ОСТРОВ В АЛЬПАХ

Опубликовал(а)

В швейцарском городке Санкт-Галлене можно уже сегодня познакомиться с теми кто, возможно, войдёт в мировую элиту завтрашнего дня.

Имена в сейфе

Павел, Ахмед, Алисия, Джон, Хосе, Чен… На эти и другие имена (а, точнее, псевдонимы) откликаются 300 воспитанников самой престижной в Европе школы-интерната, известной, как Institut auf dem Rosenberg, в просторечии Розенберг, в швейцарском Санкт-Галлене. Подлинные имена известны только директору школы и его сейфу, где хранятся личные данные детей.

Они ощущают себя будущей мировой элитой, едва шагнув на порог учебного заведения, комплекс зданий которого словно растворился в кварталах Санкт-Галлена. Отпрыски олигархов, нефтяных королей и ведущих европейских менеджеров чувствуют себя таковыми с младых ногтей. Не все они не ведают, что воплощают собой мечту создателя первой Конституции кантона Санкт-Галлен дипломата, покровителя искусств и образования Карла Мюллера фон Фридберга (1755-1836) – сделать все, чтобы об общине, вошедшей в Конфедерацию в 1803 году, знал весь мир.

Сюда принимают с шести лет. Самому старшему воспитаннику 20 лет. Возраст, вполне сопоставимый с возрастом выпускника гимназии. Куда спешить сыну миллионера? Во-первых, учиться никогда не поздно. Во-вторых, грызть гранит наук здесь учат по-настоящему. На институтской Аллее славы – бюст воспитанника 1956-57 гг., позднее профессора Марио Молине, ставшего в 1995 г. Нобелевским лауреатом по химии.

Химия, физика, математика – «ударные» дисциплины. Цель интерната – воплотить заповедь великого швейцарского педагога Иоганна Генриха Песталоцци: жизнь в учении является конечной целью любого образования. На нее нацелены питомцы заведения. Наследные принцы, графы и прочие величества.

Принципы – вещь неукоснительная

Европейский уровень образования – это еще и степень воспитанности. Детвора из семей супербогачей из сорока стран мира порой имеет об этом весьма смутное представление.

Их изначальной разнузданности в интернате приходит конец. Для воспитания социального интеллекта, как политкорректно называют здесь основы поведения цивилизованного человека, применяются замечания, выговоры и ультиматум. Безусловно, это непросто применительно к отпрыскам с экстремальными запросами и вдобавок одиннадцати различных религиозных конфессий.

«Дорогие папа и мама!» По крайней мере, одно письмо домой в неделю, описывает настроение юного обитателя интерната. Оно должно быть опущено самое позднее к часу дня в четверг. Это относится и к тем воспитанникам, которые ездят домой каждые выходные. Тот, кто хотя бы раз в неделю не отправил домой письмо с обратным адресом Hоеhenweg 58, CH 9000 St. Gallen, лишается карманных денег и возможности прогуляться по городу, зайдя в излюбленный многими поколениями школьников ресторанчик «К золотому барашку».

фото автора

Режим дня неизменен на протяжении столетия. Подъем в 6.55. Подъем, душ, затем следует заправить постель, открыть окно. 7.30 – завтрак. Никаких джинсов, кроссовок, штанов в стиле хип-хоп с отвислым задом, кепок или шляп. Они, юноши в черных костюмах и девушки в коротких юбках с заостренными сапожками, входят в высокую светлую столовую вслед за шестью воспитателями.

На рубашках воспитателей – герб Розенберга, роза и медведь. Роза – потому что городок утопает в цветах. Медведь изображен на гербе города в память о том, что зверя приручил странствующий монах Галлус, соорудивший здесь избушку и первую келью. На их месте возник монастырь, а затем и сам город. Причем, медведь приносил Галлусу бревна из леса. А заодно грибы и ягоды. Сегодня рядом с монастырской церковью деревянные строения монаха воссозданы.

Если медведь заботился о питании монаха, в честь которого назван город, то в столовой элитной школы за тем, как питаются ее обитатели, приглядывают не только шестеро наставников, но и отцы-основатели – из гипса и мрамора и с полотен маслом. С 1889 года школой руководили представители семейств Шмидт, Шмид и Гадеманн, вплоть до сегодняшнего Бернхарда О. А. Гадеманна.

Круассаны во вторник, булочки в среду, колбаса в четверг. Джем, масло, чай, кофе. Таков типичный завтрак.

В столовой царит три принципа. Первый: «Дамы идут первыми». Второй: «Последний кусок – товарищу». Третий: «Ни крошки в тарелке». Так воспитывается уважение к прекрасному полу, к чужим интересам и к труду поваров.
Достаточно просто приподнять пустую тарелку, чтобы официант стремглав кинулся к столу и, узнав, в чем потребность, столь же проворно удовлетворил ее. После трапезы протяженностью в четверть часа по звону колокольчика она прекращается, и молодежь идет чистить зубы.

