ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНАРАМА

Опубликовал(а)

ИЕГУДА АРАЗИ

В итальянском городе Ла-Специя состоялась торжественная церемония открытия мемориала в память о героической борьбе еврейских эмигрантов за право вернуться на родину и присвоения городскому порту имен Иегуды Арази и Ады Сирени. Согласитесь, не каждый день в той или иной стране отдают дань памяти еврейским героям и называют в их честь порты и улицы. Поэтому мы решили вернуться к давним событиям 1946 года и напомнить, какое место занимают в нашей истории эти мужчина и женщина.

Давид Бен-Гурион упомянул Иегуду Арази в числе четырех человек — главных добытчиков оружия для молодого еврейского государства, без которых (и которого) оно бы просто не выстояло. Уроженец Лодзи, прибывший в Палестину подростком, в начале 1930-х годов Иегуда Арази по настоянию главы «Хаганы» Элиягу Голомба поступает на службу в британскую полицию и начинает быстро продвигаться по карьерной лестнице. Среди прочего, он вел следствие по делу об убийстве Арлозорова. Но главным его делом во время этой службы было… хищение оружия у британской полиции и армии и передача его в руки бойцов «Хаганы».

Самое любопытное, что виновника краж в тот период так и не обнаружили: Арази был мастером прятать концы в воду.

В 1934 году Иегуда Арази уволился из полиции и приступил к работе в компании «При Адар», которая занималась экспортом цитрусовых, и вскоре в качестве ее представителя вернулся в родную Польшу и снял квартиру в центре Варшавы. Насколько успешно он торговал цитрусовыми, неизвестно, но зато сумел договориться с командованием польской армии о закупке большой партии самого разнообразного оружия и боеприпасов, многократно усиливших боевую мощь «Хаганы» и позволивших ей создать боевые роты ПАЛМАХ.

С началом Второй мировой войны Иегуда Арази вернулся в Палестину, в 1940 году стал офицером британской армии, ответственным за связи с руководством еврейского ишува. В это время он начинает грузовиками вывозить оружие со складов британской армии и зарывать их в землю в районе Реховота. А на месте схрона организовал прачечную для английских офицеров. Массовые хищения оружия со складов британцев вскрылись только в 1943 году (Арази щедро оплачивал молчание кладовщиков). Британцы пришли в бешенство, обвинили Иегуду в нарушении присяги и хищениях в особо крупных размерах и приговорили к смертной казни. Но приговор был вынесен заочно — Арази успел скрыться. За его голову пообещали крупную награду, его искали по всей Палестине, а он все это время находился под самым носом у британцев, активно участвуя в деятельности «Хаганы».

В 1945 году руководство еврейского ишува переправило Иегуду Арази в Италию, присвоив ему боевую кличку Алон и поручив наладить переправку евреев в Эрец-Исраэль (так называемая «Алия Бет»). За время работы в Италии Арази помог переправиться на историческую родину 26 тысячам евреев. Почти все они были жертвами Катастрофы и доставлялись к итальянским берегам из лагерей для перемещенных лиц.

В 1946 году Арази стал работать в тесной связи с Адой Сирени — женой его друга Энцо Сирени. Тогда же и началась история, которая навечно сделала Иегуду и Аду героями в глазах жителей города Ла-Специя.

Как известно, англичане всячески препятствовали еврейской эмиграции в Эрец-Исраэль — мешали судам с «еврейскими беженцами» (как называло жертв Катастрофы руководство ишува) выйти в море, перехватывали их в море и буксировали в ближайшие порты. Если же судну с эмигрантами все же удавалось добраться до Атлита, пассажиров на полгода помещали в лагерь для нелегалов и за это время решали, что с ними делать дальше. Часть под давлением руководства ишува получали сертификаты на жительство в Палестине, других могли отправить на Кипр, а то и куда подальше. Все это не афишировалось, ни одна газета не писала о том, что евреев, выживших в концлагерном аду, не пускают на родную землю и превращают в вечных скитальцев: мир пребывал по данному поводу в полном неведении.

В начале апреля 1946 года Иегуда Арази и Ада Сирени подготовили два корабля, чтобы нелегально доставить в Палестину 1014 евреев из разных стран Европы. Увы, неприятности начались уже на стадии посадки: кто-то сообщил итальянской полиции, что суда предназначены для бегства… бывших нацистских преступников. Примчавшиеся на берег десятки карабинеров потребовали от всех предъявить документы. Иегуда Арази стал объяснять, что произошла чудовищная ошибка, и предложил отъезжающим вместо документов обнажить и вытянуть руки, чтобы итальянцы увидели вытравленные на них лагерные номера.

