ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНАРАМА

Опубликовал(а)

ФЕСТИВАЛЬ ЛАДИНО

За многие годы знакомства с Цфатом я привык, что он живет по строгому расписанию: в два часа дня большинство лавок и кафешек на центральной улице Сдерот Иерушалаим закрываются, и до четырех часов город практически замирает. Затем он оживает, но уже к семи-восьми вечера улицы снова пустеют, а после десяти вечера в центре можно встретить разве что тех, кто изучает Каббалу, ведь Цфат негласно считается мировой столицей этого учения

В день фестиваля город не спал. Кафе и магазины на Сдерот Иерушалаим были открыты и почти все наполнены посетителями. А стоило спуститься на пару десятков метров в Старый город, и обнаруживалось, что он тоже живет полной жизнью. Во всяком случае, туристов в ресторанах и галереях было заметно больше, чем обычно в июне, который в Цфате считается «мертвым сезоном».

К вечеру народу заметно прибавилось, а к восьми часам на узких мощеных булыжником улочках Старого города и вовсе стало тесновато. Ну, а когда окончательно стемнело, время, словно повернулось вспять, и на круглых площадях, отделяющих один квартал Старого Цфата от другого, и во многих синагогах вдруг зазвучала не совсем обычная музыка и песни на то ли испанском, то ли на каком-то другом, но очень похожем языке. Так начинался заключительный вечер Первого Международного фестиваля ладино.

— Идея этого фестиваля родилась давно, тридцать с лишним лет назад, — рассказывает сотрудник отдела развития туризма мэрии Цфата Йотам Каро. — Когда бывший мэр Йосеф Перл решил дать толчок развитию города, он задумал сразу два фестиваля: фестиваль клейзмеров, то есть, по сути, ашкеназской культуры, и фестиваль ладино — культуры сефардской. Фестивали должны были символизировать единство двух главных ветвей еврейского народа, каждая из которых достойно представлена в Цфате. Идею фестиваля клейзмеров Йосеф Перл реализовал, но фестиваль ладино организовать не успел, а всем последующим мэрам было уже не до этого. Так первый стал одним из брендов Цфата, главным событием его культурной жизни, о втором же никто и не вспоминал. До тех пор, пока новый мэр Цфата Шуки Охана, среди предков которого есть и ашкеназы, и сефарды, вернулся к этой идее – и, как видим, реализовал ее. Разумеется, это было бы невозможно, если бы в последние годы в Израиле, Испании и странах диаспоры не вырос бы заметно интерес к ладино, и не появилось Национальное управление культуры ладино — его поддержка фестивалю оказалась решающей.

Стоит заметить, что судьба ладино во многом напоминает судьбу идиша. Оба языка родились в диаспоре, причем рождение ладино связывают с изгнанием евреев из Испании — до этого он был самым обычным кастильским, то есть классическим испанским языком, на котором еврейские врачи, финансисты, ремесленники, книгоиздатели общались с испанской знатью.

Оказавшись в разных областях Османской империи, евреи продолжали говорить на кастильском дома, примешивая к нему слова из иврита, турецкого, греческого и болгарского, и в этом тигле рождался новый язык. Который, как ни странно, оставался куда более близким к исконно кастильскому языку, чем современный испанский.

На ладино написано множество песен, стихов, религиозных песнопений (пиютов).

Во многих семьях выходцев из Турции, Греции, Болгарии и балканских стран старшее поколение и сегодня говорит дома на ладино. Среднее уже почти не знает этого языка, но все равно песни на ладино рождают в нем теплое ностальгическое чувство — и об этом чувстве под аплодисменты публики вспоминала на фестивале знаменитая актриса Хани Нахмиас и многие другие участники. И так же, как у молодого поколения ашкеназов растет тяга к идишу, в среде сефардских евреев наблюдается явный интерес к изучению ладино.

В Израиле на нем говорят не менее 100 тысяч человек.

