«РОДОССКАЯ ФОРМУЛА»

Опубликовал(а)

70 лет назад, весной и летом 1949 года, между Израилем и Египтом, Ливаном, Иорданией и Сирией, в целях официального завершения боевых действий в арабо-израильской войне 1947-1949 годов, на греческом острове Родос, под эгидой и при посредничестве ООН, были подписаны мирные соглашения. Метод их ведения, использованный впоследствии — в другое время и в ином контексте, получил название «Родосская формула».

Почти сразу же после того, как Генеральная Ассамблея ООН приняла 29 ноября 1947 года резолюцию под номером 181, рекомендовавшую создание на территории Палестины, после прекращения действия британского мандата, двух государств – еврейского и арабского, арабские государства начали выдвигать войска к границам Палестины. А провозглашение государственной Независимости Израиля 14 мая 1948 года стало поводом для развязанной арабскими соседями войны против него. Военные действия продолжались, несмотря на усилия назначенного для их прекращения посредника от мирового сообщества, шведского дипломата Фольке Бернадотта. Им были подготовлены несколько проектов мирного урегулирования конфликта. Он сумел добиться временного прекращения огня между враждующими сторонами. Однако, затем, Бернадотт был убит в Иерусалиме членами еврейской радикальной организации. Нападение произошло незадолго до проведения заседания Генеральной Ассамблеи ООН, назначенного для обсуждения ситуации на Ближнем Востоке. Причиной покушения стал проект, выдвинутый посредником. Бернадотт предлагал отказаться от идеи создания независимого еврейского государства, что сразу сделало план неприемлемым для Израиля. Затем Бенадотт представил новый план, гораздо более сбалансированный, но доверие к посреднику было уже подорвано. Но Организация Объединенных Наций, после гибели Фольке Бернадотта, продолжила начатую им работу, вверив посредническую миссию тогдашнему заместителю Бернадотта Ральфу Джонсону Банчу, темнокожему американскому дипломату и правозащитнику.

Ральф Джонсон Банчу

Банчу удалось восстановить режим прекращения огня и заручиться согласием израильской и, в первую очередь, египетской стороны на переговоры. На основе этой договоренности, Генеральная Ассамблея ООН приняла 11 декабря 1948 года резолюцию под номером 191 – о создании Комиссии по примирению, в которую были включены представители Франции, США и Турции. Перед комиссией была поставлена задача: добиться (на данном этапе), урегулирования конфликта путем обсуждения взаимоприемлемых для сторон условий. Стоит отметить: вашингтонская администрация предпочла воздерживаться от активных действий, сознательно передав инициативу ООН и своим представителям в этой организации. Впрочем, сотрудники американского Госдепартамента контактировали с представителями Израиля, Трансиордании, Египта, Саудовской Аравии. Также в ход переговоров достаточно активно вмешивалась Великобритания.

По мнению историков, в том, что мирные соглашения, в конечном счете, были подписаны, Банч сыграл решающую роль. Его деятельность по подготовке переговоров между участниками конфликта была длительной и весьма сложной. Сам факт существования Израиля арабский мир не признавал, но вместе с тем, среди государств арабского мира не было единства мнений по палестинскому вопросу. Трансиордания была заинтересована в установлении мира с Израилем, так как рассчитывала в результате извлечь из этого большую выгоду, и в частности, — заполучить в свое распоряжение часть палестинских земель. Король Саудовской Аравии 30 декабря 1948 года обратился с призывом к Великобритании и США оказать давление на стороны конфликта, дабы не допустить срыва переговоров и найти взаимоприемлемые формулировки. В этой ситуации Ральф Банч представил Совету Безопасности ООН доклад, в котором указывал на необходимость создать для переговоров по ближневосточному урегулированию особую атмосферу. И тогда встал вопрос о месте их проведения. Предлагались, в качестве вариантов, Лондон или Нью-Йорк, но выбор пал на греческий остров Родос. И там началось самое важное. В переговорах между Израилем и Египтом организаторы предоставили делегациям сторон достаточное пространство для маневров. Иными словами, участники диалога, в случае подписания мирных соглашений, должны были, что называется, не потерять своего лица.

