ЗАТО КАК ПАДАЮТ РАКЕТЫ…

Опубликовал(а)

В оригинале, как известно, иначе: «зато мы делаем ракеты и покоряем Енисей». Но не бард Юрий Визбор, сочинивший эту песню, а время неразрывно связало полеты космических кораблей с экологией Сибири, а теперь еще и Казахстана.

Опыт потерь ничему не учит

Десятилетия освоения космического пространства Советским Союзом и Россией принесли не только прорывы в новых технологиях и в изучении далеких миров, но и загубленные территории, прежде считавшиеся хозяйственными или заповедными, а также вырождение животного и растительного мира, многочисленные человеческие жертвы. До сих пор громоздятся в тайге, на берегах рек и в огородах на Алтае тонны обломков ступеней ракет. Содержащиеся в них остатки ракетного топлива продолжают травить россиян и мешают выращивать безопасные продукты питания.

Печальный российский опыт взят на вооружение Казахстаном, недавно на правительственном уровне оговорившего условия ликвидации отработавших ступеней ракет, которые отныне взлетают с Байконура по новым траекториям — не западным — в сторону Алтая, а северным — в сторону Урала. Об этом речь впереди.

А пока актуальная хроника, которая говорит о последствиях космической безответственности Кремля. Вот подборка фактов.

За последние три года Алтайский край вошел в тройку российских лидеров по убыли населения наряду с Саратовской и Нижегородской областями: каждый из этих регионов потерял более 40 тыс.  жителей. В том числе по причине невольной причастности к космическим программам.

При этом (внимание!) к регионам с самой благополучной экологической обстановкой из числа сибирских и дальневосточных причислили Алтайский край (2 место) и Республику Алтай (3 место). Об этом объявила общественная организация «Зеленый патруль», обнародовав данные экологического рейтинга субъектов России по итогам осени 2018 года.

То есть «караул, погибаем» совмещается с «все хорошо, прекрасная маркиза».

Нет ли тут разночтения? Ничуть. Все логично. И не надо банального «умом Россию не понять». Очень даже понять, если учесть, что большинство экологических организаций, финансируемых из федерального бюджета, предоставляют Москве только те данные, которые ей предпочтительней всего получить.

Другие факты из серии «А у нас во дворе»

Самым известным пастухом в Республике Алтай считается Борис Урматов из села Кырлык. Популярность пришла к нему вовсе не по причине мясомолочных рекордов им выпасаемого стада. Известность обрушилась на него в буквальном смысле слова. Однажды рядом с его домом упал осколок ракеты-носителя «Протон-М» размером три на полтора метра, смертельно испугав и его самого и детей, которые впали в такой ступор от зрелища, что их пришлось отправлять в ближайшую больницу — требовалась помощь психологов. Борис вознамерился получить от Роскосмоса денежную компенсацию морального ущерба. Но тот, как водится, отбрехался, защищаясь ура-патриотическими формулировками, и пастух подал иск в районный суд. Речь шла о сумме от 500 тыс. до 1 млн. рублей. Поскольку дело запахло штрафными санкциями, в село Кырлык снарядили делегацию Роскосмоса. Те с пастухом встречаться не стали, а решили встретиться с глазу на глаз с шефами районной администрации.

Неизвестно, что роскосмосовцы пообещали, но взяли с местных небожителей слово призвать Урматова к порядку. Что в денежном выражении означало: 100 тыс. рублей и ни копейкой больше. Пастух, как Мишка, главный козел в его стаде, заупрямился. Тогда Роскосмос объявил его стяжателем. Дескать, такие пастухи «пытаются сколотить капитал на этих происшествиях». Когда Урматов сообщил, что ему известно про 2,5 тыс. тонн космического мусора на территории Республики Алтай, которые Роскосмос предпочитает не замечать, перекладывая утилизацию на плечи местного населения, все чиновники — и московские, и алтайские — назвали его лишенцем, поскольку, дескать, он «окончательно утратил патриотизм и гордость за страну». Пастух парировал: «Детишки мои заикаться стали, кричат во сне». Но ему ничего не помогло. Роскосмос одолеть? Легче на Луну слетать.