С итальянской полицией вроде бы все уладилось, но Арази понял, что неприятности только начинаются. Он стоял на берегу, наблюдая за подготовкой судов к отплытию, когда к ним со всех сторон подплыли британские военные катера и оттуда прокричали в репродуктор, что рейс отменяется, и пассажиры должны спуститься на берег. На кораблях началась паника, но Иегуда Арази подплыл к одному из них на лодке, убедил английского офицера в том, что на борту находится его супруга, и тот разрешил ему подняться по веревочной лестнице. Оказавшись на борту, Арази распорядился не подчиняться ультиматуму англичан и оставаться на местах. Так началась блокада судов, которая продолжалась почти два месяца.

Весть о задержке англичанами двух судов с бывшими узниками нацистских концлагерей мгновенно распространилась по Ла-Специи, и местные жители стали организовывать демонстрации, требуя, чтобы англичане позволили евреям уехать или хотя бы передали им собранные горожанами продукты. На столь массовую и горячую поддержку горожанами еврейских беженцев обратили внимание ведущие итальянские СМИ, и вскоре в Ла-Специи появились журналисты. Арази быстро наладил с ними связь и регулярно передавал сообщения о происходящем на кораблях с помощью «бутылочной почты». Вскоре публикации о событиях в Ла-Специи появились в американской и европейской прессе — так мир впервые узнал о том, что творят британцы с евреями, мечтающими пропасть в Эрец-Исраэль. Англия впервые оказалась под необычайно жестким прессом общественного мнения, и в Лондоне поняли, что ситуацию надо как-то разруливать.

В Иерусалиме тоже с напряжением следили за происходящим, опасаясь, что после столь громкого международного скандала британцы окончательно захлопнут окошко еврейской эмиграции в Палестину, даже через Атлит. Иегуде Арази отправили радиограмму с требованием попытаться договориться с британцами о компромиссе – например, половина евреев сойдет на берег, а остальные продолжат путь в Палестину. Но Арази неожиданно отказался выполнять приказ, заявив, что раз они все поднялись на борт, то и все до единого прибудут к берегам Эрец-Исраэль — или умрут на кораблях.

Это была отнюдь не пустая угроза: сразу после окончания Песаха Иегуда Арази и все 1014 пассажиров объявили бессрочную голодовку, о чем мгновенно рассказали все ведущие газеты планеты. Но до начала забастовки на кораблях провели пасхальный седер — один из самых легендарных седеров ХХ века. Вел его Иегуда Арази, ни на йоту не уклоняясь от традиции, но в то же время проводя недвусмысленные параллели между исходом евреев из Египта — и теперь Европы.

Группа еврейских перемещенных лиц на пристани в порту Ла-Специя, где они ждут разрешения отплыть в Палестину

Голодовка продолжалась, состояние голодающих день ото дня ухудшалось, демонстрации на берегу продолжались, сообщения из Ла-Специи переместились на первые полосы газеты — и англичане, наконец, сломались: согласились выпустить корабли из порта и не препятствовать их курсу в Палестину. Однако еле державшийся на ногах Иегуда Арази решил, что теперь его время ставить ультиматум. Он заявил, что это недостаточно, и потребовал, чтобы всем 1014 пассажирам уже здесь, в Ла-Специи, выдали сертификаты на жительство в Палестине, дабы их не мариновали в лагере для интернированных. Это требование после некоторых споров было выполнено. И в начале июня 1946 года оба судна под приветственные крики толпы отчалили от берегов Ла-Специи, чтобы через несколько дней под звуки «а-Тиквы» войти в порт Хайфы.

— Это был, безусловно, огромный прорыв, — говорит сотрудница Музея нелегальной алии в Атлите Яэль Кайфман. — Впервые жертвы Катастрофы прибывали в Эрец-Исраэль не как нелегалы, а на законном основании, с уже готовыми сертификатами на руках. Впервые они не причаливали к берегам Атлита, а въезжали в страну через ее главные морские ворота. После этого англичане — правда, на недолгое время — перестали препятствовать еврейской эмиграции. Но даже тогда, когда они возобновили прежнюю политику, стало ясно, что правила игры изменились.

Любопытно, что в Ла-Специи память об этих событиях хранилась многие десятилетия, там всегда с восхищением говорили об Иегуде Арази и Аде Сирени, а в 2016 году торжественно отметили 60-ю годовщину тех событий. Теперь эта дата отмечается в Ла-Специи ежегодно, и муниципалитет, как уже было отмечено, даже решил установить мемориал памяти мужества еврейских эмигрантов и назвать городской порт в честь их лидеров.

На церемонии открытия мемориала присутствовали представители МИДа Израиля и Еврейского агентства, а также внуки Иегуды Арази, Ады Сирени и пассажиров тех двух кораблей — «Дов Оз» и «Элиягу Голомб». Многие из них выросли на рассказах дедушек и бабушек о событиях июня 1946 года.

