия между бронетанковыми подразделениями и другими родами войск. Упор был сделан на строжайшую дисциплину в каждом из экипажей и на достижение большей маневренности машин и снайперской точности при орудийной стрельбе – и не только с открытых, но и с закрытых позиций. Это стало залогом успеха в борьбе с сирийцами за контроль над стратегически важными водными источниками. Надо сказать, что в боях этих Таль принимал личное участие, по известному армейскому принципу: «Делай, как я!». В 1965 Исраэлю Талю было присвоено воинское звание генерал-майора.

Исраэль Таль на командном пункте

А в Шестидневную войну Талик командовал бронетанковой дивизией, которую называли «стальной». Благодаря проявленному бесстрашию, умелым и решительным действиям, воины Таля сумели тогда прорвать оборону египетских сил в районе Рафиаха, в зоне нынешнего сектора Газы. Далее они заняли Эль-Ариш – город на Синае с населением около 30 тысяч человек, а через трое суток, после тяжелых боев в пустыне, первыми вышли на берег в северной части Суэцкого канала. Но главные испытания были еще впереди. Известно, что в 1969 году намечалось назначение Исраэля Таля на должность командующего Южным округом, но оно так и не состоялось. Причиной послужило негативное отношение кандидата к плану создания оборонительной цепи вдоль восточного побережья Суэцкого канала, после того, как Израиль установил контроль над Синайским полуостровом. Верховное командование придерживалось на этот счет альтернативного мнения, и система укреплений, стоимость которой составила около $300 млн., была сооружена, получив название «Линии Бар-Лева» — по имени тогдашнего начальника Генштаба израильской армии Хаима Бар-Лева. Но когда в октябре 1973 года грянула война Судного дня, израильские укрепления были преодолены египетскими войсками не за двое суток, и даже не за одни сутки, как это предполагалось, а менее чем за два часа. Стало быть, Исраэль Таль был прав, противясь идее воздвигать эту песчаную стену и фортификационные сооружения, в создание которых Армия Обороны Израиля вложила столько сил и средств. Вот уж и действительно, история – это лучший судья. В канун начала войны Судного дня Таль оказался в числе тех военачальников, которые решительно выступали за нанесение превентивного удара по врагу. В ту пору Исраэль возглавил оперативное управление израильского Генштаба. Одна из технических разработок Талика – передвижной мост через Суэцкий канал – сыграла роль в разгроме египетских сил. В том же, 1973 году, за создание этого моста Исраэль Таль был во второй раз удостоен премии имени Элиягу Голомба. К слову, в боях на Синае два тяжелых ранения получил сын Таля – Яир, мужественный офицер танковых войск, чей героизм был отмечен высокой воинской наградой.

Танк первого поколения Меркава Мк1

Таль-старший и египетские военачальники договорились об условиях прекращении огня на Синайском полуострове. Но уже после этого, от начальника Генштаба Давида Элазара и министра обороны Моше Даяна поступил устный приказ – с максимальной агрессивностью реагировать на любые стычки с противником. Подлежат ли обсуждению приказы высшего армейского руководства нижестоящими командирами? Однозначно – нет! Случай, о котором идет речь, был тем особым, который заставил Исраэля Таля усомниться в правильности полученного указания, ибо оно могло сорвать установившееся перемирие. Как об этом сказано в биографии Таля, он запросил подтверждения полученного приказа у премьер-министра Голды Меир и у Верховного Суда, чего так и не дождался. Свою позицию Исраэль все же отстоял, но, не выполнив, де-факто, полученного им приказа, он, как указывают военные историки, лишился шансов возглавить Генеральный штаб Израильской армии, что до этого представлялось вполне вероятным, и более того, многим казалось вполне очевидным.