«Для освоения гранита наук требуются здоровые зубы, — ослепительно улыбается шеф заведения. — Тем учащимся, которые испытывают трудности с личной гигиеной, помогает гувернантка, которая доступно втолковывает, что зубы – один из самых ярких показателей культуры, а уход за ними должен стать потребностью. Наша школа растит не только знающих, но и здоровых и красивых. Это выражается и внешне: черный костюм, галстук желтый, синий платок».

Годовое пребывание здесь меняется со временем — в начале 2000-х 50 тыс. франков в год, сейчас 120 тыс. франков. В классе от 8 до 12 человек.

— Поговаривают, что тут полно детей и внуков мировых политических лидеров, олигархов и шейхов. Так ли это на самом деле?

— О подлинных именах лучше не спрашивайте, — говорит директор. — Эти молодые люди относятся к группе повышенного риска. Один из способов защиты – вымышленное имя. Я понимаю родителей: наследники миллионеров с мировыми именами требуют осторожного обращения и ухода.

Уход обеспечивают восемьдесят учителей и воспитателей, пятьдесят секретарей, поваров, официантов, прачек, дворников, один собственный архитектор, шесть микроавтобусов, по одному Bentley, Rolls-Royce, Cadillac, не считая мелких транспортных средств.

Весь штат международной частной школы-пансиона работает на конечный результат. Выпустить уникальный продукт — юношу или девушку с аттестатом любого образца, зависимо от того, в каком вузе мира он продолжит обучение. В ходу британский, американский, немецкий, швейцарский или итальянский аттестаты. Сотрудники специального отдела (College Councelling Service) помогают ученикам выбрать подходящий вуз, подготовиться к вступительным испытаниям и оформить необходимые документы. Ну а затем выпускников ждут лучшие университеты США, Великобритании, Швейцарии, Франции и Италии.

Эффект «Прада»

Понятие «богач» означает для бразильского или швабского подростка совершенно разные вещи. Воспитатели именуют это «эффектом Прада». Когда девушка из баварского замка видит, что и у ее ровесницы, дочери африканского князя, та же фирменная сумка, стоящая баснословных денег, она должна научиться справляться с шоком, преодолевать чувство превосходства.

Это – не единственная проблема девушек из высшего общества.

 — Главная угроза, — анорексия, — говорит шеф учреждения. — Об истощении как-то не принято громко говорить в обществе. Чаще говорят о наркозависимости. Но наркотики, популярные во времена Вудстока, отходят на второй план. Истощение страшнее. Особенно подвержены этому девушки, которые пребывание в интернате воспринимают как возможность покончить с лишним весом. Мы вынуждены отслеживать эти склонности с помощью видеонаблюдения, чтобы вовремя прийти на помощь. Поэтому регулярно проводим исследования крови и мочи. Понятно, что таким образом мы, не прибегая к опросам, узнаем также об употреблении алкоголя, каннабиса, кокаина, метадона, амфетамина, барбитуратов.

Нарушители предписаний не всегда отделываются внушением с предупреждением. За употребление или продажу наркотиков, нанесение ран, вымогательство, угрозы, физическое или психологическое насилие, попытку навестить девушек в домах, предназначенных для них (причем, без исключения для братьев и сестер) воспитанников без долгих разговоров выставляют из Розенберга. Им напоминают: правила в Розенберге подписаны каждым студентом и родителем. Они изложены на 21 странице текста на трех языках — немецком, английском и русском. Любое нарушение наказывается. Например, курение – традиционными 25 франками.


Таланты восхищают больше, чем капиталы

Розенберг – особый мир, своего рода остров в Альпах. Остров, где отсутствуют неимущие. Здесь не должно быть слабых. Но даже среди очень обеспеченных и баснословно богатых детей есть свои различия.

Главное – понять, что тут каждый, хотя и подчиняется единым правилам, — личность. Особенно заметно это на главном празднике года — Осеннем балу в конце ноября. Около тысячи человек, мужчины в смокингах, женщины в длинных платьях, родители и родственники наблюдают, как их отпрыски, красивые как юные боги, по всем правилам искусства танцуют венский вальс, медленный фокстрот, аргентинское танго. Другие демонстрируют спортивное мастерство на трапеции, на теннисном корте и в бассейне.

— В конце концов, это не менее важно, чем получить отличную оценку по физике или по латыни, знать древнюю историю или особенности современной электроники, — говорит директор Розенберга. — Мы показываем папам и мамам, что их дети гораздо более талантливы, чем о них думают, и эти таланты востребованы и восхищают не меньше, чем родительские капиталы. А, может, даже и больше.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s