— В сущности, нет более естественного места для фестиваля ладино, чем Цфат, — говорит Йотам Каро. — Первые репатрианты из Испании появились здесь в начале XVI века, то есть практически сразу после изгнания из Испании, и ладино наряду с арабским и турецким стал одним из языков повседневного общения. А так как из Испании прибыли, в основном, представители еврейской аристократии и интеллигенции, многие выдающиеся знатоки Торы и Каббалы, то долгое время ладино считался в Цфате языком элиты. Так что мы с вами идем по улицам, которые слышали живую речь на ладино, впитали ее в себя и, возможно, помнят до сих пор.

Поскольку фестиваль ладино проводился впервые, да еще на пике «мертвого сезона», в преддверии начала трехнедельного траура перед 9 Ава, и невозможно было предсказать, насколько он окажется успешным, то проводить его решили скромнее, чем традиционный фестиваль клейзмеров. Вместо обычных семи-восьми сцен ограничились всего тремя и сконцентрировали все действо в сердце Старого города, где, надо заметить, фестиваль смотрелся весьма органично. Тем более что программа оказалась необычайно насыщенной, и, просмотрев ее, я пожалел, что приехал в Цфат только на закрытие фестиваля, пропустив и выступление ансамбля андалузской музыки «Сумсум», и концерт потрясающей Ясмин Леви, сумевшей в начале 2000-х годов вернуть ладино в музыкальный дискурс Израиля, и концерты Ади Альбахер, Эсти Кинан, Надава Штейнберга.

Да и второй день фестиваля был совершенно «звездным»: вместе с упомянутой Хани Нахмиас любимые песни на ладино, в том числе, переведенные с иврита, пели Йоси Толедо, Дганит Дадо и другие популярные исполнители. На других площадках звучали характерные мелодии греческих таверн, такие заводные, что ноги сами пускались в пляс. Организаторы фестиваля говорят, что никто из певцов и артистов не пытался отказаться от участия в нем, сославшись на занятость; никто не спорил о размерах гонораров. Наоборот, едва услышав о главной теме фестиваля, все мгновенно загорались: «Да, конечно приеду в Цфат! Да, конечно, выступлю с удовольствием, да еще и скажу пару слов о том, что значит для меня этот язык моей бабушки!».

Кстати, только музыкой на площадях и пиютами в синагогах фестиваль не ограничился. Цфатские рестораторы решили не ударить лицом в грязь, и под андалузскую, греческую и турецкую музыку подавали блюда сефардской кухни. А в Центре Каббалы шли захватывающие лекции о связи между ладино, каббалой и традиционной еврейской медициной (поскольку преподавание в знаменитой Медицинской академии Кордовы, из которой вышли многие еврейские врачи, велось именно на ладино, да и некоторые кабалистические рукописи, оказывается, тоже были в оригинале написаны на этом языке испанских евреев).

В последний день фестиваля мне удалось побывать на концерте прекрасной певицы и виртуозной исполнительницы на целом ряде инструментов Бети Кляйн, которой аккомпанировал на экзотических ударных Зарифис Зарипуполос, да послушать великолепный дуэт Идана Армони (гитара) и Нимрода Ноля (скрипка).

Было ощущение праздника, какой-то мистерии, в которой смешались мелодии всех балканских стран одновременно, и музыка пьянила лучше любого вина, хотя для желающих проводились и дегустации вин, производящихся в Цфате и окрестностях.

— Фестиваль, безусловно, удался, — сказал мне пресс-секретарь мэрии Цфата Шалом Альбез. — Если учесть, что он проводился впервые, то это огромный успех! В Цфат съехались в эти дни многие тысячи гостей со всей страны, приезжали целыми семьями. Стало ясно, что в Израиле существует немалый интерес к культуре на языке ладино, фестиваль, несомненно, станет традиционным и год от года будет проводиться со всё большим размахом. Разумеется, руководство города интересует не только культурный, но и экономический аспект фестиваля, который тоже полностью оправдал ожидания. Владельцы магазинов, галерей и ресторанов Старого города, владельцы гостиниц очень довольны — с учетом межсезонья нам удалось сотворить небольшое «экономическое чудо». Да вы сами поспрашивайте у наших бизнесменов, послушайте, что они вам ответят!

