НАЧАЛО ЭПОХИ «МАЛЫХ» ЯДЕРНЫХ ВОЙН?

Опубликовал(а)

Второго августа 2019 года США официально прекратили выполнение договора 1987 года об уничтожении ракет средней и малой дальности (РСМД). Этот документ де-юре прекратил отныне свое существование.

Договор между СССР и США о ликвидации ракет средней и малой дальности (Intermediate-Range Nuclear Forces Treaty) был подписан Михаилом Горбачевым и Рональдом Рейганом в Вашингтоне 8 декабря 1987 года. Он вступил в силу 1 июня 1988 года. Участники этого соглашения обязались не производить, не испытывать и не разворачивать баллистические и крылатые ракеты наземного базирования средней (1000-5500 км) и малой (500-1000 км) дальности. Стороны должны были на протяжении трех лет уничтожить все пусковые установки и ракеты наземного базирования с радиусом действия 500-5500 км. Это была первая в истории договоренность о реальном сокращении ядерных вооружений.

Де-факто – договор этот уже давно не выполнялся, причем не Америкой, а Россией и Китаем. Первая принялась разворачивать запрещенные этим договором крылатые ракеты 9М729. Второй попросту за два десятка лет нарастил вдвое свой арсенал крылатых и баллистических ракет наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 км.

Так что решение Вашингтона о выходе из договора, анонсированное в начале февраля этого года – всего лишь логичное. Во-первых, США за более чем шесть лет переговоров и консультаций убедить Кремль вернуться к исполнению этого соглашения не смогли. Во-вторых, в условиях начала системной конфронтации с КНР, присутствие арсенала запрещенных ракет дает Пекину серьезное военное преимущество над США и их союзниками в случае начала боевых действий.

Итак, со второго августа мир стал жить в совершенно иной системе координат. Причем главные выводы из этого события придется делать не столько членам так называемого «атомного клуба», сколько их ближайшим соседям – странам, на которые будут нацелены эти ракеты и которым придется подумать о действенной защите от них. Например, той же Украине, которая в свое время также и в рамках этого договора уничтожила имевшиеся у нее ядерные ракеты, а теперь оставшаяся «на бобах», имея под боком агрессивного соседа, не привыкшего считаться с международными договорами и вспоминать собственные обещания.

«Вы это серьезно?»

Есть смысл, таким образом, рассмотреть возможные последствия и меры противодействия именно на украинском примере – уже хотя бы потому, что он ближе нам, чем пример какой-нибудь Южной Кореи с ее совершенно отличным образом мышления. Итак, главное, что должно в этой связи беспокоить Украину – это резкое увеличение российской ракетной угрозы и угрозы полномасштабного вторжения. Это особенно актуально в условиях военной агрессии России в Украину, начавшейся в 2014 году. Вот уже пять лет подряд Россия превращает захваченный у Украины Крым в огромную военную базу и ядерным ракетам на полуострове тоже найдется местечко.

Прекращение действия договора по РСМД снимает с России все ограничения на развитие наземных ракетных систем средней дальности. Эти системы могут нанести удар по любой точке на украинской территории. Следует признать, что РФ и до того имела возможность держать украинскую территорию под прицелом – для этого в оккупированном ей Крыму были размещены морские носители крылатых ракет «Калибр» — фрегаты проекта 11356, корветы проекта 21631, подводные лодки проекта 636.3, также планируется размещение корветов проекта 22800. Однако, самих ракет на этих носителях в данный момент в Крыму насчитывается лишь 56 штук. Кроме того, строить и поддерживать в боевом состоянии надводный или подводный корабль лишь для того, чтобы обойти ограничение по договору РСМД – банально дорого. Наземный ракетный комплекс средней дальности – это наидешевейший вариант из всех, при этом – наиболее живучий. Таким образом, прекращение действия договора открывает для РФ новые возможности по «атомизации» Крыма.

Впрочем, для Украины складывающаяся ситуация – далеко не так уж безнадежна, как это может показаться. В апреле 2019 года бывший на тот момент секретарь Совета национальной безопасности и обороны Олександр Турчинов заявил о том, что на Украину нацелены 364 российские ракеты. Скорее всего, речь шла об уже упомянутых «Калибрах», а также об авиационных ракетах Х-101 и оперативно-тактических ракетных комплексах «Искандер-М», имеющих на вооружении как баллистические, так и крылатые ракеты. Кроме того, за год Россия производит до 200 крылатых ракет «Калибр», которые, скорее всего, станут теперь основой наземного ракетного комплекса средней дальности.

