УЛЬТИМАТУМ ТЕГЕРАНА

Опубликовал(а)

Считанные дни отделяют Европу от кошмара, который обещает ей президент Ирана Хасан Рухани. По его мнению, спасти Старый Свет может лишь совместная акция Германии, Франции и Великобритании. Если ультиматум Тегерана не будет принят, Рухани обещает, что не станет сдерживать два потока в Европу — контрабанду наркотиков и толпы беженцев, и все это — из Афганистана.

Сигнал Тегерана Западу

Как известно, ещё 8 мая 2018 года Дональд Трамп объявил о выходе США из ядерного соглашения с Ираном (официальное название соглашения — «Совместный всеобъемлющий план действий», сокращенно СВПД). Между тем, как указывает печать ФРГ, ссылаясь на отчеты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), до последнего времени Иран продолжал выполнять условия соглашения.

Однако Иран, хотя и не выходит из СВПД, в течение 2 месяцев будет игнорировать два его пункта. Они касаются ФРГ и обладающих правом вето в ООН Китая, России, Великобритании и Франции. Об этом Рухани известил 8 мая 2019 года участников соглашения. Речь идет об обязательстве обладать не более чем 300 кг урана, обогащенного на 3,67%. Излишек, получаемый при обогащении урана на ядерной установке в Нетензе, до сих пор продавался третьим странам. Теперь Иран намерен прекратить продажу на два месяца, чем сигнализирует о том, что оставит излишек у себя. Кроме того, страна больше не будет следовать запрету оставлять более чем 130 тонн тяжелой воды, используемой в атомных реакторах. «С технической точки зрения нет никаких сомнений в том, что Иран может оставить у себя ядерные отходы, чтобы использовать их в военной сфере. Однако такой шаг означал бы явное нарушение обязательств, взятых на себя Ираном перед международным сообществом». Это мнение, которое много лет назад обнародовал Майкл Шнайдер, международный консультант по вопросам энергетической и атомной политики, лауреат альтернативной Нобелевской премии 1997 г., звучит актуально.

Ультиматум Тегерана с тревогой воспринят в мире. В ряде СМИ опубликованы сообщения о том, что Иран якобы увеличил в четыре раза темпы обогащения урана. Эксперты считают, что это — лишь первые сигналы переформатирования Тегераном своих обязательств, за которыми могут последовать либо недопущение инспекторов МАГАТЭ из страны или объявление о строительстве новых центрифуг для обогащения урана. И то и другое уже бывало. Похоже, что решение Трампа сыграло на руку Тегерану, который только ждал момента, когда он сможет «на законных основаниях» вернуться к реанимации атомной программы в рамках национального проекта, действовавшего до вступления в силу сделки в 2015 году.

Немецкий акцент

Несмотря на активное участие Германии в международных усилиях по предотвращению реализации иранской ядерной программы, она много лет продолжала оставаться одним из крупнейших торговых партнеров Ирана в ЕС.

Официальная позиция ФРГ в отношении Ирана и его ядерной программы принципиально не отличалась от позиции США, Великобритании и Франции, каждая из которых внесла свой вклад в реализацию иранской ядерной программы. С одной стороны, Берлин поддерживал курс Вашингтона, Лондона и Парижа по сдерживанию Тегерана. С другой — сохранял для крупнейших работодателей ФРГ инвестиционное поле.

Особенность Берлина угодить и противникам и защитникам санкций отмечена давно. В СМИ ФРГ встречались публикации, где указывалось: Меркель предупреждает об иранской атомной бомбе, тогда как Германия является крупнейшим партнером Ирана. Так сочеталась критика Ирана и призыв к ограничению «нашей торговой деятельности», а затем опасение, что атомная бомба ни в коем случае не должна попасть в руки людей, отрицающих Холокост.

Классическая позиция «на двух стульях», в которой оказалась ФРГ благодаря стараниям ее двух канцлеров — вначале Герхарда Шредера, а затем Ангелы Меркель, вызывала неоднозначную реакцию. Ответа от немецкого кабмина нет уже много лет, а официальный Тегеран выражает недоумение: дескать, мы немцев не звали, сами пожаловали, а откажутся — есть другие желающие.

В хоре комментариев плохо слышен один голос, к которому имеет смысл прислушаться. Это сами немецкие компании, много лет не рекламирующие свою причастность к экономическим преобразованиям в Иране, следствие которых — проект и реализация иранской ядерной программы (ИЯП), ставшей любимым детищем иранского режима. На протяжении многих лет ФРГ была для Тегерана важнейшим внешнеторговым партнером. Немцы поставляли в Иран высокотехнологичное оборудование, часть которого используется сейчас в ИЯП.

