ИСТОРИЯ ЧАЙНОГО КОРОЛЯ И ЕГО КОРОЛЕВСТВА

Опубликовал(а)

В Википедии можно прочесть: «После Октябрьской революции в Советской России ходила антисемитская поговорка: «Чай Высоцкого, сахар Бродского, а Россия Троцкого». В детские годы от моего деда Семена (Шимона Гиршевича) Зорина мне доводилось слышать эту фразу, которую дедушка произносил нараспев и в несколько иной редакции: «Чай – Высоцкий, сахар – Бродский, царь наш русский – Лейба Троцкий». Антисемитизмом, при этом, и не пахло, а звучала поговорка в совершенно иной коннотации – с очевидной гордостью за собратьев, добившихся на избранном ими поприще многого. Так или иначе, в большевистской России, где властями были национализированы частные предприятия, не нашлось места ни наследникам капиталиста-сахарозаводчика Израиля Бродского, ни последователям Калмана-Вульфа Высоцкого, основавшего, в свое время, одну из крупнейших чаеторговых фирм. 8 июля со дня рождения Высоцкого, признанного чайным королем и вошедшего в историю также в качестве видного общественного деятеля и щедрого еврейского филантропа, исполнилось 195 лет. А в мае отмечалось 110-летие со времени его смерти.

Калман-Вульф Высоцкий

На свет Калман-Вульф появился в не богатой семье Якова (Янкеля) Высоцкого в местечке Старые Жагоры Ковенской губернии, на территории современной Литвы. Получив традиционное религиозное образование, он, тем не менее, не ощущал тяги к углубленному изучению Святого писания, и не лелеял мечты стать раввином. Четыре года, однако же, Калман-Вольф провел в Воложинской иешиве, известной также, как «Эм ха-Ешивот», что в переводе на русский язык с иврита означает «мать иешив», что говорит о многом. А дальше был отправлен в Ковно, к мудрецу Торы Исроэлю Салантеру. Но на этом образовательный период в жизни юноши завершился. В нем пробудилась коммерческая жилка. Поначалу Высоцкий торговал зерном, затем попытался заняться земледелием, благо царское правительство поощряло интерес евреев к аграрному труду. Но из этой затеи ничего не вышло: выделенный правительством участок земли возле Двинска, где Высоцкий с друзьями основал сельскохозяйственный поселок, оказался малопригодным для возделывания. Нужно было искать другую точку для приложения сил и способностей. И она Калманом-Вольфом была найдена. Он, можно сказать, оказался в нужное время в нужном месте. Дело в том, что как раз тогда Россия существенно облегчила условия импорта китайского чая, а с другой стороны, Поднебесная, чего не было раньше, открыла границы для иностранных предпринимателей. Это привело к тому, что потребление тонизирующего напитка в 19 веке в Российской империи выросло в 20 раз, что открывало небывалые коммерческие перспективы.