— По сути, история «Эксодуса» началась там, в Ла-Специи, — сказала внучка Иегуды Арази Орли Бах. — Автор «Эксодуса» Леон Юрис на протяжении многих дней интервьюировал деда, и именно он лег в основу образа Ари Бен-Кнаана. «Это такая огромная история, в ней столько замечательных типажей, что для того чтобы ее рассказать, мне не остается ничего другого, как собрать их все в несколько архетипов», — сказал Юрис деду.

…Знаете, о чем, в основном, говорили и спорили между собой израильтяне, приглашенные на церемонию в Ла-Специю? О том, что побудило тогда итальянцев выразить такую солидарность с евреями. В итоге сошлись во мнении, что для них это было своеобразным очищением, избавлением от ярлыка фашистов, потому-то это событие так задержалось в их памяти и стало неотъемлемой частью истории города.

* * *

Думается, читателей интересует, как сложилась судьба героев этой истории дальше.

После окончания Войны за Независимость они занялись политикой и не потребовали для себя никаких государственных постов. Иегуда Арази вместе с Марицио Вителлой и Адой Сирени занялся туристическим бизнесом. Вместе они основали отель «Рамат-Авив», а затем и Школу по управлению гостиницами. На общественном поприще Арази участвовал в создании дома-музея Элиягу Голомба.

В 1959-м на 51-м году жизни Иегуда Арази скончался от рака, оставив после себя дочь Рут и сына Дана, у обоих уже есть внуки и правнуки. Ада Сирени ушла из жизни в 1997 году.

Любопытно, что в 1973 году брат Иегуды, Тувья Арази, разбирая архив покойного, наткнулся на целый ящик с материалами расследования по делу об убийстве Арлозорова. Тувья поспешил опубликовать часть найденных материалов, а позже на вечере памяти Абы Ахимеира принес извинения его семье и всему ревизионистскому движению за ложные обвинения, которые были выдвинуты в их адрес.

Вот, пожалуй, и все. Будете проходить в каком-нибудь городе по улице Иегуды Арази или Ады Сирени, обязательно вспомните о двух этих наших замечательных соплеменниках.

ПАРТИЯ КАМА

В предвыборной суматохе многие не заметили рождения новой партии КАМА, название которой представляет собой аббревиатуру слов «Кидум маамад прати» («Продвижение личного статуса»). Ее создателями выступили четыре бывшие жены Даниэля Амбаша, отбывающего назначенные ему 26 лет тюрьмы за многоженство, порабощение женщин, издевательства над ними и сексуальные преступления.

Впервые в истории страны основательниц новой партии приходится называть не подлинными именами, а обозначать буквами А., Б., М. и Г. И не потому, что они не желают упоминания своих имен в СМИ (скорее, наоборот, они на этом настаивают), а по той причине, что суд наложил запрет на их публикацию. В прошлом женщины пытались опротестовать приговор, вынесенный Амбашу в БАГАЦе, но их апелляция была отвергнута.

— Мы хотели баллотироваться в Кнессет еще на прошлых выборах, но по разным причинам вынуждены были отказаться от этой идеи, — рассказывает А. — Когда же были назначены повторные выборы, мы увидели в этом знак судьбы. Теперь нас ничто не остановит. Мы боремся не только за себя, но и за весь народ. Мы — партия, которая намерена добиваться реализации неотъемлемого права человека вести тот образ жизни, который он для себя выбрал, самому распоряжаться своим телом и судьбой. Нам все равно, что про нас скажут, но уже сейчас мы чувствуем поддержку тысяч людей. Как и многие другие, мы прошли все круги ада правоохранительной системы — полицию, прокуратуру, суд. Мы знаем, как эта система ломает человека, знаем, что у рядового обывателя нет никаких шансов победить ее в рамках существующих законов. Значит, надо менять закон, а для этого мы должны прорываться в Кнессет.

У каждой из этих женщин – особая судьба, каждая прошла свой путь в полигамную семью, созданную Даниэлем Амбашем.

А., которой сейчас 37 лет, познакомилась с Амбашем и стала его третьей женой, когда ей было всего 19. С юности она не принимала традиционную семью и искала альтернативную ей ячейку общества, которую обрела в большой семье Амбаш.

46-летняя М., выросла в доме религиозных сионистов, окончила педагогический колледж, но, по ее словам, обрела себя только в качестве второй жены Даниэля Амбаша и сегодня является верной последовательницей бреславского хасидизма.

35-летняя Г. родилась и выросла в кибуце, в светской семье, и когда появилась в доме Даниэля Амбаша, у него уже было пять жен. Но она не только ни о чем не жалеет, но и тоскует по прежней     счастливой жизни с мужем.