Я последовал совету, и действительно, владельцы небольших лавок, кафе, пекарен, магазинов сувениров говорили, что получили за три фестивальных дня выручку, втрое, а то и больше превысившую обычную.

Ну, а в августе на всех сценических площадках и улочках Цфата снова зазвучат знакомые нам с детства песни на идише, и гостей в городе будет, несомненно, в несколько раз больше. Что поделаешь, сколько раз их пытались уничтожить, а не хотят эти два «старичка» — идиш и ладино умирать! И представить без них еврейскую культуру уже невозможно.

«ЛИШКАТ АВОДА»

Исполнилось 60 лет со дня создания Бюро по трудоустройству («Лишкат а-авода»). В 1959 году непосредственным поводом для этого стал высокий уровень безработицы, побудивший государство не только более активно создавать новые рабочие места, но и начать наводить мосты с работодателями, помогать людям приобретать востребованные профессии и т.д.

С того времени утекло немало воды, и многие из профессий, которые пользовались спросом и сулили надежный заработок, ушли в прошлое. В какой-то момент показалось, что и сама «Лишкат авода» свое отжила; на рынке появилось множество компаний, оказывающих помощь в трудоустройстве, в связи с чем в какой-то момент возникло предложение вообще закрыть это ведомство или приватизировать его. Но, тем не менее, «Бюро по трудоустройству» продолжает существовать и справляться с теми вызовами, которое бросает ему время. А их, по словам гендиректора «Лишкат а-авода» Рами Граура, совсем немало.

С одной стороны, поясняет Граура, уровень безработицы в стране и в самом деле самый низкий за всю историю. Но с другой стороны, изменился сам состав и возраст ищущих работу. Наряду с демобилизованными солдатами, несколько лет назад на рынке резко возросло количество безработных в возрасте от 50 лет и старше. Причем речь идет как о тех, кто был занят физическим трудом, так и – даже в куда большей степени – о сотрудниках хай-тека, причем зачастую отнюдь не рядовых.

Владельцы хай-тек компании, говорит Рами Граур, не сентиментальны, и хотя сами, как правило, находятся в таком же возрасте, без церемоний увольняют тех, кто, по их мнению, «отработал свое», и его место тут же занимает молодой, полный идей и инициатив сотрудник, который, вдобавок, готов работать за меньшую зарплату.

Как следствие возникает стандартная ситуация, при которой 51-летний мужчина, проработавший 25 лет, а иногда и больше в одной и той же компании, доросший до начальника отдела, а то и до замгендиректора, оказывается на улице в полной растерянности. В первые месяцы после увольнения он пробует разослать свои трудовые биографии в различные фирмы; затем обращается в те же компании по трудоустройству, но всюду ему объясняют, что на поиски новой работы по специальности у людей его возраста уходит по полтора года, и новое рабочее место, разумеется, будет куда менее оплачиваемым, чем то, которое он потерял. К тому же выясняется, что он и в самом деле по сравнению с молодыми несколько отстал от жизни, не знаком с новыми направлениями, а подчас и принятыми в мировом хай-теке технологиями трудоустройства – хотя бы с теми же сайтами, на которых принято размещать свои трудовые биографии и рекомендации, причем желательно в как можно более привлекательной форме.

Для многих работников хай-тека это становится настоящим потрясением. Идти работать на предприятие или в охрану за минимальную зарплату они не готовы, и в результате нередко впадают в тяжелую депрессию. Для решения этой проблемы «Бюро по трудоустройству» создало специальную теплицу для бывших высокопоставленных сотрудников хай-тека в возрасте 50+, где им помогают ликвидировать возникшее отставание в знаниях, если оно есть, вступить в контакт с потенциальными работодателями, и в итоге находят новую работу – пусть и не столь престижную, как раньше, но все же достаточно сопоставимую и открывающую перспективы карьерного роста. Сейчас руководство «Бюро по трудоустройству» пытается добиться новых бюджетов для того, чтобы расширить свою деятельность и на тех, кому 45+: по хай-теку прокатилась новая волна увольнений, затронувшая уже и тех, кто старше 42 лет.