Впрочем, на самом деле – разговоры о текущем состоянии ракетного арсенала РФ и о перспективах его развития очень легко превращаются в довольно опасную абстракцию, если не указывать конкретно, какие задачи могут решать соответствующие системы в подобном количестве. Для сравнения, можно взять ракетные удары США и их союзников по военным целям в Сирии в апреле 2017 и апреле 2018 гг. Тогда, для уничтожения всего лишь четырех объектов, пришлось использовать 164 крылатые ракеты разных типов (Tomahawk, JASSM, SCALP/Strom Shadow). Если же вспоминать использование российских «Калибров» в Сирии (причем, не обращая внимание на сколь хвастливые, столь же и лживые заверения о том, что «все намеченные цели были уничтожены»), то баланс получается еще более невеселым: около 200 ракет – одна подтвержденная цель. То есть, возможность добиться серьезного эффекта имеется лишь при массированном использовании соответствующих систем огня.

Если же говорить о способности РФ единомоментно, первым ударом, лишить украинские войска способности оказывать организованное сопротивление, то Москве на это потребуется не менее полутора тысяч ракет средней дальности в качестве оружия первого удара. Создание подобного арсенала займет значительное время и потребует огромных ресурсов от страны, год за годом живущей в условиях то экономического кризиса, а то экономической стагнации. И это ведь речь только о возможном ударе по Украине, в то время как основная задача создания таких ракет – конвенциональное сдерживание НАТО путем создания угрозы удара по любой точке Европы в случае начала полномасштабной войны. Иными словами, массированный ракетный удар по территории Украины для полноценного нападения на нее – это, даже абстрагируясь от моральных аспектов, просто и абсолютно разорительно для агрессора.

Доказательством того, что российские вооруженные силы не в состоянии полностью повторить опыт американской «бесконтактной войны» с помощью ракетных систем средней дальности, является тот факт, что в российских войсках в данный момент массово внедряются так называемые разведывательно-ударные и разведывательно-огневые контуры. Эти контуры – ничто иное, как комплексы из разведывательных беспилотников в сочетании со ствольной и реактивной артиллерией – соответственно, калибра 152 мм и калибров 124, 220 и 300 мм. Подобный тактический комплекс позволяет создать эффект бесконтактной войны, но с крайне ограниченной дальностью – до 120 км. Именно создание и использование соответствующих контуров является одним из типичных заданий, отрабатываемых на уровне бригадной и дивизионной артиллерии в российских войсках. Таким образом, логично предположить, что в случае гипотетического масштабного нападения на Украину, россияне будут использовать именно эти контуры, а не ракетные системы – так дешевле… но вот насчет эффективности можно поспорить.

Если же возвратиться от частного примера (Украина) к общей ситуации (противостояние с США и НАТО), то следует признать, что в данном случае излюбленный Путиным «ассиметричный ответ» выглядит, мягко говоря, неубедительно. В случае если Америка сейчас начнет разворачивать в Европе, как встарь, что-то вроде «Першингов» и «Трайдентов» — то у нее на это денег вполне достаточно, а вот дешевые «контуры» серьезного ракетного потенциала не заменят.

Чем защищаться?

С другой стороны, тот факт, что российская ракетная угроза не выглядит столь страшной и масштабной, вовсе не означает, что от нее не следует защищаться, не стоит подумать о собственной стратегии выживания в мире после краха соглашения по РСМД. Эта стратегия должна учитывать масштабы российской угрозы, а также ограничения, в которых вынуждена существовать такая страна, как Украина – ограничения финансовые и технические. И в этом случае украинский пример может оказаться крайне полезным для небольших европейских государств, которым также теперь придется думать о достойном ответе на российскую военную угрозу.