Об этом говорит и первая жена Амбаша, 54-летняя М.: «Это был путь, который я и мои дорогие подруги совершенно осознанно и добровольно выбрали сами. И мы настаиваем на том, что сами вправе выбирать для себя, что хорошо, а что плохо».

Даниэль Амбаш

Сразу после вынесения Амбашу приговора всем шести его женам было велено расселиться по разным квартирам. Но позже четверо из них съехались и сейчас живут в одной квартире в Иерусалиме. По их словам, они неразлучные подруги на всю жизнь, которых объединяет глубокая личная привязанность друг к другу и любовь к одному мужчине. Они продолжают любить Даниэля Амбаша, несмотря на то, что со времени вынесения ему в 2013 году приговора не видели любимого — свидания с бывшими женами ему запрещены.

Зарабатывают женщины тем, что регулярно читают лекции, в ходе которых рассказывают свою историю, продают книгу и собирают пожертвования. Когда им напоминают о том, что Даниэль Амбаш был признан виновным в их порабощении, физических и сексуальных издевательствах, они наперебой возмущаются.

— Ничего подобного! — горячо говорит А. — Ему просто сшили дело, а если учесть, сколько Даниэлю лет, его, по сути, приговорили к пожизненному заключению. Но за что? За издевательства? Их не было! Он никогда не поднимал руки ни на одну из нас, ни на детей. Порабощение? Но мы все пришли в его дом и остались в нем добровольно потому, что нам там нравилось. Даниэль не обладает никакими сверхъестественными способностями и никогда не говорил, что они у него есть. То, что нас привязывало к нему, не было гипнозом или чем-то там еще, а именно любовью. А вот в решении суда мне как раз видится глубокое презрение к женщине, отношение к ней как к низшему существу, которое легко подчинить своей воле, которое не в состоянии решить, что для него хорошо, а что плохо. Очень жаль, что СМИ и правозащитники не захотели обратить внимание на этот момент.

— Но вас не смущало, что приходится делить любимого мужчину с другими женщинами? Разве вы не ревновали друг к другу?

— Разумеется, ревновали, — отвечает Г. — Но ведь мы очень сблизились, стали лучшими подругами, и это позволяло открыто говорить обо всем. А когда есть простор для откровенного разговора, очень легко перевести все в шутку. И в итоге ты понимаешь, что такие отношения не только не мешают, но и, напротив, добавляют вкус к жизни, делают интимную ее сторону куда боле острой и интересной. Каждая из нас вступала с мужем в близость по очереди, причем список очередности мы составляли вместе, приспосабливаясь к потребностям и физиологическим особенностям друг друга. В итоге у нас сложилась прекрасная счастливая семья, жившая очень насыщенной жизнью. Мы вместе вели хозяйство и ставили домашние спектакли, вместе выезжали на отдых и обсуждали прочитанные книги, мы говорили на любые темы. Мы вместе воспитывали детей. Это было счастьем и одновременно моделью новой семьи, или, точнее, возрождением той модели, которая когда-то существовала.

— Проблема заключается в том, что такая модель противоречит существующим законам и принятым нормам морали…

— Нормам морали? Десятки тысяч мужчин и женщин в Израиле состоят во внебрачных связях, некоторые мужчины имеют по несколько любовниц, и это никого не волнует, считается нормальным. Когда стало известно, что раввинатский суд лишил женщину права на квартиру за предполагаемую измену мужу, все СМИ, все израильское общество встало на ее защиту. Потому что измена мужу с его точки зрения — это нормально и морально. А вот когда несколько женщин открыто живут с одним мужчиной — это ненормально, аморально, и этого мужчину надо судить. Но мы религиозные женщины, мы верим в Тору и в то, что она предоставляет каждому человеку свободу выбора образа жизни в рамках ее законов. Мы все тщательно проверили и убедились, что наша модель семьи не нарушает законов Торы, поскольку разрешает каждому мужчине, помимо законной жены, иметь наложниц, права которых мало чем отличаются от прав жены.

— В любом случае, — добавляет Б. — ни у суда, ни у какой-либо другой инстанции нет права вмешиваться в личную жизнь человека и указывать ему, как он должен жить, если этим он никому не мешает. И именно за это минимальное право каждого гражданина страны мы боремся и надеемся, что наш голос будет услышан. Мы верим, что победим, и партия КАМА пройдет в Кнессет!

Добавим от себя: с учетом того, что сегодня происходит в израильской политике, все может быть…

АВТОБУС ПО СУББОТАМ

Мэрия Рамат-Гана решила присоединиться к инициативе мэрии Модиина и пустить по субботам автобус, который будет доставлять жителей на пляжи и к местам развлечений в Тель-Авиве. Такое же заявление сделала мэрия Холона. Значит ли это, что в Израиле происходит «тихая светская революция» и какими последствиями она может обернуться для общества?