Не так давно аналогичная теплица была создана и для тех, кто предпочитает заниматься физическим трудом. Речь идет в первую очередь о демобилизованных солдатах и работниках закрывшихся периферийных предприятий, многие из которых также перешагнули 50-летний барьер. Для них предлагается широкий выбор курсов по переквалификации, причем для курсов выбираются самые высокооплачиваемые и востребованные профессии.

Кстати, по всем прогнозам, в ближайшие десятилетия заработки высококвалифицированных рабочих и мастеров своего дела в различных отраслях будут лишь расти – по той простой причине, что значительная часть рабочей силы будет низкоквалифицированной или вообще не иметь квалификации.

Подводя итоги, можно сказать, что сегодня, на 61-году с начала своей деятельности, «Бюро по трудоустройству» пытается противостоять двум противоположным тенденциям: с одной стороны, увеличению среднего возраста безработных, а с другой – требованиям повысить пенсионный возраст, как для мужчин, так и для женщин.

— Наша задача: убедить работодателей, что опыт значит не меньше, чем молодость, и человек старше 50 лет вполне может быть в курсе всех новаций и освоить их, а на некоторых работах, требующих более высокой степени ответственности и педантичности, люди такого возраста даже предпочтительнее, — говорит Рами Граур. – Безусловно, нам есть еще над чем работать; у нас задумано немало проектов, но все будет зависеть от того, выделит ли на них правительство требуемые бюджеты. Убежден в одном: в итоге от нашей деятельности выигрывают и конкретные люди, и израильская экономика в целом.

ИДЕТ ОХОТА НА ЩЕГЛОВ

В середине июля полиция задержала четырех жителей Восточного Иерусалима, занимавшихся охотой на щеглов. В момент задержания у них было найдено 30 пойманных птиц. Если учесть, что минимальная стоимость щегла составляет 250 шекелей, а после привития ему определенных певческих навыков дойти до 10 000 шекелей, то можно только поразиться тому, какую огромную сумму заработали браконьеры за день работы.

А ведь они далеко не единственные – не прошло и недели, как были задержаны еще трое браконьеров, перевозившие коробки со щеглами. В коробках были обнаружены 33 щегла, несколько из них к этому моменту были мертвы. Сотрудники полиции под руководством инспектора Управления охраны природы выпустили щеглов на волю.

Сегодня в Израиле живет множество любителей птиц; на пернатых существует немалый спрос, и этот спрос породил огромный нелегальный рынок, через который ежегодно прокручиваются сотни миллионов шекелей. И все же щеглы, да простят нам такой каламбур, это – особая песня. Необычайно красивые, пестрые (отсюда и их русское название) птицы, они вдобавок, обладают очень мелодичным голосом, и, как среди кенаров, среди них есть особо талантливые птенцы. В арабском, да и во всем мусульманском мире, щегол считается украшением дома или сада, и потому почти каждый преуспевающий арабский бизнесмен в Израиле и ПА считает необходимым иметь в доме несколько птиц этого вида. Само количество клеток со щеглами в палисаднике является для местных арабов одним из важных показателей его социального статуса.

Отсюда становятся понятны те масштабы, которые приняла ловля щеглов в Израиле. Причем ловят их нередко самыми варварскими способами, цинично используя особенности образа жизни и поведения этих замечательных птиц.

Одним их орудий лова является необычайно тонкая капроновая сетка, которая расстилается на траве, и на ней разбрасывается приманка. Щегол, заметивший приманку, ступает лапкой на сетку и, как правило, освободить ногу уже не может. Чем больше он мечется, тем больше запутывается в капроновой паутине, и тогда начинает звать на помощь. Дело в том, что щеглы – стайные птицы, и помочь попавшему в беду сородичу считается у них долгом. Они слетаются на крик, пытаются высвободить собрата и, как следствие, сами оказываются в капроновом капкане.

