БЛИЖЕ К МИРУ, ДАЛЬШЕ ОТ РОССИИ

Опубликовал(а)

Это стремление продемонстрировал Казахстан своим уходом от кириллицы и от своей истории в советском формате.

Духовная модернизация в России и Казахстане происходит по-разному. В России создано сословие православных коммунистов, которое причудливо сочетает вчерашний воинствующий большевистского закваса атеизм с повальным шествием в храмы, с защитой «русского мира» в любой точке мира и благословением от высших лиц церкви на гибридные войны. Кремль, гораздый на провокации, любым способом имитирует имперское величие, но оно ничем не подтверждено, кроме войн и скандалов с бывшими союзными республиками.

Поэтому мир видит то, что видит: смешение трагического (для россиян) и комического (для остального мира). Главное — чтобы нас боялись: если боятся, значит уважают. Этот принцип духовной модернизации без запинки озвучивает любой российский первоклассник, которому в голову не приходит мысль о том, что уважать можно не за кулаки.

К слову сказать, о только что начавшемся учебном годе. Он необычный, поскольку любой школьник в возрасте от 8 до 14 лет получил «Конституцию России в стихах и картинках для детей». В нем есть все, что нужно знать ребенку. Стихотворный пересказ преамбулы и первых двух глав Конституции («Основы конституционного строя» и «Права и свободы человека и гражданина») включает в себя напоминание о всеобщей воинской обязанности:

Когда в твоей защите будет

Нуждаться Родина твоя,

Рука агрессора нависнет,

Сгустятся в небе облака,

Ты на её защиту встанешь

И в руку ты ружьё возьмёшь

И будешь защищать Россию,

А может, за неё падёшь.

Без малого век назад один Владимир Владимирович к штыку приравнял перо, сегодня другой Владимир Владимирович распорядился о том, чтобы к перу приравняли ружье.

Но мы отвлеклись. К Казахстану. Он настроен иначе. Не так воинственно, как его северный сосед. Динамично развивающаяся страна стремится не обострять, а укреплять отношения с ближними и дальними соседями, обрастать партнерами и друзьями, независимо от их религиозной и этнической принадлежности, побыстрее сбросить с себя путы совкового прошлого. Казахстан уже стал ведущей региональной державой по отношению к постсоветским соседям, (хотя потенциал соседей — и природный, и человеческий — не менее существенен). Но предпочитает развитие торговых связей, считая, что это и есть путь к мировому лидерству. В известном смысле Казахстан придерживается метода мягкой силы, которым действует его южный сосед Китай, уже доказавший, как можно войти в клуб топ-государств за три десятилетия.

Не демонстрировать свое превосходство и не кичиться самодостаточностью, а идти навстречу миру. Таков принцип духовной модернизации Казахстана. Это имеет в виду новый президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, когда называет переход страны на латиницу. Власти утвердили вариант латинского алфавита с 32 буквами, включая девять знаков для передачи специфических звуков казахского языка. Кое-кто в Казахстане считает, что таким образом страна отрекается от своего прошлого, в котором перебывали всякие алфавиты, и арабский, и кириллица, и с которыми народ то роднился, то разводился — в угоду политическим установкам Кремля. Другие эксперты уверены, что будущее страны может быть связано только с латиницей, поскольку именно на ней публикуется 90% информации в мире.

Иное дело — временной фактор. Мгновенный переход на латинский алфавит нереален. Это все равно, что смена мясного меню на вегетарианское. Поэтому политическая кухня предусматривает более плавную смену языковых блюд. Предстоит поэтапное освоение латиницы, на что правительство предусмотрело солидные суммы. В мае 2018 было сообщение: бюджет правительства на 7-летний переход на латиницу, состоящий из трех этапов, составляет примерно 218 млрд. тенге ($664 млн.). По последнему сообщению, те же 218 млрд. тенге (но в актуальном пересчете $566 млн.). Собственно, первый шаг уже сделан в апреле 2019, когда Национальный банк Казахстана выпустил новые монеты, на которых надписи сделаны на латинице. А официальная презентация нового алфавита планируется на 2021 год.

В республике разворачивается подготовительная работа. Практически все население современного Казахстана выросло на кириллице, да и говорит по-русски так, что даст фору любому россиянину. Перепись 2009 года показывает, что казахский язык понимают 74% граждан, тогда как русский — более 94%. При этом в новых обстоятельствах родители не смогут помочь своим малышам осваивать непривычный алфавит. В обществе идет переформатирование образа мышления. Главный довод в его пользу прост. В конечном счете, это даст возможность быстрее осваивать иностранные языки, начиная с доминирующего в мире бизнеса английского, что будет способствовать усилению притока казахов не только в вузы России, занимающие скромные позиции в мировом рейтинге, но и в ведущие университеты мира. Повышение качества образования — важный шанс для страны в ускорении ее развития.

Кроме того, той же цели послужит и привлечение к инвестиционным и культурным программам этнических казахов, проживающих в 48 странах мира и добившихся значительных успехов в науке, технике, медицине, которыми могут поделиться с исторической родиной. Так что «казахский мир» — это не «русский мир», который надо оборонять от «тлетворного» влияния Запада, а мир высокообразованных, инициативных и думающих людей, заинтересованных в продвижении Казахстана с помощью того же Запада на арену современной цивилизации.

Это — совершенно иной вектор утверждения казахстанцев в мире. Важный шаг к нему в национальных рамках — освоение латинской графики. С ее помощью можно не только лучше разбираться в стремительно развивающихся компьютерных технологиях, в основном создаваемых на английском языке, но и, как говорилось, точнее передавать специфические звуки казахского языка.