За запуском субботних автобусов в Герцлии, Модиине, Рмата-Гане и Холоне стоит организация «Ноа тнуа». Однако есть и другие, уже давно ратующие за работу общественного транспорта по субботам – «Шабус», «15 дакот» («15 минут»), «Гам ани бэад тахбура цибурит б-шабат» («И я за общественный транспорт в субботу»), и каждая из них имеет в своем активе определенные достижения.

Активисты этих организаций утверждают, что они не изменяют статус-кво в пользу светского населения, а, скорее, возвращают его на прежнее место. По их словам, до 1991 года в Израиле не было закона о запрете на работу общественного транспорта в субботу, и данный вопрос считался в компетенции местных властей. Да и принятый в 1991 году закон жестко стал соблюдаться только в 2012 году: до этого в стране работало 164 автобусных маршрута: 92 в еврейском и 72 в нееврейском секторе. В ответ на ужесточение закона в 2014 году в Иерусалиме появилась организация «Шабус», которая взялась наладить хождение автобусов по столице за счет добровольных пожертвований граждан. На призыв о таких пожертвованиях откликнулось 3000 иерусалимцев. Сейчас основную инициативу в создании «автобусных маршрутов» перехватила «Ноа тнуа», показавшая в начале на примере Герцлии, что данная проблема может решаться организацией совместно с органами местного самоуправления.

— Речь идет о проблеме, которая уже давно нуждалась в решении, и вот такое решение вроде бы найдено, — говорит основатель и председатель «Ноа тнуа» Рои Шварц-Тихон. – В последнее время к нам обращаются с предложениями о сотрудничестве одна мэрия за другой. Сейчас, к примеру, на очереди запуск автобуса в Од а-Шароне. Интерес к идее огромен. По данным проведенного нами опроса, 73% граждан страны поддерживают идею движения транспорта по субботам, и 80% из них – в рамках предложенного нами решения. Понятно, что мы собираемся прокладывать маршруты только по районам, населенным преимущественно светским населением. Никто, к примеру, в Рамат-Гане не планирует, что субботний автобус будет ездить в районе границы с Бней-Браком. В то же время, если мы действительно хотим, чтобы общественным транспортом, как в Европе, пользовались все слои населения, в том числе и обеспеченные, то надо сделать так, чтобы этот транспорт работал в течение всей недели. Лишь в этом владельцы машин откажутся от пользования для поездок на небольшие расстояния.

Одно из преимуществ новой модели субботнего транспорта, отмечает Рои Шварц-Тихон, в ее относительной дешевизне – мобилизации пожертвований требует от мэрий минимальных вложений, и главным становится получение согласия от городского совета.

— На самом деле главное достоинство этой модели в том, что она не требует субсидий от министерства транспорта. Все решается на уровне муниципалитета, и таким образом ни у министерства, ни у правительства в целом нет права вмешаться и остановить это решение. Речь идет, в сущности, не об «общественном транспорте» в принятом смысле этого слова, а о «народном», — говорит глава Центра местной власти и мэр Модиина Хаим Бибас. – Каждый город вправе решать, нужны ли ему автобусы по субботам, и приспосабливаться под требования местных жителей. Как мэр, я должен учитывать интересы всех жителей – как религиозных, так и светских. Все они имеют право на учет их интересов. Следует понять также, что никто ничего не хочет сделать «назло религиозным», объявить им войну. В то же время я уверен, что нельзя силой навязывать соблюдение субботы. К примеру, после того, как МВД отменило принятый горсоветом Модиина закон, разрешающий работу магазинов и развлекательных центров по субботам, количество работающих в этот день в городе магазинов резко увеличилось. То есть демарш МВД вызвал только обратную реакцию.

Схожей позиции придерживаются и в мэрии Рамат-Гана.

— Рамат-Ган – город со смешанным населением, — сказал в беседе один из сотрудников муниципалитета этого города. – Немалую часть его жителей оставляют сторонники религиозного сионизма, выступающие против подобных нововведений. И все же большинство жителей Рамат-Гана хотят чувствовать себя так, будто живут в Тель-Авиве, а не в соседнем Гиват-Шмуэле, и мы не можем это игнорировать. В то же время мы щадим чувства религиозного населения, и поэтому, к примеру, назвали идущие по субботам в Тель-Авив автобусы не автобусами, а «шатлами». Да, 4 из 32 депутатов городской коалиции проголосовали против этого проекта, и это – их право. Но не думаю, что они выйдут из коалиции, так как сегодня мэрия выделяет немалые бюджеты на синагоги, организации и различные мероприятия для «вязаных кип», и представителям этой общины важно сохранить эти бюджеты. Но тогда они должны признать и право светских депутатов выделять бюджеты на нужды своих избирателей.