Положение с бронетанковой техникой в Израиле настоятельно требовало переориентации от использования танков, приобретаемых за рубежом – в США и Великобритании, на оснащение армии машинами отечественного производства, с использованием творческого потенциала израильских ученых и инженерно-технического персонала, работающих на оборонную промышленность. И в 1970 году Талик возглавил команду, начавшую одобренную правительством разработку проекта «Меркава» («Колесница») — по созданию израильского танка, с учётом специфики местных условий ведения боевых действий и уроков, полученных в ходе предыдущих войн. И здесь надо сказать, что основы будущих успехов на полях сражений закладывает тот, кто умеет извлекать уроки не только из поражений, но также из каждой победы. Любой опыт – негативный, или позитивный – важен, и обязательно чему-нибудь учит. И потому известное утверждение – о том, что победителей не судят, представляется весьма спорным. Стальной макет израильского танка был изготовлен в апреле 1971 года, в декабре 1974 появились два опытных образца. Первые 4 танка из налаженного серийного выпуска были переданы ЦАХАЛу в апреле 1979, а в октябре того же года танк «Меркава Mk.1» был официально принят на вооружение. (Командование одним из первых батальонов, укомплектованных танками «Меркава», принял, и это стоит подчеркнуть, сын генерала Таля). Характерной особенностью его является расположение моторно-трансмиссионного отделения в передней части корпуса, а в корме оборудован отсек, в котором можно перевозить десант, раненых бойцов и дополнительные боеприпасы. Это превратило «Меркаву» в универсальную, по своей сути, боевую машину, способную служить и танком, и бронетранспортером. Отсек, о котором идет речь, имеет броневую дверь в корме, позволяющую экипажу в критических ситуациях покидать танк сзади. В то же время, конструкторам удалось значительно улучшить все основные технические характеристики танка, маневренные и огневые. Он стал мощной ударной силой Армии Обороны Израиля. Танки «Меркава», в четырех последующих их модификациях, замечательно проявили себя в новых войнах, в которые оказался вовлеченным Израиль.

Памятник танку Меркава в Реховоте

Уйдя в отставку в 50-летнем возрасте, Исраэль Таль затем снова вернулся в армию, став советником начальника Генштаба и ведущим экспертом оборонной промышленности. Много сил и энергии отдал Таль формированию новых концепций национальной безопасности. В своей книге под названием «Немногие против многих» он изложил свои взгляды на особенности военной доктрины в условиях, когда на передний план выдвинулась ракетная техника, на фоне ядерных амбиций потенциального противника. Израиль, по мнению Таля, должен однозначно и четко демонстрировать решимость и способность нанести сокрушительный удар в ответ на агрессивные действия любого врага – на суше, на море и в небе. В 1997 году Талика удостоили Государственной премии Израиля – за выдающиеся заслуги перед народом и государством. Он стал почетным доктором университета имени Давида Бен-Гуриона и лауреатом премии Шломо Бубрика, присуждаемой Еврейским университетом в Иерусалиме. Муниципалитет Реховота присвоил ему звание «Почетного гражданина города». Еще при жизни Таля его портрет был выставлен в Центре танковых войск США имени генерала Паттона в Форт Нокс, в штате Кентукки – в созданной там галерее Великих Танковых Полководцев. Портретное изображение Исраэля Таля можно увидеть рядом с портретами выдающихся американских генералов-танкистов Джорджа Паттона и Крейтона Абрамса, германского фельдмаршала Эрвина Роммеля и израильского генерала танковых войск Моше Пеледа. В 2001 году активисты «Движения за качественное правительство Израиля» назвали Таля «рыцарём» в категории «военная сфера и безопасность».

Исраэль Таль. Портрет из галереи Великих танковых полководцев в Центре танковых войск США им. генерала Паттона

Исраэль Таль скончался 8 сентября 2010 года, на 86 году жизни, оставив жену и двоих, понятное дело, взрослых уже детей. «Он был одним из наиболее видных израильских военачальников и архитектором военной мощи ЦАХАЛа», — заявил, в связи с его кончиной, глава израильского правительства Биньямин Нетаниягу. Что же касается высокой репутации танка «Меркава» — главного детища Таля, то, к примеру, в 2011 году, в американском журнале «Popular Mechanics» («Популярная техника») израильская бронемашина была названа одной из лучших в мире. В 2018 в статье, появившейся на страницах американского аналитического издания по военно-политической тематике «National Interest» («Национальный интерес») описывалась гипотетическая встреча танка «Merkava IVm» с российским Т-14 «Армата». При этом, танк «Меркава» был оценён, как «великолепный, имеющий расширенные возможности живучести». В той же «Популярной механике» в году нынешнем израильский актив танковой защиты оценивается, как один из самых надежных в мире. При этом подчеркивается, что защитные ресурсы «Меркавы» были наглядно продемонстрированы в ходе боевых действиях против гранатометов и ПТРК. К сказанному стоит добавить: в августе нынешнего года израильское министерство обороны представило прообразы бронемашин будущего. То, что еще сегодня кажется фантастическим, как надо верить, обретет на нашем веку реальные черты. Так что дело, которому посвятили свою жизнь Талик и его единомышленники, продолжается. Но какой бы «умной» ни была техника, предоставляя, поистине, неограниченные возможности, последнее слово все равно остается за людьми – их полностью не заменяют ни компьютеры, ни роботы. И потому не теряет своей актуальности девиз, сформулированный Исраэлем Талем и принятый в ЦАХАЛе в слегка отредактированном виде, не меняющем сути: «В бою победит тот танк, чей экипаж лучше».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s