 Став купцом Первой гильдии, а им, в отличие от других своих еврейских единоверцев, позволительно было, в виде исключения, проживать и вести дела в Москве, Калман-Вольф переселился на берега Москва-реки и основал компанию «В. Высоцкий и К°» по торговле кантонским чаем, который доставлялся в Россию водным путем, в отличие от чая «караванного», того, что перевозился по суше. Решение начать новое дело с Москвы – купеческой столицы тогдашней России — было абсолютно верным. Любителей этого напитка среди купцов оказалось более, чем достаточно, их прозвали «чаехлебами» отнюдь неспроста. Растущий спрос стимулировал производство самоваров и открытие чайных заведений. Чаи «гоняли» с молоком, сахаром, медом или вареньем, А на десерт предлагались пряники, печенье, бублики и баранки. Объемы продаж чая позволили значительно расширить выданное кабинетом министров государя-императора разрешение на ввоз чая в Россию через порты на Черном и Балтийском морях. Стало возможным наладить деловые связи с поставщиками из Индии, с Цейлона и острова Ява. Стоит добавить: статус купца Первой гильдии предоставлял право вести внутреннюю и внешнюю оптовую торговлю российскими и иностранными товарами, иметь в частной собственности корабли, магазины, фабрики, заводы, банкирские дома, страховые конторы, заключать деловые контракты на большие суммы. Купцы Первой гильдии (а таковых было не так уж и много) могли представляться к наградам за особые заслуги, их возводили в чин коммерческого или мануфактурного советника, им позволялось носить губернский мундир и приезжать к Императорскому двору. Калману-Вольфу Высоцкому, для которого, с некоторых пор, предпочтительнее стало, чтобы его называли Вольфом Калонимусом, было присвоено звание потомственного (то, есть, — с правом наследования детьми) почетного гражданина Москвы и пожалован титул Поставщика Двора Его Императорского Величества, с формулировкой: «за изделия превосходного качества, при обширном и вполне рациональном устройстве самих заведений». А это подразумевало использование на вывесках и выпускаемых изделиях государственного герба.
В 1880-х годах оборот Высоцкого оценивался в 350 тыс. рублей ежегодно. В 1898 компания «В. Высоцкий и Ко» преобразовалась в паевое товарищество с основным капиталом уже в 1,5 млн. рублей, который, впрочем, вскоре увеличивался вдвое. Стало возможным открыть филиалы, и не только в России, но и за пределами империи и вовлечь в дело собственные чаеразвесочные фабрики в Москве, Петербурге, Челябинске, Одессе, Коканде и Сретенске. Предприятия эти, к управлению которыми были привлечены члены семьи Калмана-Вульфа, относились, для своего времени, к числу самых передовых и технически оснащенных. Численность работников достигала 22 тысячи человек. Рабочие и служащие были социально защищены. Компания предоставляла им общежитие, баню, медицинское обслуживание. Финансовые проблемы помогала решать ссудо-сберегательная касса. И все бы хорошо, но герой нашего повествования жил в империи, где на евреев в те времена накатилась волна кровавых погромов. Произошло это в 1881-1882 годах. Ответной реакцией на эти трагические события стала усилившаяся тяга еврейского населения к идее возращения на землю далеких предков. Во многих местах начали открываться сионистские кружки и формировались группы, составившие основу первой волны репатриации в Палестину, которая находилась тогда под властью Османской империи. Калман-Вульф начал оказывать финансовую поддержку еврейским организациям, а также представителям еврейской творческой интеллигенции, занимавшимся просветительской деятельностью среди соплеменников. Он сблизился, в частности, с писателем Ахад-ха-Амом. Далеко не всем известно, что этот талантливый литератор, публицист и философ 14 лет возглавлял отделение чайной фирмы Высоцкого, основанное в Лондоне. Высоцкий поддерживал журнал «ха-Шилоах», где Ахад-ха-Ам был редактором. На Святой земле филантроп финансировал школу в Яффо, вкладывал немалые средства в другие благотворительные проекты, а в самой России перечислял крупные пожертвования Обществу по распространению просвещения между евреями, его избрали почетным членом Одесского филиала «Общества вспомоществления евреям земледелия и ремесленности в Сирии и Палестине». В 1884 году чаепромышленник участвовал в состоявшейся в польском городе Катовице конференции движения «Ховевей Цион». Главной своей задачей оно провозгласило переселение собратьев в Землю Израиля и дальнейшее их обустройство там путём развития сельского хозяйства, ремесленничества, строительства новых и поддержания старых еврейских поселений. На катовицком форуме Калман-Вульф был избран в Совет движения, а в следующем году он, в качестве представителя правления упомянутой организации, и сам совершил поездку в Палестину, подготовив затем обзор реального положения единоверцев, возрождавших Эрец-Исраэль к новой жизни. В том же году Высоцкий пожертвовал 10 тысяч рублей на создание Высшей еврейской академии. Выходило так, что российские соотечественники Высоцкого вносили вклад в осуществление сионисткой мечты каждой выпитой чашкой чая, заваренного из приобретаемых ими пачек с красочными наклейками фирмы Калонимуса и его деловых партнеров, хотя, скорее всего, и не догадывались об этом.
Благодаря природным способностям и аналитическому складу ума, Высоцкому удалось выстроить оптимальную, по количеству промежуточных звеньев, цепочку — от поставщиков и до потребителей, сделав свою компанию независимой от оптовых посредников и розничных торговцев. Обретя предпринимательскую свободу, Высоцкий стал диктовать рынку свои условия. В 1903 году основной капитал его фирмы вновь удвоился, составив 6 млн. рублей, а чистая прибыль приблизилась к 630 тыс. рублей, продолжая ежегодно увеличиваться самыми быстрыми темпами в отрасли. Фирма к этому времени контролировала 35% всего чайного рынка Российской империи, с обширными ее просторами и еще далеко не использованными потенциальными возможностями.