Следует признать, что в данный момент «симметричные» шаги, предпринятые Украиной, выглядят не слишком реалистичными и вовсе не гарантирующими необходимый сдерживающий эффект. В данный момент Украина не в состоянии финансировать разработку оперативно-тактического ракетного комплекса с дальностью до 500 км – на класс меньше, чем ракеты, являющиеся предметом соглашения по РСМД. Финансирование работ по проекту украинской ракеты Сапсан/Грим-2 осуществляет не Украина, а Саудовская Аравия. О закупках для Украины этих ракет в расчете не менее одного бригадного комплекта на одно оперативное командование (их в Украине четыре) можно и не мечтать – слишком дорого. Разработка же и постановка на оперативное дежурство ракет средней дальности потребует увеличения украинского военного бюджета с нынешних $3,7-3,8 млрд. до $9-10 млрд. в год – минимум столько тратят на оборону те страны, у которых в арсенале имеются системы подобной дальности.

Отдельно отметим, что даже появление в Украине арсенала подобных ракет (дальностью до 5,5 тыс. км.) в количестве 100-150 единиц не гарантирует необходимого сдерживающего эффекта. Такие системы можно нацелить как на основные города, так и на военные формирования РФ. Но полторы сотни ракет без ядерных боеголовок не даст возможности обеспечить так называемый «непоправимый уровень потерь», который, собственно, и является фактором сдерживания. Москву прикрывает один из мощнейших позиционных районов ПВО в мире, основу которого составляют системы А-135 и С-400. У войск РФ имеется собственная противовоздушная оборона (С-300В, «Бук», «Тор») – одна зенитно-ракетная бригада на каждую общевойсковую армию, а также отдельные зенитно-ракетные подразделения в танковых и мотопехотных частях. Да и сам арсенал размером в полторы сотни ракет, как показывает все тот же пример ударов по Сирии, в состоянии обеспечить подавление крайне малого числа объектов.

Кроме того, Украина может столкнуться с проблемой наведения этих ракет, ведь у нее нет собственной спутниковой группировки на орбите. Особенно, если придется наносить удары не по стационарным, а по мобильным целям, в условиях динамичного боя. Координатами могут обеспечить разведчики или беспилотники, работающие на гораздо меньшем расстоянии, чем максимальный радиус ракет средней дальности. Цели, которые они смогут определить, можно уничтожать менее мощными системами – например, оперативно-тактическими ракетными комплексами. Так зачем выбрасывать дикое количество денег, которых нет, за то, что невозможно использовать на полную катушку?

Вследствие этих ограничений и недостатков симметричной стратегии, Украине остается ряд ассиметричных шагов для организованного сопротивления даже в случае мощного ракетного удара со стороны РФ (то есть, если для агрессора вопрос собственного разорения окажется второстепенным). Основой этого ассиметричного ответа станут ракеты семейства «Вільха» («Ольха» по-русски), уже принятые на вооружение и развернутые в боевую готовность: «Вільха» и «Вільха-Р», а также проходящие в данный момент последние тесты «Вільха-М». Дальность этих ракет – от 130 до 200 км. Они не могут полностью заменить потенциал оперативно-тактических ракетных систем, но дают возможность компенсировать их недостачу. Украине необходимо массовое производство этих ракет: до конца года, как заявляет глава украинского «Укроборонпрома», на вооружение поступят 200 новых ракет этого класса. Этого пока очень и очень мало, из расчета необходимости: озвученное количество – это меньше, чем один залп одного дивизиона (18 пусковых установок по 12 направляющих каждая). А ведь в условиях полномасштабной войны таких залпов может потребоваться десятки либо сотни.

Кроме того, требуется массовое производство новых пусковых установок этого семейства. Украина получила в наследство от СССР до 75 пусковых установок для РСЗВ «Смерч», которые запускают ракеты калибра 300 мм. Этого явно недостаточно.

Что ж, время еще есть – не только у украинцев, но и у других стран-соседей России, не имеющих ядерных вооружений и потому считающихся Кремлем «законной добычей». Новая эпоха, эпоха «малых ядерных войн» лишь началась 2 августа. Но, чтобы создать более-менее реальную угрозу, России требуется, по оценкам специалистов, минимум 7 лет – причем эти семь лет берутся из расчета «нормального» состояния российской экономики. Но даже в этом случае Россия не сможет позволить себе использовать более трети всех ракет одномоментно. Значит, следует позаботиться о том, чтобы было, чем ответить. Всем.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s