ИСКУССТВО ОБМАНА

Опубликовал(а)

Небо хмурилось. Первый осенний дождь назревал уже давно и вполне мог разразиться сегодня. Михаил Мучник отвел взгляд от окна и подумал, что это очень кстати. Где дождь — там и гроза, а где гроза — там и молнии. Что может быть лучше грозы после восьмимесячного лета?

Михаил поднялся из-за компьютера, подошел к соседнему столу, где стоял телефонный аппарат. Набрал домашний номер. Трубку сняла жена. Голос у нее был напряженный.

«Она что-то чувствует, — подумал Михаил, — женщины намного чувствительней мужчин. Два последних дня она была сама не своя. Как я не стараюсь, как не шучу, строю планы на будущее — ничего не помогает. А сейчас со мной говорит — словно хоронит заживо».

— Понимаешь… — Михаил замялся, как будто выбирал слова, — ты извини, это не от меня зависит. Тут на работе кое-что надо срочно просчитать. Американский заказ, доллары, которых всегда не хватает… Даже не представляю, когда я смогу вернуться.

— И никак не отказаться? — обреченно спросила жена.

— Никак, — так же обреченно ответил он. — Прости.

— Какие доллары, Михаил? — как назло Яков оказался рядом. — Наш шеф уже два года ни одного американца не может сюда затащить. Мы же через пять минут кончаем. Где ты собираешься задерживаться?

— Трепаться не будешь? — Михаил мысленно проклял любопытного.

— Да ты что? Когда я тебя подводил?

— Понимаешь… Познакомился тут с одной. Классная женщина. Сколько можно жить, не выходя из семьи?

Яков с завистью посмотрел на удачливого, похожего на киногероя, коллегу. Вздохнул.

— Да, — подтвердил он, — сколько можно… Молодец. Погуляй и за меня тоже.

Небо Средиземноморья очень изящно набирало грозовую раскраску. Белый с фиолетовым, палитра оттенков голубого с черным. И еще — закат, еще — причудливые облака. Михаил подумал, что этой красоты ему будет не хватать. Любовь к природе — дурацкая привычка. А машина мчалась от Хайфы на Север. К ливанской границе.

Михаил достал мобильник, набрал номер.

— Хаим? — спросил он. — Его нет? В Тель-Авиве? Как можно, я ведь предупреждал быть наготове. Я? А с кем я говорю? Майор Ханох Соломон? Да, слышал. Я — агент, «Украинец». Это очень хорошо, что ты в курсе. Так вот, еду за товаром. Сорок килограмм, героин. Встречаемся на третьей точке, координаты у тебя должны быть. Как нет? Тогда ты — не майор, я — не агент и это все шутка. Нашел? Другое дело. До встречи осталось… час и сорок четыре минуты. Хорошо… хорошо… Только не вздумайте меня нечаянно пристрелить. Да, да… к сожалению, я знаю, как у вас стреляют.

Михаил набрал следующий номер. Подождал, пока шумы в трубке снизятся до приемлемого уровня. ШАБАК оберегал свои секреты лучше, чем полиция, линия была защищена от прослушивания.

— Леви? — спросил Михаил. — Да, я. Все в порядке. Только что они со мной связались. Ждут, где я вам и им говорил. Границу перешли без проблем, так армии и передайте. С собой — пистолеты и взрывчатка. Я обещал довезти их до «Хайфа Химикалим». А они обещали мне заплатить. Время? Час сорок осталось. И смотрите, если пристрелите меня… я сам вам пол-Хайфы на воздух подниму. С того света вернусь!

Над линией горизонта, прямо по курсу полыхнула зарница. Божественная красота! Люди, эти жалкие лживые существа просто недостойны такой красоты.

Отложив мобильник, Михаил достал передатчик. Надо же, такая маленькая штучка… Как он добивает до кораблей американского шестого флота? Неужели, через спутник?

— Ферма, ферма! Эй! — Михаил с удовольствием перешел с иврита на английский. — Говорит агент «Муха». Это агент «Муха». Пароль: «Здесь нет осени». Отзыв? Отлично. Как спутник? Еще висит? Тогда накачивайте свой боевой лазер. Бейте по пеленгу. Там будет группа из «Хизбаллы» с ядерной миной. Что? Как хотите. Если не попадете, я сдам их израильтянам. И еще. Я хочу вернуться в Штаты. Уже неделю меня пасут. Нет, сейчас я ушёл. 100%. Да? Хорошо, потом.

Михаил бросил передатчик на сиденье рядом с собой. Проверил, что дорога впереди прямая и свободная от машин, зажмурился на долю секунды, чтобы лучше представить огромное количество людей, приведенных в действие его словами. Но это еще не все. Далеко не все.