Делегации расположились в островном «Отеле роз», но общались через посредника ООН. Арабы считали переговоры не прямыми, и только так и согласились их вести, а израильтяне, напротив, могли считать диалог прямым, так как обе стороны не только жили в одном отеле, но и вынуждены были иногда пересекаться. Параллельно с переговорами на Родосе, Трансиордания вела диалог с Израилем по вопросу о статусе Иерусалима. На Родосе представители Великобритании настоятельно советовали египтянам не отказываться от прямых контактов с лицами, представлявшими Израиль.

Но израильтяне не считали британцев надежными союзниками, подозревая, что те, на самом деле, поддерживают позицию египетской делегации, что может привести к срыву переговорного процесса.

Первый, короткий отчет о развитии событий на Родосе посредник ООН Ральф Банч представил Совету Безопасности 12 января 1949 года, в день прибытия обеих сторон. На следующий день Банч встретился с каждой из делегаций по отдельности, чтобы услышать мнение сторон по всем пунктам повестки дня. Затем делегации были представлены друг другу. Роль председателя на этой встрече взял на себя сам Ральф Банч. Стороны изложили пожелания своих правительств и высказались за прекращение военных действий. Была выработана процедура переговоров, которая не вызвала никаких возражений ни с одной из сторон, и этот «примирительный настрой» был оценен Банчем, как дающий хорошие шансы на успех. В важности достижения соглашений убеждали египтян и израильтян правительства США и Великобритании, выступая фактическими гарантами соблюдения тех договоренностей, которые будут (и если будут) достигнуты. Но на пути к ним нужно было обойти немало «рифов». Египетская сторона с опасением указывала на влияние в США еврейского лобби, препятствующего, по мнению официального Каира, соблюдению американцами в переговорном процессе нейтралитета. Другой сложный вопрос касался того, какой характер носят ведущиеся переговоры: сугубо военный, или же военно-политический. Не обходилось и без неприятных ситуаций, которые нужно было срочно сглаживать. Преамбула к соглашению об условиях прекращения огня была согласована еще 14 января 1949 года, но по ряду вопросов договориться стороны не могли легко и быстро, чего, собственно говоря, и следовало ожидать. Банч сообщал об этом в своих отчетах, отсылаемых в штаб-квартиру ООН, отмечая, что «полезность диалога может подойти к концу». Но 25 января Ральф Банч проинформировал главу Совета Безопасности, что соглашение одобрено во всех его деталях, как представителями Египта, так и израильской делегацией. Формулировки договора послужили основой для последующих мирных соглашений Израиля с Ливаном и Иорданией. Они были подписаны, соответственно, 23 марта и 20 июля 1949 года.

Стоит отметить: на Родосе Израиль требовал от Египта вывести все войска с бывшей территории подмандатной Палестины. Египет, в свою очередь, настаивал на возвращении арабских войск к позициям, которые они занимали 14 октября 1948 года. Но затем переговоры удалось вывести из фактического тупика. Демаркационная линия перемирия, согласно достигнутым договоренностям, не должна была интерпретироваться, как политическая или территориальная граница. Стороны согласились с тем, что граница устанавливается без ущерба для прав, претензий и позиций любой из сторон в отношении окончательного урегулирования проблемы. Линия перемирия была прочерчена, по большей части, вдоль границы между Египтом и подмандатной Палестиной, какою она была в 1922 году. Исключение составил участок возле Средиземного моря. Здесь Египет получил тогда контроль над полосой земли вдоль побережья, впоследствии получившей известность, как сектор Газа. Вот откуда начиналось то, что происходит на южных рубежах Израиля в наши дни. И вот еще что: египетские войска, окружённые в то время израильской армией в Эль-Фалудже, смогли вернуться домой, без сдачи оружия, но с передачей этого района под контроль израильской военной администрации. Согласно договоренностям с Иорданией, эта страна, в частности, сохранила присутствие на большинстве занимаемых ранее позиций, в частности в Восточном Иерусалиме, включая Старый город.  Для обеспечения безопасного движения между Иерусалимом и кампусом Еврейского университета на горе Скопус по шоссе Латрун-Иерусалим, свободного доступа к святым местам и решения других вопросов учреждался специальный комитет. Иордания вывела войска из своих форпостов, контролировавших равнину Шарон. В обмен Израиль передал под контроль иорданских сил позиции, ранее занятые иракскими силами. Демаркационная линия между Израилем и Ливаном была определена и установлена вдоль границы, разделявшей прежде Ливан и подмандатную Палестину. Что же касается Сирии, то переговоры Израиля с этим сопредельным государством начались на мосту Дочерей Иакова на реке Иордан в апреле 1949 года, когда соглашения о перемирии с другими сопредельными странами были уже заключены. Договор с Сирией был подписан 20 июля. Сирийцы вывели войска с большей части территорий на Западном берегу. В этих местах образовалась демилитаризованная зона. Вместе с тем, было подчеркнуто, что линия перемирия никак не связана с окончательным территориальным соглашением. Новые военные рубежи Израиля, в соответствии с достигнутыми договоренностями, охватили около 78% территории Палестины времен британского мандата. 4 апреля 1949 года с сообщением о договоре, подписанном на Родосе, перед депутатами израильского парламента – Кнессета Первого созыва выступил премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион.