Разумеется, в такие силки попадаются и другие виды птиц, но, если они не имеют особой ценности на рынке, браконьеры их безжалостно уничтожают. Что же касается щеглов, то у многих особей в результате такого способа ловли оказываются повреждены лапки и крылья, но, как правило, через один-два дня они восстанавливаются.

Известно так же, что щеглы являются большими любителями воды, и этим тоже часто пользуются израильские птицеловы: они ставят возле воды магнитофон с записью крика попавшего в беду щегла – и птицы сами слетаются в это место. А иногда водоем создается искусственно – просто посреди поля заполняют водой надувной бассейн, и ловят щеглов, слетевшихся попить воды.

Большая часть пойманных птиц продается любителям в первые же дни за несколько сотен шекелей за каждую. Но часть оставляют, и некоторое время держат в клетках рядом с канарейками и другими певчими птицами, чтобы щеглы освоили искусство пения, после чего, как уже было сказано, цена них многократно возрастает.

Очень модно сейчас у израильских птицеловов также скрещивать кенаров со щеглами. Получивших гибридов называют «бендуками» (арабский аналог ивритского слова «мамзер», незаконнорожденный), и они, как правило, обладают хорошими певческими данными.

«Ситуация со щеглами крайне тревожная, — говорит орнитолог Управления по охране природы и национальных парков Амир Бальбен. – Раньше они водились во множестве почти повсеместно, а сейчас мы относим их к редкому, можно сказать, исчезающему виду. В центре и на юге страны они уже практически исчезли, и браконьеры выезжают на их ловлю в Галилею и на Голанские высоты, где они еще довольно часто встречаются. Но если раньше их в тех местах насчитывались тысячи, то теперь счет пошел на сотни, и с каждым днем их становится все меньше. Есть несколько популяций щеглов в районе Иерусалима. Мы стараемся сохранить их местонахождение в тайне, но зимой в поисках пищи птицы приближаются к жилищу человека, и становятся легкой добычей птицеловов».

Сложность выслеживания и арестов птицеловов заключается в том, что в отличие, скажем, от браконьеров, охотящихся на ланей, или рыбаков, им не нужно мгновенно выдающее их оружие или сети. Часто этот «бизнес» является семейным, и компания браконьеров может отлично замаскироваться под семью, выехавшую на пикник на природу или просто совершающую велосипедную прогулку. В то же время для транспортировки добычи они всегда используют несколько машин, искусно запутывая погоню.

Не так давно Управление подключило к охоте на птицеловов подразделения МАГАВа и обычную полицию, которая задействовала своих информаторов. Это несколько улучшило дело, но ненамного: в 2018 году было поймано 80 браконьеров, с начала нынешнего года – 39, и все понимают, что речь идет лишь о незначительной части тех, кто занят «щеглиным» промыслом.

По мнению инспекторов Управления по охране природы, проблема заключается еще в том, что закон в нашей стране недостаточно строг к браконьерам, а израильские судьи весьма снисходительны к подобного рода преступлениям, и, как правило, ограничиваются небольшим штрафом.

Это, к сожалению, птицеловов не останавливает – они вновь выходят на охоту, вновь попадаются, и снова отделываются штрафом. «Понятно, — заметил один из инспекторов, — что, сидя на скамье подсудимых, браконьер не только не испытывает какого-либо страха, а просто мысленно подсчитывает, сколько пойманных птиц уйдет на покрытие штрафа и сколько он заработает на остальных. Но если бы ему грозило тюремное заключение, то, думаю, ход его мыслей был бы другим, и он, возможно, сократил бы масштабы ловли – хотя бы из страха вновь оказаться за решеткой».

Разумеется, щегол является далеко не единственным видом птиц, на которых охотятся ради наживы. Огромным спросом на «птичьем рынке» Израиля пользуются ливанский сокол, коноплянка, зимородок и другие пернатые, цены на которых составляют несколько тысяч шекелей за особь.