 Михаил вернулся к мобильнику, набрал номер. Ответили на непонятном языке, скорее всего, на грузинском…

— Это я, дорогой, — сказал Мучник. — Михаил, да. Как с деньгами? Что значит, часть потом? Вы хоть понимаете, кто за мной стоит? Полтора миллиона. Конечно долларов! Или вы русскими рублями хотите платить? Это вам бриллианты, дорогой, а не что-нибудь. Ну, другое дело. Вы поймите, если мы освоим маршрут через Ливан, то все камушки пойдут через вас. Вы эти миллионы на десятки считать будете. Звоните вашему человеку в Кирьят-Шмону. Пусть прыгает в машину и едет. Да, там где я вам говорил. А начнете мудрить с деньгами — убью. Или другие убьют, если что. Полтора часа у него есть. Доедет.

Михаил покачал головой. С полицией легче работать, чем с этими мафиози. Ни на миллиметр нельзя уступать! И всегда надо пугать кем-то большим и очень-очень сильным. Иначе — конец.

Боже! Он же должен связаться с Москвой, а то рухнет такая цепочка…

Мучник быстро набрал тель-авивский номер. Коротко отыграла знакомая мелодия. Второй раз, третий… Михаил набрал полные легкие воздуха и абсолютно четко, чтобы сработал анализатор речи, произнес по-русски: «Петух прокукарекал».

Компьютер пару секунд подумал. Раздалось негромкое тарахтенье, автоматически набирался номер в Москве. Святая святых, ГРУ, легендарный «Аквариум».

Голос у дежурной был сонный. Михаил скосил глаза на циферблат. Какая там у них разница во времени?

— Полковника Свиридова, — сказал Мучник. — Срочно. Агент «Фишер» на линии. Николаич? Отлично. Как там в Сирии, наших еще не съели? О-кей. Деньги? Конечно, получите, если номер счета правильно указан. Как шеф? Конечно, помню. Да, передай. И начинайте пробивать вторую сделку. А что, министр не человек? Ничего, договоритесь. Я в вас верю. Будите своего. Над целью — через час двадцать три. Про ПВО пусть забудет. Да, да.

Михаил срочно набрал МОССАДовский телефон. Кажется, он свалял дурака. О таких вещах следовало предупреждать заранее. Хорошо хоть МОССАДовская аппаратура не трещит как ШАБАКовская.

— Амнона, — резко попросил он. — Очень важно. И срочно. Да, я. С ракетой порядок. Свяжитесь с армией. Пусть через час десять отключают свое ПВО минут на двадцать. Сирийцы нападут? Да что нам сирийцы? Конец теперь сирийцам. И не только им. Если что-то сорвется, твои дети и внуки не простят. Проклянут. Я не болтаю, в самом деле. Порядок… Порядок.

Михаил облегченно вздохнул. Дай-то Бог! Сейчас такое закручивается… Российский летчик-инструктор в Сирии под предлогом проверочного полета садится в «МИГ-31″… Сирийцам никогда не догадаться, что одна из закрепленных под самолетом ракет — сверхсекретная российская анти-ракета «Перо». А если учесть, что в боеголовке ракеты часть взрывчатки заменена технической документацией, и взорваться там ничего не может, то, воистину, это — «Золотое Перо». Михаила абсолютно не интересовало, как русские объяснят сирийцам странный маршрут полета, да и вернется ли самолет в Сирию вообще. Россия никак не могла продать «Перо» Израилю, но ведь безвыходных положений не бывает…

Мучник принялся лихо насвистывать популярную мелодию. Что осталось? Совсем немного. Братья по Аврааму. Какой там номер?

— Касем? Салям алейкум, хабиби. Все готово. Еду на место. Бери побольше денег и езжай. Да, М-16. Не считал, взял сколько влезло. Полная машина. Да, патроны тоже. Сколько вас будет? Хорошо. Порядок. Через час и восемнадцать минут.

Отложив мобильник, Михаил порылся в памяти. Неужели он кого-то забыл?

Машин на дороге было немного. Михаил облюбовал подходящее место на обочине, съехал, включил мигающие огни. Посмотрел на часы. Потом на руки. Почти не дрожат. Хорошо ли он управляет мышцами, нервами, телом вообще? Похоже, мало кто из людей так может. А если учесть, что люди управляют своими телами, а не чужими…

Михаил Мучник, он же — специальный агент Хигги с планеты Арриви, положил приемопередатчик на колени, подсоединил кабель антенны. Переделанная крыша машины играла роль отражателя. Сигнал шел вертикально вверх. Космический корабль должен был находиться где-то над ним на высоте в пятьсот километров.

— Агент Хигги вызывает корабль. Специальный агент Хигги вызывает корабль. Служу Федерации, командир. Спасибо, нормально. Докладываю о завершении операции. Спасибо. Рано поздравлять, я еще тут. Готовьтесь к эвакуации. Давайте по земному времени, чтобы не запутаться. Итак, всех землян я заставил пересечься… через час и десять минут. Они любят опаздывать, но на такую встречу должны прибыть с небольшим запасом времени. Один момент, я просчитаю статистический разброс. Хорошо, конечно, мы должны упредить. Засеките час и три с половиной минуты. И настройте информаторы хорошенько. На запись, поляризацию… конечно, они лучше меня знают! Да, командир. Да, командир. Нет, командир. Мы все — верные сыновья Арриви, командир. С нетерпением. До встречи.