Впрочем, религиозные и соблюдающие традиции жители Рамат-Гана воспринимают, похоже, все происходящее по-другому.

— В городе и в стране в целом явно нарастает «светский диктат», усиливается процесс разрушения традиционных ценностей, — говорит житель Рамат-Гана Мордехай Якир. – Движение транспорта по субботам – лишь одна из сторон этого процесса, неразрывно связанная со всеми другими. Например, с той же пропагандой однополого секса, едва ли не навязывания этой сексуальной ориентации нашим детям с помощью вывешивания флагов и плакатов ЛГБТ-общины, проведения «уроков толерантности» в школах. Никто не спрашивает нас, хотим ли мы, чтобы наши дети участвовали в таких уроках и слушали, как важно пользоваться вазелином и презервативами при таких видах секса. А вспомните, что недавно произошло в Холоне: религиозную женщину не пустили в общественную СПА только потому, что она была в купальнике не того фасона, как требуется – без обнажения соответствующих частей тела. Все это в итоге приведет к еще большему обострению взаимоотношений между светскими и религиозными, и может закончиться полным расколом. Если уж дело дошло до такого, то пусть светские не удивляются, если скоро появятся бассейны, в которые будет разрешен вход женщинам только в скромных купальных костюмах, а также автобусные маршруты, пассажиры которых должны быть одеты и вести себя в соответствии с нашими представлениями о морали. Не думаю, что светским это понравится, но тогда мы напомним, что они первыми это начали…

Напомним, что на днях наряду с «парадами гордости» в том же Рамат-Гане и Иерусалиме прошли демонстрации сторонников традиционной семьи и еврейских ценностей. Права, и там, и тут их было немного – всего несколько сотен. Но, может быть, это только начало…

ЭКОНОМИКА ХАЙ-ТЕКА

Многие израильтяне, увы, плохо представляют, какими последствиями обернулись для страны две предвыборные кампании, следующие одна за другой. И дело не только и не столько в том, в какую цену обойдутся эти выборы израильскому налогоплательщику, и насколько они увеличат дыру в бюджете. Предвыборная кампания, породившая переходное правительство, де-факто привела к параличу работы во многих ведомствах и остановила продвижение целого ряда законов и проектов национального значения…

Одним из таких проектов стала флагманская программа министерства экономики по продвижению хай-тека на периферию, принятая в ноябре 2018 года. В рамках программы Управление по инновациям должно было выделить 240 млн. шекелей на создание в Галилее и Негеве Центров по исследованию и развитию хайтека, которые должны были способствовать переводу головных отделений хай-тек компаний или созданию их филиалов в периферийных населенных пунктах. Компаниям, которые смогут перенести в эти пункты 80% своей деятельности и добиться того, чтобы 60% их сотрудников были жителями периферии, были обещаны субсидии в десятки миллионов шекелей. Кроме того, генеральные подрядчики, которые готовы взяться за строительство зданий для размещения в них офисов и цехов хай-тек компаний, получили бы от государства подарок в 30 млн. шекелей.

— Вне сомнения, эта программа, рассчитанная на 20 лет, могла многое изменить в жизни Негева, — говорит глава Штаба по развитию периферии в партии МЕРЕЦ Габи Дабуш. – Сегодня ситуация в Негеве близка к катастрофе. Уровень безработицы у нас вдвое выше, чем в Центре страны; средняя зарплата – вдвое ниже; есть тенденция к закрытию предприятий, работающих в традиционных отраслях; во многих городах и поселках наблюдается отток молодежи в Центр. Я не думаю, что в этой ситуации может помочь искусственная поддержка тех же традиционных предприятий. Большая часть молодежи не хочет на них работать. Она стремится в хай-тек, и чтобы остановить ее переезд в центр нужно дать ей возможность реализовать это стремление в родном городе.

Но на самом деле программа Центр инноваций была призвана не только остановить отток еврейской молодежи из Негева, но и спасти израильский хай-тек, ситуация в котором, вопреки сложившемуся мнению, оставляет желать много лучшего.

— Не секрет, что сегодня в стране параллельно действует две экономики: экономика хай-тека и экономика всех остальных отраслей, — объясняет гендиректор Объединения хай-тек предприятий Мираб Кенан. – В хай-теке сегодня занято 10% (по данным ЦСБ, 12% — ред.) трудоспособного населения, средняя зарплата здесь более чем в два раза выше средней по стране и работники этой отрасли платят 25% всех налоговых поступлений в казну. Все это замечательно, но если вы посмотрите последние статистические данные, то увидите, что темпы роста нашего хай-тека сильно замедлились. Еще немного – и рост остановится. Это связано в первую очередь с острой нехваткой кадров, которая в настоящее время составляет свыше 10% и продолжает расти. Этот дефицит кадров и сдерживает рост. Причем в районе Тель-Авива и Хайфы кадровый потенциал практически исчерпан. Таким образом, у нас остается два выхода: либо активно привлекать гастарбайтеров, либо полагаться на собственные ресурсы. Последний вариант, понятное дело, предпочтительнее.