Зато в противоположность пастуху Урматову два охотника, оказавшись в таежном алтайском лесу, ощутили себя гражданами ведущей космической державы. Вечером, прибыв на место, они услышали неподалеку невероятный грохот. Поутру нашли в сотне метров от тропы разгонный блок ракеты «Союз». Видео, на котором изображены охотники на фоне здоровенной дуры на манер пепелаца из фильма «Кин-дза-дза», появилось в интернете и было изучено. На разгонном блоке есть надпись РКЦ «Прогресс», этот ракетно-космический центр входит в Госкорпорацию Роскосмос. В соцсетях забродили версии. В том числе и такая: это блок ракеты, запущенной с Байконура.

Космический мусор не только падает сверху. Но и пригоняется паводками, которые на Алтае не редкость. Поэтому жители пос. Мало-Угренево Бийского района не слишком удивились, когда к одному из палисадников паводковыми водами прибило корпус из углепластика около пяти метров в длину и диаметром 2 метра. Народ перепугался: мало ли чего в этом пустом корпусе было или осталось? Но местный ученый Алексей Яскин, профессор кафедры ракетных двигателей БТИ АлтГУ, советник главного конструктора ФНПЦ «Алтай», внес ясность. Во-первых, он отметил: это пустой корпус от ракетного двигателя, который мог остаться с советских времен на территории Бийского химического комбината. По его словам, маршевые заряды ряда ракет изготавливали на заводе «Полимер». Во-вторых, корпус, в котором нет топлива, опасности не представляет. Его даже можно использовать для подсобного хозяйства. Так что и не такой уж это мусор, если мозгами пораскинуть.

Вот-вот, с мозгами-то как раз напряжёнка

С одной стороны, алтайцы недаром боятся как огня гептила — компонента ракетного топлива. Сегодня любой алтайский школьник выпалит, как на духу, чем опасен гептил, который распознается за несколько десятков метров — он него разит тухлой селедкой. Он хорошо растворяется в воде и быстро впитывается в землю, делая ее сильнодействующим ядом. Поскольку гептил в 6 раз токсичнее синильной кислоты и обладает канцерогенным и мутагенным эффектом, он приравнивается Всемирной организацией здравоохранения к веществам первого класса опасности, к ряду боевых отравляющих веществ вроде зарина и фосгена. И, что страшнее всего, гептил распадается на ряд веществ, некоторые из которых еще опаснее самого гептила. Растительность, облитая гептилом, приобретает вид «вареной» зелени, после высыхания становится коричневой, в чем уже убедились алтайцы. Поскольку в почве гептил может перемещаться на большие расстояния и сохраняться очень долго, местная флора и фауна мутируют так, что некоторые экземпляры уже сейчас можно выставлять в Кунсткамере. О степени опасности говорит то, что в последние годы в районах, прилегающих к зонам падения, возросла смертность, резко подскочила кривая онкологических заболеваний.

Все это отлично известно не только жителям сел, но и ракетчикам, и ученому люду. Да только спецы продолжают повторять, что запуски ракет, использующих в качестве топлива гептил, не оказывают никакого воздействия на экосистемы регионов Сибири и Дальнего Востока, над которыми проходит трасса их полета. Потому что он … безопасен. «Мы не можем найти никакого воздействия на окружающую среду, — заявила заведующая лабораторией экологической безопасности географического факультета МГУ Татьяна Королева. — По крайней мере, такого воздействия, которое мы бы могли обнаружить на современном уровне техники (хорошая же у них техника!). Состояние почв совершенно нормальное, все показатели соответствуют всем зональным параметрам».