Хигги отключил передатчик. Бросил на соседнее сиденье. С тоской посмотрел на мобильник. Может быть, позвонить жене? Говорить не обязательно, достаточно просто послушать голос… Глупо. Это же обыкновенная примитивная самка. Одна из трёх с лишним миллиардов таких же самок. Серые убогие существа…

Специальный агент достал удостоверение личности Михаила Мучника, посмотрел на фотографию. Надо же… Просто примат. Земляне считают таких симпатичными. Тупые кретины, что они понимают в красоте?

Федерация Арриви правила половиной Галактики. Другая половина находилась под властью династической республики Евер. Еще немного, и две сверхцивилизации неминуемо должны были схватиться за власть. Конечно, нищие перенаселенные планетки, вроде Земли, никому не нужны, но иногда аборигены в целях выживания оттачивают какой-нибудь из своих талантов до совершенства. Ложь, интриги — земляне в таких делах просто чемпионы Галактики. Средний земной обыватель, раз в полгода обманывающий жену, — просто король лжецов рядом с лучшими обманщиками Арриви. Мирный прогресс их цивилизации не нуждался во лжи, а вот для будущей войны искусство обмана просто бесценно. Где еще ему научиться, если не на Земле, этом заповеднике лжи? Ну, а Израиль, место, где пересекается столько интересов — глубочайшая впадина в океане интриг, источник самой бесценной информации. Наверное, если бы Хигги еще и политикой занялся, то добился бы большего. Но для политики его психика слабовата. Запросто можно свихнуться. А безумный агент не принесет никакой информации.

Хигги тронул машину с места. Хотелось засвистеть, но зачем обременять память дурацкими земными привычками?

Специальный агент представил свое земное тело, лежащим на траве рядом с машиной в круге выжженной травы. Случайная жертва случайной молнии. Очень кстати эта гроза. Тело тут, а он с бесценной информацией — там, наверху. Но это еще не все. Через несколько минут начнут прибывать земляне, начнется интерференция информационных полей. Очень интересное явление, тоже будет что записать. Суперинтрига, суперобман. А потом включится обратная связь. И из информационного поля Земли, планеты обмана, навсегда исчезнет Михаил Мучник, агент «Украинец», агент «Муха», агент «Фишер» и прочие маски. Минус на минус дает плюс, а ложь, возведенная в …надцатую степень, даст ноль.

Хигги нажал на газ и в последний раз подавил в себе желание засвистеть.

 ***

Эва Мучник настроила универсальный передатчик на нужную частоту. Направила антенну в сторону моря. Сказала: «Раз, два, три…» — через речевой синтезатор. Отлично! Ее голос не отличить от голоса Михаила. Можно начинать.

— Ферма-ферма-ферма! Срочное сообщение. Приоритет ноль. Это агент «Муха». Пароль: «Здесь нет осени». Отзыв? Принимаю. Корректируйте спутник. Срочная коррекция. Ситуация изменилась. Шииты перенесли встречу на десять минут. Раньше. Десять минут раньше. Вам что, пароль не понравился? Хорошо, слушайте номер. Один-пять-девять-один-четыре-ноль-восемь-пять. Наконец-то. Какие шутки? Вы с террористами когда-нибудь работали? Тогда вы меня понимаете. Запомните: минус десять минут. Конец. О-кей. О-кей.

Эва выключила аппаратуру. Тяжело вздохнула. Ее бывший муженек Михаил Мучник, по совместительству — агент враждебной цивилизации, даже не успеет понять, что происходит. Его земное тело, его инопланетный разум, а главное – бесценная информация об искусстве обмана — все исчезнет под испепеляющим лучом американского боевого лазера. А перепуганные люди разбегутся от намеченного места своих операций, как от чумы. Стоит ли жалеть о муже, если он враг?

«На войне — как на войне», нет места сантиментам. Хотя, если задуматься, совместная жизнь спецагента Хигги и чрезвычайной посланницы Эйн — просто особая форма сотрудничества цивилизаций Арриви и Евер. Арриви обречена проиграть и превратиться в головешку, как через час превратится Михаил-Хигги. Они учились лжи? Да. Прилежно? Да. Но просто прилежания недостаточно. Нельзя презирать мир, в котором учишься. Желательно полюбить его. Как полюбила она.

Эйн-Эва сладко потянулась. Нежно погладила свои — уже почти «не свои» — плечи, грудь, бедра. Ей по-настоящему будет не хватать этого прекрасного тела земной женщины. Маленькая капелька правды в океане обмана.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s