От имени правительства Израиля соглашение на Родосе подписали Вальтер Эйтан, полковник Игаэль Ядин и Элиас Сассон. Впоследствии они занимали важные посты в руководящих структурах страны. В переговорах участвовали также Ицхак Рабин и Моше Даян. Затем Даян принимал участие в определении демаркационной линии перемирия на Синайском полуострове. В состав египетской делегации входил и полковник Махмуд Риад, будущий министр иностранных дел Египта и секретарь Лиги арабских государств. Примечательная деталь: будучи великим оптимистом, Банч заказал на Родосе местному гончару уникальные памятные тарелки с именами переговорщиков. Когда соглашения были подписаны, он торжественно вручил каждому участнику исторического события этот сувенир. Развернув тарелку, Моше Даян ехидно спросил Банча, что бы он сделал, если бы договор о мире, в итоге, не был бы подписан. «Я бы разбил эти тарелки о ваши проклятые головы!» – не задумываясь, ответил Банч. Фраза эта не была воспринята, как оскорбление – все понимали, сколько здоровья и сил вложил посредник ООН в успех переговоров. На родине его встречали, как национального героя. В Нью-Йорке в честь Банча устроили, так называемый, «тикер-тэйп» («ticker tape») — парад, осыпая проезжавшую по Бродвею машину с виновником торжества мириадами конфетти. В Лос-Анжелесе был объявлен «День Ральфа Банча». Его осаждали просьбами выступить с лекциями, ему была вручена медаль Спингарна (Spingarn Medal) – награда, ежегодно присуждаемая Национальной ассоциацией содействия прогрессу цветного населения (NAACP) за выдающиеся достижения — американцам, имеющим африканское происхождение. За урегулирование ближневосточного конфликта (на тот его период) Ральф Банч в 1950 году был удостоен Нобелевской премии мира, став её первым темнокожим лауреатом. Продолжив работу в ООН, в 1954 году он стал заместителем секретаря по особым политическим поручениям, а с 1967 по 1971 год занимал пост заместителя Генерального секретаря. Банч представлял ООН в таких горячих точках планеты, как Конго, Йемен, Кашмир и Кипр. В 1963 году его наградили Медалью свободы. Ральф Джонсон Банч скончался в 1971 году на 68-м году жизни и был похоронен в Бронксе. В его честь назван парк в Нью-Йорке, расположенный напротив Штаб-квартиры ООН. В парке этом установлен обелиск памяти человека, который, своим профессионализмом, талантом и высоким авторитетом помог превратить, казалось бы, невероятное – в очевидное, в свершившийся факт.

«Родосская формула» явилась важным этапом в арабо-израильских переговорах. Тогда впервые был найден подход, приемлемый для сторон. Была продемонстрирована возможность (при наличии доброй воли, разумеется), достичь взаимопонимания между враждующими сторонами. Родосские наработки — по ведению конструктивного диалога на официальном и неофициальном уровнях — сохранили свою актуальность, хотя сами соглашения 70-летней давности интересуют ныне, по преимуществу, военных историков и историков международной дипломатии. Но сам подход к решению сложнейших проблем, примененный на Родосе, по оценке экспертов, продолжает использоваться на практике и в настоящее время. Сообщалось, в частности, о том, что о «Родосской формуле» вновь вспомнили во время переговоров по внутрисирийскому урегулированию, проводившемуся не так уж давно, в 2016 году.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s