В этом утверждении кроются непростые вопросы. Так что же мешает ученым назвать гептил ядом — несовершенство техники и методик или указание начальства? Они утверждают о безопасности, когда перед ними данные о реальном ухудшении здоровья жителей тех регионов, над которыми летят ракеты. При этом есть земля, которая не может родить так, как делала многие века, и вода, используемая для этих целей, но, по мнению спецов, и та и другая совершенно безвредные. Почему ученые склонны приписывать размах онкологии паническим настроениям? Потому что, по их мнению, гептил полностью сгорает в атмосфере.

А все эти сообщения местных жителей об онкологии, погибшей от химических ожогов рыбе в реках, телятах с двумя головами, облысевших бурундуках — досужие россказни и страшилки. Ладно, гептил безопасен, нет его вовсе, но отработанные ступени ракет есть? Да, есть, соглашается ученый люд. Так зачем жителей вынуждают соседствовать с грудами мусора, по которым можно изучать историю отечественного освоения космического пространства, начиная с 1970-х? К чему простому люду опасаться пить воду, поскольку в верховьях рек Уймень, Пыжа, Большая и Малая Сумульта на площади 2,2 тыс. квадратных километров торчат из воды осколки ракет?

Москва не дает ответа на эти простые вопросы своим соотечественникам. Зато казахстанцы решили попробовать поставить решение проблемы на правительственный уровень.

Главное — действовать по-путински

Отныне обломки ракет-носителей будут падать на 67 тыс. гектаров в Джангельдинском районе Костанайской области Казахстана. Станет ли безопасней жить в этом регионе, неизвестно. Но, чтобы казахстанцы поменьше волновались на этот счет, им будут перечислять ежегодно по $0,5 млн. По меркам Роскосмоса сущие копейки, которых, тем не менее, лишили алтайцев.

Таким образом, меняется направление трасс с восточной на северную. Проект соглашения одобрен. В нем российская сторона безо всяких напоминаний казахстанских пастухов, охотников и других сельчан будет расчищать местность от космического мусора, одновременно проводя экологический мониторинг, и вовремя оповещая накануне стартов население, а также эвакуируя его, чтобы в огороды не падали фрагменты три на полтора метра… Поскольку регион пустынный относительно, не исключены пожары, которые Роскосмос обязуется оперативно тушить.

Пожарная фишка в числе обязательств появилась не случайно. У казахстанцев на памяти падение в июне 2017 года отделяющихся частей ракеты после пуска «Союза-2.1а», после чего степь полыхнула. Официально — в результате жары и прочих метеоусловий. Реально — в результате банального головотяпства. Оно привело к жертвам. Причем, не среди местного жезказганского люда. Погибли два водителя российской военно-промышленной корпорации «Научно-производственное объединение машиностроения», которые как раз занимались сбором упавших фрагментов. Понадобились жертвы в собственных рядах, чтобы Роскосмос понял, наконец, что в буквальном смысле слова играет с огнем.

Попутно шефы космической отрасли заверили казахстанцев, что гептил, каким бы он ни был безопасным, отныне будет заменен керосином и кислородом, так как на этом топливе летают «Союзы», заменившие «Протоны». Насколько эффективна замена, покажет время, хотя уже сейчас экологи в Казахстане утверждают, что Роскосмос не показывает результаты независимых экспертиз, так что вопрос о безвредности нового топлива до конца не прояснен. Ни для людей, выпасающих здесь овец и лошадей, ни для сайгаков, облюбовавших здешние просторы, включая заповедник.

Разумеется, когда начнутся пуски с Байконура по северному маршруту, на землю посыпятся обломки с остатками керосина. Если про гептил с «Протонов» уже все понятно, каковы будут последствия керосинового огненного дождя? Информации из Роскосмоса никакой. Минздравы РФ и Казахстана молчат. Между тем, казахстанские активисты настаивают на том, чтобы в Костанайской области регулярно проводились расширенные медицинские осмотры, и эту работу, как и лекарства больным, оплачивал Роскосмос. Об этом в соглашении не сказано.

Главное — действовать по-путински: ни за что ни в чем не признаваться. В данном случае — в том, что химическая опасность все же существует. Просто нет из Кремля указания ни обозначать ее, ни оценивать вероятный масштаб ущерба.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s