Остается напомнить, что содержание диких видов птиц и животных в неволе является в Израиле незаконным, и неважно, каким путем они попали к вам в руки. И, поверьте, попадать за это в поле зрения полиции и инспекторов Управления по охране природы совсем не стоит – пусть это даже и не грозит тюремным заключением.

* * *

В рамках международной операции Интерпола, Управления национальных парков и заповедников, пограничной, таможенной и налоговой служб из квартиры в Тель-Авиве были конфискованы редкие виды рептилий и земноводных — черепах, лягушек, ящериц и гекконов.

При обыске в квартире было обнаружено несколько десятков террариумов с растениями, а также запасы субстратов для выращивания корма для животных. В Управлении парков и заповедников подчеркнули, что при обыске была найдена каймановая черепаха, ядовитая лягушка из рода листолазов, ящерицы и хамелеоны, а также ряд видов пресмыкающихся и земноводных, занесенных в Красную книгу.

Легальный ввоз этих животных в Израиль запрещен законом, и не только потому, что они считаются редкими и охраняемыми в странах их обитания – само внедрение их в израильскую природу может обернуться катастрофическими последствиями – ведь незваные гости могут попытаться вытеснить местные виды и, вдобавок, оказаться разносчиками различных заболеваний, опасных как для животных, так и для людей. Увы, к сожалению, браконьеры и контрабандисты этого зачастую не понимают, а если и понимают, то не принимают в расчет.

ИНЖЕНЕРЫ, ВПЕРЕД!

Майя К. репатриировалась в Израиль вместе с родителями, когда была ребенком. Здесь семья столкнулась с трудностями абсорбции, родители развелись, и Майе в итоге пришлось расти и учиться в школе-интернате в Кармиэле…

Когда ей было 13 лет, над интернатом взял шефство оборонный концерн РАФАЭЛ. Раз в неделю от компании приезжала симпатичная девушка, которая давала уроки по программированию, рассказывала о мире новых технологий и о том, как это здорово – работать в этом мире в качестве инженера. Именно тогда у Майи появилась заветная мечта: стать инженером и работать в РАФАЭЛе.

Проблема заключалась в том, что учеба у Майи шла плохо, и учителя поставили на ней клеймо «безнадежная». Затем такое же клеймо на ней поставили и в армии, и в итоге она отслужила меньше года, после чего вернулась в тот же Кармиэль, в квартиру для молодежи из группы риска.

Крутой поворот ее в жизни начался примерно год назад, когда она пришла в ОРТ и сказала, что хотела бы доучиться до получения аттестата зрелости и получить какую-нибудь специальность в области высоких технологий. Как ни странно, теперь, когда ей было 22 года, учеба у нее пошла, причем весьма успешно. Вскоре Майя оказалась в классе, предназначенном для подготовки будущих инженеров-электронщиков – по окончании ОРТ его выпускники получали первую академическую степень.

Вскоре выяснилось, что класс Майи находится под пристальной опекой того же концерна РАФАЭЛ, и в один из дней в школу ОРТ приехала Михаль Амиэль – зав. отелом кадров подразделения концерна, занимающаяся поиском будущих инженеров. И, как уже догадался читатель, Майя узнала в ней ту самую девушку, которая время от времени появлялась в их интернате. Подойдя к Михаль, она напомнила ей об уроках в интернате, рассказала о том, как складывалась ее жизнь все эти годы, и потом добавила: «Вы подарили мне мечту, помогите же ее реализовать!».

Михаль Амиэль была растрогана, и Майя была включена в специальную программу РАФАЭЛ по подготовке его будущих инженерных кадров – с периодической работой на одном из предприятий концерна и с выплатой месячной стипендии, вполне достаточной для того, чтобы учиться, не думая о том, где взять средства к существованию.