— И периферия может решать эту проблему?

— Думаю, да. Она уже решается – как за счет расширения соответствующих факультетов Беэр-шевского университета, так и за счет появления новых колледжей в периферийных городах; скажем, в том же Ашкелоне. Уже есть немало хай-тек компаний, которые создали свои филиалы на Юге и на Севере, организовали свою систему подготовки кадров; предложили помощь работникам в переезде на новое место жительства, как правило, со значительно более комфортными условиями проживания. Есть прямая связь между компаниями и колледжами, что позволяет вести целевую подготовку специалистов в определенных направлениях. Но новые выборы буквально выбили нас из колеи. То есть Управление инноваций продолжает работать и поддерживает все уже начатые проекты. Но его сотрудники не могут начинать реализовывать новые инициативы без санкции министра экономики и финансов, а министры, во-первых, не могут сейчас принимать какие-либо новые решения, а во-вторых, они слишком озабочены предвыборными делами, чтобы сосредоточиться на работе в министерствах.

— Затормаживание проекта по развитию хай-тека на периферии затормозило все, — утверждает адвокат Шир а-Сафри, специализирующаяся в сфере развития городов и недвижимости. – Хай-тек – это ведь не только новые рабочие места и возможность остановить отток молодежи. Хай-тек – это изменение качественного состава населения, увеличение его культурных и потребительских запросов, а значит, появление новых торговых центров, домов культуры, концертных залов, детских садов, школ с более высоким уровнем преподавания. Здесь одно цепляет за себя другое. Нельзя было останавливать главную шестеренку в этом процессе.

— Задача проста, — добавляет основатель сети OpenValley, занимающейся продвижением инноваций на периферию Офер Дубави. – Сделать так, чтобы молодежь, выросшая в периферийных городах, находила работу в хай-теке рядом с домом, затем создавала в родном городе семью и покупала недвижимость. Отсюда важность этого проекта. За последнее время мы помогли перебраться из Центра на Север 130 старт-апам. Но это – капля в море. Сказать, что я настроен оптимистично, не могу. Слишком много проблем на периферии, слишком мало там пока подготовленных или способных пройти подготовку кадров, чтобы удовлетворить хай-тек компании. Так что для реализации поставленной цели надо сделать еще очень много, и ясно, что ни за год, ни за два достигнуть ее не удастся. Понадобится десятилетие, а то и больше.

* * *

Как уже было сказано выше, выборы не только заморозили ряд важных проектов, но и приостановили продвижение многих законов. Один из таких законов – «закон об ответственности за экономическое насилие в семье», которое продвигала организация «Руах нашит», возглавляемая Тамар Шворц.

В первоначальной версии законопроект касался только женщин, ставших жертвами «экономического насилия» со стороны мужей.

— Речь не идет о том, что муж крайне скуп и не дает жене деньги на ее нужды, — объясняет Тамар Шворц. – Под «экономическим насилием» мы понимаем ситуацию, при которой мужчина взял под свой контроль всю экономическую жизнь семьи; не дает жене доступа к банковскому счету, запрещает распоряжаться заработанными ею деньгами; утаивает от нее финансовую документацию и сбережения и т.д. Цель закона – дать возможность женщине, оказавшейся в такой ситуации, подать жалобу в полицию и иск против нынешнего или бывшего супруга, чего сегодня она сделать не может, так как ни полиция, ни суды не видят предмета для разбирательства.

Когда Шворц заметили, что жертвой «экономического насилия» может быть и мужчина, она переписала текст, и в новом варианте говорится не о женщине, а «об одном из супругов».

Шворц продвигала этот законопроект сначала через министерство соцобеспечения, затем через министра по социальному равенству Гилу Гамлиэли, и в тот момент, когда он был вынесен на рассмотрение комиссии по правам женщин, и грянули выборы, а за ними и еще одни.

— Обидно, очень обидно, что мы снова упали между стульями, — говорит Тамар Шворц.

ЕСЛИ В КРАНЕ НЕТ ВОДЫ

В ближайшие 30 лет количество осадков в Израиле сократится примерно на 20% среднегодовой нормы. Об этом заявил гендиректор Управления водного хозяйства Гиора Шахам на состоявшейся конференции «Кинерет, человек и окружающая среда». Конференция была организована Управлением Кинерета и Ассоциацией населенных пунктов, расположенных вокруг озера.