Семь лет назад президент Нурсултан Назарбаев приводил эти доводы, обнародовав начало реализации стратегии предстоящего развития страны «Казахстан-2050», взяв за точку отсчета 2025-й год, когда латиница будет внедрена повсеместно: и в официальном статусе, и в делопроизводстве, и в детских садах и школах. В таком случае к 2050-му страна получит целое поколение буквально выросших только на латинице молодых специалистов. Условно назовем его «латинским поколением».

Что упростит и что усложнит эту подготовку?

Упростит тяга современной молодежи — без пяти минут родителей «латинского поколения» — к активному освоению английского языка. Но есть и обстоятельства, которые усложнят подготовку. Ведь, с геополитической точки зрения, латинизация — шаг навстречу миру и одновременно от соседней России, которая, тем не менее, не перестает оставаться для Казахстана важным союзником, партнером по бизнесу, к тому же с самой протяженной в мире границей (7548 км).

По этим причинам Казахстан и медлил с внедрением латиницы, тогда как его соседи по региону давно проделали этот путь. Нерешительность Казахстана связана была с совковым комплексом: как посмотрит на такой шаг Кремль, не воспримет ли его как удар в спину, по путинскому определению в рамках известного российско-турецкого конфликта. Сейчас политическая элита в Казахстане, скорее всего, склонилась к тому, что Россия обидится в любом случае. Для нее это уход не просто от кириллицы, а из сферы влияния России и повседневного контроля Кремля, который день ото дня не перестает надувать имперские щечки. В этом плане Казахстан давно предусмотрительно обозначил оба языка — казахский и русский — в качестве официальных.

Многие в Казахстане понимают, что означают кириллица и русский язык для Москвы. Это тотальное политико-административное влияние, которое в особой чести в Кремле. Конечно, можно его воспринимать, как отрыжку советского прошлого, из которого вышли все основные лидеры постсоветских государств. А ворон ворону глаз, как известно, не выклюет. И даже если выклюет, то второй-то глаз останется. И тоже с явным совковым блеском.

Переходом на латиницу власть в Казахстане заявляет, что намерена изменить русско-казахский языковый баланс в сторону казахского, который предпочитает латинский алфавит в новых исторических условиях: растет численность казахов. К тому же он просто перспективней. Как говорится, ничего личного. И к миру ближе, и о «казахских ценностях» не забыли.

Еще один важный момент. Латинский алфавит — из серии «хорошо забытое старое». Однажды он — дело было в 1929-1940 годах — уже был в ходу на территории Казахстана. Москва повернула оглобли по-своему. Так что Казахстан переживает дежавю. Напомним, что еще до распада СССР в стране начинались дискуссии на эту тему. В принципе, как замечают политологи страны, 30 лет обсуждений вполне достаточно, чтобы, наконец, решиться реализовать республиканский закон «О языке».

Что выигрывает при этом казахский язык, тоже понятно. Во-первых, минуя русскую орфографию, он сохранит самобытность и звуковой строй. Во-вторых, вливается в шеренгу тюркоязычных стран (Турция, Азербайджан, Туркмения, Узбекистан), которые, имея несравненно меньше средств для перехода на латиницу, тем не менее, наработали успешный опыт по латинизации алфавита, и готовы поделиться им с Казахстаном. Да и Казахстан еще раз обозначит свою причастность к тюркско-исламскому миру.

А в тюрко-исламском мире есть пример прорыва в иную реальность. Турция. Эксперты напоминают: в 1928 году, когда Турция перешла на латиницу (то есть тогда же, когда и Казахстан), немногие ее жители умели читать и писать. Стране были нужны грамотные люди, чтобы конкурировать с Европой и США, а новый алфавит был частью этой образовательной программы. В случае же сегодняшнего Казахстана переход на латиницу больше связан с дистанцированием от советского прошлого, чем с грамотностью или экономическими вопросами. «Это политический жест, показывающий, что они — независимое государство, что они — современная страна, они – нация», считает Барбара Келлнер-Хайнкеле, берлинский специалист по истории и языку Турции.

Проще говоря, если бы Казахстан вырастил «латинские поколения» в формате самостоятельного государства, он не потерял бы десятилетия и, возможно, стал бы второй Турцией. Пребывание его в составе СССР стало существенным фактором отставания, которое сегодня надо исключить полностью.

Разумеется, не обойдется без сложностей. Подобное переключение непросто будет воспринято обществом. К примеру, проблемы возникнут не со школьниками, которые с первого класса изучают английский, а с учителями, которые заточены на кириллице.

Но, с другой стороны, если это удалось 90 лет назад, когда Казахстан был действительно окраиной, только начавшей свое продвижение к сегодняшним экономическим высотам, то почему это будет бесперспективно сейчас для страны, которая за постсоветские годы сумела усилить свою экономику более чем в 20 раз. К тому же для казахстанцев, которые какой-то из европейских языков или изучали или изучают, латиница не может быть воспринята как инородное языковое тело.

Особый взгляд на эту перемену в северных регионах Казахстана, где процент русских доходит до 40. Понятно, что там внедрение латиницы будет совсем не простым. С другой стороны, и эти граждане должны понять, что уход от кириллицы просто фиксирует реальность. А это — изменения в структуре населения страны, которое становится преимущественно казахским. При этом никаких запретов на русский язык нет и не предвидится.

Не забудем, что в своей речи об отставке Назарбаев в 2019 году предсказал, что в будущем народ Казахстана будет говорить на трех языках (казахском, русском и английском). Это — часть его политического завещания. Казахстан может оказаться на трех языковых стульях, и теперь власти предстоит проявить терпение, мудрость и достаточную гибкость, чтобы удержать это языковое равновесие.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s