Такова типичная, вполне реальная израильская история про Золушку. Как выяснилось, РАФАЭЛ опекает класс по подготовке инженеров-электронщиков не только в ОРТ «Браудэ» — у него есть еще 11 таких классов в различных городах страны, где, что называется, куются будущие кадры концерна. И делается это все отнюдь не из альтруизма, как это может показаться из истории Майи К., а в силу необходимости: в стране наблюдается острая нехватка инженерных кадров, и между израильскими промышленными гигантами идет жесткая борьба за привлечение их к работе. Средняя начальная зарплата инженера, по данным того же ЦСБ, составляет 11 300 шекелей «брутто». Согласитесь, для начала совсем неплохо.

По данным ЦСБ Израиля, сегодня в стране не хватает 3 000 инженеров, но промышленники называют цифру в 5 000, а некоторые и в 10 000.

«Но, по большому счету, спор этот бессмысленный, — говорит глава государственного Института по переквалификации и подготовке кадров (МАХАТ) Таир Иферган. – В любом случае все сходятся в том, что в стране имеется огромный дефицит инженерных кадров, и, если мы не предпримем меры для решения этой проблемы, с годами он буде только расти, и очень скоро может стать тормозом для дальнейшего развития израильской промышленности».

Главная цель МАХАТ, в ведении которого находится сегодня 31 технологический колледж, разбросанные по всей стране, а также 30 специальных учебных заведений для представителей ультраортодоксального сектора — закрыть этот дефицит. И МАХАТ, в принципе, справляется с этой задачей – за последние 3 года число студентов, обучающихся инженерным профессиям, выросло на 15% и в прошлом году впервые перешло отметку в 30 000 человек. 91% выпускников колледжей МАХАТ устраиваются на работу сразу по их окончании, 61% — по специальности.

Правда, для этого пришлось пойти на немалые компромиссы: сегодня для поступления на инженерный факультет достаточно иметь аттестат зрелости на уровне обучения математике и английскому всего на 3 учебные единицы. Для ортодоксов и бедуинов созданы специальные условия для подготовки учебы и оплаты стоимости обучения.

Впрочем, как ни странно, вопрос оплаты учебы – самый легкий. Существует множество видов стипендий и программ для ее покрытия, включая стипендии от различных крупных компаний. К примеру, как уже было сказано, сейчас в стране имеется 12 классов для инженеров-электронщиков, опекаемых РАФАЭЛем, но в ближайшем будущем эта цифра будет доведена до 16.

Словом, для подготовки ИТР в Израиле и в самом деле делается немало, и это можно только приветствовать.

Ну, а нам, гуманитариям, остается лишь вздохнуть о том, что гуманитарные вузы, увы, такого внимания не удостаиваются, с каждым годом все больше хиреют, а количество обучающихся на них студентов год от года сокращается, и нет ни одного гуманитарного факультета, на котором бы за последние три года не закрывались или объединялись друг с другом те или иные кафедры. Но ведь мало обеспечить техническое развитие общества – надо еще и сохранить его духовность.

ОРГАНИЗАЦИЯ «ШАЛЬВА»

Организация «Шальва», оказывающая помощь семьям, в которых растут дети с теми или иными ограничениями, решила инициировать новый проект «Оле дарга» («Повышаем уровень») призванный помочь юношам и девушкам с ограниченными возможностями в возрасте от 18 до 25 лет интегрироваться в общество и вести самостоятельную жизнь.

К реализации проекта «Шальва» привлекла министерство соцобеспечения, мэрию Иерусалима, академический центр «Лев» и ряд общественных организаций. Как предполагается, в первые годы реализации «Оле дарга» охватит порядка 750 молодых людей.

Стоит заметить, что за последние десятилетия «Шальва» сделала немало для того, чтобы изменить отношение израильского общества к людям с ограниченными возможностями, и, прежде всего, к аутистам и людям с синдромом Дауна. Сотрудники организации вместе с родителями доказали, что любовь, внимание и правильный подход к «особенным» детям способен творить настоящие чудеса. Они добились того, чтобы молодежь с аутизмом и синдромом Дауна стали призывать на альтернативную, а в отдельных случаях и на действительную армейскую службу. Они доказали, что их вполне можно задействовать на определенных работах с тем, чтобы они чувствовали себя не изгоями, а полноценными членами общества, пусть и непохожими на большинство.