В год своего 80-летия, 24 мая 1904 года, Калман-Вульф, который был женат на Кейле Цвии (в девичестве – Абрамзон) ушел из жизни, когда основанное им предприятие находилось на стадии процветания. Свою паевую долю, составлявшую около 1 млн. рублей, Высоцкий завещал распределить на благотворительные нужды. Часть из этих средств — 100 тысяч рублей, по решению Совета опекунов, в который входил и Ахад ха-Ам, в 1908 году направили на основание технологического института в Хайфе. Ныне это – завоевавший заслуженный авторитет и международное признание, хайфский Технион.

У Калмана-Вульфа были три дочери – Хана Либа, Либа Мирьям, Рахель Фрейда и сын Давид, который и унаследовал фирму отца. Впоследствии называлась она уже по-другому: «Д. Высоцкий, Р. Гоц и К°». К фамилии Высоцкого на вывеске присоединилась еще одна — зятя Калмана-Вульфа, коим стал Рафаил Абрамович Гоц. В 1914 году, перед Первой мировой войной, годовой оборот компании достиг 45 миллионов рублей. Что касается Давида Высоцкого, то доподлинно известно, что к его дочери Иде сватался молодой Борис Пастернак, но получил отказ. Позднее возлюбленная поэта стала женой банкира Эммануила Леонтьевича Фельдзера. Сожалело ли потом семейство Высоцких, что отказало будущему Нобелевскому лауреату по литературе, — об этом история умалчивает. Но факт, что салон Высоцких посещало много известных людей из круга московской интеллигенции. Были среди них, разумеется, и деятели еврейской культуры, а сам Давид Высоцкий возглавил Хозяйственное правление еврейских молитвенных учреждений в Москве.

Прибыли совместного, и в то же время, — семейного предприятия утроились в период, когда в Российской империи был введен, так называемый, «сухой закон», действовавший с 19 июля 1914 года и в течение всей Первой Мировой войны. «А причем тут чай?» — резонно, вроде бы, спросит иной читатель. Отвечу по-еврейски, вопросом на вопрос: «А вам знакомо слово «чифирь»?» Так именуется напиток, получаемый вывариванием чайной заварки высокой концентрации. Это, в некотором роде, наркотической средство и стало заменой аперитива в период его искусственно созданного дефицита для множества россиян, из числа постоянных потребителей горячительных напитков. Оттого-то торговля чаем достигла, в ту пору, уровня былых продаж винно-водочных изделий. Но последующие драматические перемены в общественно-политической жизни России не могли не отразиться и на судьбе чайной империи. Внуки Калмана-Вульфа прониклись социалистическими идеями. Михаил и Абрам Гоцы вошли в число основателей партии эсеров, но после того, как произошел Октябрьский переворот, вскоре и сами оказались неугодными на родине. А славная история их фамильного бизнеса в России подошла к завершению, хотя и не сразу. Высоцкие и Гоцы вынуждены были покинуть пределы страны, где их род пустил глубокие и прочные, как это казалось, корни. Управление компании было переведено в Лондон, передислоцировавшись в государство с давними традициями чаепития. Из британской столицы были налажены развес и упаковка продукта в Варшаве, а оттуда чай, который потеряла Россия, контрабандой переправлялся туда через государственную границу. Происходило это в годы НЭПа.