По словам Шахама, он располагает прогнозом о состоянии водных ресурсов на ближайшие десятилетия, над которым долгое время работали ведущие климатологи, гидрологи, экологи и другие специалисты, и прогноз этот, увы, неутешителен для Израиля и всего Ближнего Востока.

— Несмотря на то, что минувший год был очень дождливым, его отнюдь нельзя считать поворотным, — отметил Шахам. — Имела место некая природная аномалия, вследствие которой значительная часть осадков выпала над Израилем, в то время как во всех соседних странах продолжалась засуха. У ученых нет объяснения этому феномену — не станем же мы всерьез воспринимать молитвы наших раввинов о дожде! Но специалисты сходятся в одном: аномалия носила одноразовый характер, она не повторится, и нам надлежит строить прогноз в соответствии с тем, что происходит в регионе в целом. Общий же вывод таков: дождливые периоды в ближайшие годы будут чередоваться с все более длительными засушливыми, что ведет к увеличению дефицита воды. И все это на фоне роста населения в Израиле и в регионе и увеличения потребности в воде.

Гиора Шахам подчеркнул, что Израилю предстоит в ближайшее время значительно увеличить объем поставляемой воды в Иорданию и ПА, где климатическая, и технологическая ситуация значительно хуже, чем у нас. Почему именно Израиль должен увеличивать эти поставки, особенно на фоне последних демаршей Иордании, гендиректор Управления водного хозяйства не объяснил.

Помимо прочего, на конференции отмечалось, что наблюдающееся увеличение мощности дождей при уменьшении их количества приводит к увеличению степени загрязнения поверхностных и подпочвенных новых источников, и это ставит перед гидрологами и экологами принципиально новые задачи.

Говорилось на форуме также о необходимости усовершенствования водовода, идущего от Хермона на восток, в Изреэльскую долину, и далее к Мертвому морю, а также водохранилищ этого района. Гиора Шахам не исключил о того, что придется подводить воду с запада на восток, чтобы сохранить сельское хозяйство Галилеи.

Особо отмечалось стратегическое значение для нашей страны Кинерета, который останется главным резервуаром пресной воды, если потенциальный противник вздумает нанести удар по опреснительным установкам. Поэтому, было заявлено на форуме, крайне важно поддерживать уровень воды в Кинерете на определенной отметке и при необходимости, возможно, даже подводить к нему воду из тех же опреснительных установок и артезианских скважин. Работы по созданию такого водовода уже ведутся и должны быть завершены в течение трех-четырех лет.

Прозвучавшие на конференции доклады оптимизма, безусловно, не прибавили. Но, как говорится, надеясь на лучшее, всегда стоит готовиться к худшему.

ЛЫСЕНКО БЫЛ ПРАВ

Группа ученых Тель-авивского университета во главе с доктором Керен Рехави утверждает, что им удалось доказать существование «наследственной памяти» — явления, которое до недавнего времени считалось невозможным.

В свое время страстным сторонником идеи наследственной памяти был академик Трофим Лысенко. Но его воззрения были объявлены лженаучными, и мы все учили в школе, что приобретенные признаки по наследству не передаются — генетическая информация, хранящаяся в ядре клетки, надежно защищена от потенциально опасных мутагенных воздействий окружающей среды.

Однако в последние годы исследователи предположили, что по наследству может передаваться не только «жесткий» набор защищенных от мутаций генов, но и приобретенные изменения в характере функционирования этих генов. Эти изменения, в свою очередь, меняют интенсивность синтеза кодируемых ими белков, а потому способны существенно влиять на развитие и функции живого организма.

Механизмы наследования таких генов изучались в Лаборатории экстремальной науки под руководством доктора Керен Рехави на червях-нематодах. Жизненный цикл этого червя составляет всего 3 дня, а их нервная система состоит лишь из 102 нейронов, досконально изученных биологами, что и позволяет считать нематоду идеальной моделью для изучения наследственной памяти — влияния жизненного опыта червя на мозг и поведение его потомства. Подвергая нематод различным стрессам, исследователи обнаружили, что реакция нейронов червя на эти раздражители действительно оказывает влияние на нейроны его потомства — и нашли гены, в которых происходят наследуемые изменения, которые передаются потомству, по меньшей мере, на протяжении трех поколений. Таким образом, заключают авторы исследования, нейронные процессы, определяющие реакцию организма на раздражители, могут передаваться по наследству — обучение или жизненный опыт червя способны быть восприняты потомством.

Исследование доктора Рехави не только подтвердило недавно появившиеся в науке данные о влиянии нейронных реакций родителей на поведение будущего потомства, но и впервые прояснило возможные механизмы такого наследования на уровне РНК (Рибонуклеиновая кислота). Остается открытым вопрос о существовании подобных механизмов у более высокоразвитых биологических видов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s