И все же новый проект и в самом деле означает выход на принципиально новый уровень подхода к такой категории населения. В «Шальва» убеждены, что аутисты и юноши с синдромом Дауна вполне могут быть в массовом порядке призваны на действительную армейскую службу, затем по специальной программе получить специальное и даже высшее образование и начать вести вполне самостоятельную жизнь – разумеется, под наблюдением психологов и соцработников.

Разумеется, говорят в «Шальве» перед призывом каждый молодой человек пройдет специальное тестирование на когнитивные способности, коммуникабельность и т.д. с тем, чтобы подобрать для него оптимальное место службы. К примеру, у многих аутистов наблюдаются трудности с общением, но при этом у них нередко бывают высокие когнитивные способности, они очень методичны, и потому вполне могут найти себе место в киберподразделениях. У молодых людей, рожденных с синдромом Дауна, когнитивные способности пониже, но они очень добры и исполнительны, и могут отлично работать на армейских кухнях.

Главное – предоставить возможность таким ребятам пожить не дома, к чему многие из них очень стремятся, но при этом в определенных рамках, и министерство соцобеспечения уже взяло на себя обязательства подготавливать молодых людей с ограниченными возможностями к службе в армии, а также разработало проект по сопровождению их во время службы. То есть они будут служить как обычные военнослужащие, но в то же время за ними будут «присматривать».

Надо заметить, что в не меньшей степени, чем самим молодым людям с этими двумя синдромами, проект «Оле дарга» важен их родителям. Многие из них постоянно думают о том, что будет с их «особенными» детьми, когда родители состарятся, а затем и уйдут в мир иной. Кто тогда будет помогать уже взрослым, но все равно во многом беспомощным детям; в каком заведении в итоге окажутся?!

Если же они будут знать, что те способны обойтись и без них, то это даст родителям возможность вздохнуть с облегчением.

Второй этап проекта заключается в получении образования и профессии. Разумеется, и здесь будущее место и направление учебы будет подбираться глубоко индивидуально, а само обучение будет вестись по специальным программам.

И, наконец, третий этап ставит задачу — интеграция молодых людей (которым к окончанию 2-го этапа должно быть примерно 22-23 года) в общество, для чего их будут расселять по 3-4 человека в находящихся в ведении организации «Шальва» квартирах, расположенных, как правило, в районах, большинство населения которых составляют приверженцы религиозного сионизма («вязаные кипы»).

Это обусловлено тем, что и сама организация основана и существует, в основном, на поддержку представителей этого течения иудаизма, да и подавляющее большинство опекаемых ею детей тоже растут в религиозных семьях. Это, разумеется, ни в коем случае не означает, что светская семья не может обратиться в «Шальва» за помощью. Разумеется, может, и эту помощь непременно постараются ей там оказать. Но так как вся деятельность компании предусматривает соблюдение еврейских традиций, то светской семье может оказаться очень непросто в нее вписаться. Хотя, безусловно, при взаимном уважении все возможно.

В «Шальва» подчеркивают, что проект «Оле дарга» носит экспериментальный характер, и потому будет осуществляться не спеша; каждый новый этап будет начинаться лишь после того, как предыдущий будет признан успешно пройденным. Но от успеха этого эксперимента и в самом деле будет зависеть многое. Пока есть ощущение, что мы находимся на пороге новой революции в отношении общества к людям, которых на протяжении веков оно считало ущербными и ни на что не способными.

* * *

ансамбль «Шальва»

На подготовительных этапах к «Евровидению-2019» многих израильтян поразил ансамбль «Шальва» — детище той же организации. Подавляющее большинство его участников – молодые люди с ограниченными возможностями. Ансамбль, будучи явным фаворитом, отказался от участия в конкурсе, чтобы не нарушать субботу.

Однако после этого он получил такую известность, что сейчас успешно выступает не только в различных городах Израиля, но и выезжает на зарубежные гастроли.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s