Филиалы предприятия Давид Высоцкий открыл в вольном городе Данциге и в некоторых других странах Европы, помимо Польши. Главное подразделение фирмы возглавили Александр Чмерлинг и один из потомков Калмана-Вульфа Высоцкого Соломон Зайдлер. Его сын Симон в 1936 году, предчувствуя трагедию европейского еврейства, уехал в Палестину, находившуюся тогда под британским мандатом. Дальние родственники Высоцкого, остававшиеся в Восточной Европе, погибли от рук нацистов, а компания потеряла все свои европейские активы. Но родилась израильская фирма «Wissotzky Tea», — на двенадцать лет раньше самого Государства Израиль. Чайный дом «Wissotzky» был сооружен в Тель-Авиве в 1963 году. Производство чая в еврейском государстве – это все, что на сегодняшний день осталось от некогда могучей империи, чье влияние распространялось почти на весь европейский континент. Используя в Израиле самые современные технологии, продолжатели дела, которому посвятил свою жизнь Колонимус Вольф, добились того, что из производственного процесса был полностью исключен контакт рабочих рук с чайным листом, что позволяет сохранять природные вкусовые качества чая. Чайный лист доставляется из стран Восточной Африки, Индонезии и, конечно же, с родины чая — из Индии и Китая. Фирма, в ее нынешнем виде и качестве, контролирует 76% местного чайного рынка, выпуская чай более 200 наименований – от классического черного и зеленого до всевозможных оздоровительных и плодово-ягодных композиций. Помимо этого, освоено производство оливкового масла и ряда деликатесов. Товарная продукция с эмблемой «Wissotzky Tea» экспортируется в Канаду, Великобританию, Австралию, Японию, Южную Корею, Венгрию, на Украину, в США и в Россию. Так что, своего рода, возвращение чая Высоцкого туда, откуда он в позапрошлом веке начинался, состоялось.

Чайный Дом Высоцкого в Тель-Авиве

Чайный Дом Высоцкого («Wissotzky House») располагается в Тель-Авиве на людной улице Хашмонаим, став одной из достопримечательностей деловой столицы Израиля. Кроме самого чая, представленного в ярких и красочных сувенирных упаковках, в фирменном магазине предлагается широкий выбор сервировочной посуды: стеклянные, фарфоровые и чугунные чайники, чашки и кружки для горячих и прохладительных напитков (ибо чай пьют и холодным), чайные фильтры, а также дополнительные аксессуары. А дизайн чайных пачек и элегантных подарочных наборов в коробочках разрабатывается в эксклюзивных вариациях. Стоит, при этом, уточнить: чай в самом Израиле не столь распространен: немалочисленное арабское население и евреи – выходцы из восточных стран предпочитают пить кофе, и кроме того, в силу климатических условий, в гораздо большей степени, в стране потребляется минеральная вода. Но, тем не менее, поговорка «Чай не пьешь – откуда силы берешь?», которую мне неоднократно доводилось слышать в Азербайджане, а еще чаще — в Узбекистане (с той разницей, что в Средней Азии традиционно предпочтение отдается зеленому чаю), не утратила своего смысла и на исторической родине еврейского народа. Конечно, при этом, важно обладать умением правильно готовить напиток, если речь идет не о чае, расфасованном для использования в пакетики разного веса.

Современная фирма «Чай Высоцкого», существующая уже свыше полутора века, и в наши дни является «Поставщиком Двора». Но ныне – Ее Величества Королевы Великобритании.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s