Перечень немецких предприятий, много лет вкладывавших средства в развитие Ирана, выглядит солидно. На фоне деклараций о сворачивании в последние годы торгово-экономических связей между ФРГ и Ираном следы немецкого присутствия в стране ощущаются. Об этом говорят проекты, реализованные полностью или частично при участии Siemens (оборудование для иранских электростанций, поставка локомотивных двигателей для иранских железных дорог, передача технологий для малых и средних электростанций), ThyssenKrupp (металлоконструкции), BASF и BAYER (участие в производстве химических веществ и фармацевтических препаратов на предприятиях Ирана), MAN Ferrostaal (оборудование для электростанций, производств по переработке сырой нефти), RWE (участие в проекте Nabucco в качестве шестого партнера), Leonhardt & Blumberg (перевозка ракет, автоматов и другого иранского оружия, адресованного сирийской армии или «Хезболле»). Немало сделано для продвижения ИЯП учеными и специалистами других стран Евросоюза, США и, что особенно примечательно, Израиля — как в инженерной поддержке, так и в организации системы безопасности для защиты оборудования и персонала.

Анализируя современное состояние дел, политологи ФРГ испытывают сомнения в том, что Иран и в самом деле строго выполнял обязательства по СВПД. Запад много раз убеждался: диалог с Ираном на равных невозможен ввиду тенденциозности иранских переговорщиков, применявших серии преднамеренных отвлекающих маневров. Запад в этой связи указывал на вполне вероятную деятельность в рамках так называемой «подземной империи»: ИЯП оставалась до поры до времени невидимой — в буквальном смысле слова. Речь о сооружении сложной сети туннелей и бункеров, благодаря чему удалось надежно упрятать под землю большую часть атомного комплекса Ирана. К слову сказать, в этом строительстве принимала участие немецкая компания Herrenknecht. Таким образом Ирану удавалось обеспечить свою ядерную инфраструктуру от военного нападения и до поры до времени обеспечивать скрытный характер иранской ядерной программы.

Европейские эксперты, анализируя минувшие и вероятные санкции, отмечают важную особенность. При довольно большом разбросе мнений в вопросе о применении санкций со стороны Запада сходятся в одном: Иран, много лет игнорируя международные обязательства, указывал на то, что реализует программу по созданию ядерного оружия. Санкции – с одной стороны, решение мирового сообщества, с другой стороны, еще один призыв к Ирану вообще отказаться от ИЯП, поскольку если это произойдет, обстановка в регионе Ближнего Востока да и в мире станет значительно безопаснее.

Бороться с США руками Европы

Тегеран выдвигает ультиматум. Но при этом настаивает на том, что доверия заслуживает. Судя по последнему отчету МАГАТЭ, Тегеран по состоянию на 19 февраля 2019 обладал всего лишь (или уже) 163,8 кг урана, обогащенного на 3,67 %, и 124,8 тонны тяжелой воды. Это дает определенную надежду на то, что Иран и по истечению 60-дневного срока будет соблюдать установленные предельные нормы.

Сейчас Рухани ссылается на пункты 26 и 36 СВПД, где указано: Иран полностью или частично прекратит выполнение обязательств в случае повторного введения санкций, и тогда комиссия, состоящая из глав МИДов стран-участниц, обсудит конфликтную ситуацию и найдет ее решение. При этом, учитывая разный вектор отношений с этими странами, Тегеран рассчитывает на поддержку России и Китая, которые не однажды использовали в Совбезе право вето. Так что ядерный шантаж Ирана рассчитан на западного зрителя.

Похоже, Рухани кажется, что тот чересчур впечатлителен и сможет оказать давление на США. ФРГ, Франция и Великобритания остаются верны ядерному соглашению, несмотря на выход США из СВПД. Но как они поведут себя в дальнейшем, сказать сложно. Тем более что, повторяем, именно эти страны заложили основы иранской ядерной программы (ИЯП).

Как известно, в 1974 г., едва была создана Организация по атомной энергии Ирана, разработавшая план строительства 23 ядерных энергоблоков, Иран закупил по два атомных реактора во Франции и ФРГ, в 1977 г. приобрел в Западной Германии еще 4 реактора. Таким образом, ФРГ стояла, образно говоря, у иранской атомной люльки и, продолжая сравнение, пела колыбельную с припевом: «Первая АЭС в Иране и на Ближнем Востоке».

На реализацию атомной программы Ирана, инициатором которой можно считать шаха Реза-Пехлеви, намечалось в течение 25 лет выделить $30 млрд., которые предназначались на оплату технической помощи Запада, в том числе немецкой. В частности, ФРГ силами специалистов концерна Kraftwerk Union (KWU) и подразделения Siemens начала строительство двух блоков АЭС в Бушере и поставила реакторы. Завершение работ было запланировано на 1982 г. Общая стоимость строительства оценивалась в $4-6 млрд. В 1980 г. ФРГ присоединилась к санкциям США против Ирана после исламской революции 1979 г., и строительство было прекращено. Руководство Siemens отказалось от проекта и потому, что иранская сторона к тому времени уже задолжала крупную сумму, а обещания, как и амбиции, в карман, как известно, не положишь. К слову сказать, за время после исламской революции режим мулл научился каким-то образом совмещать слово пророка и мечту о ядерной боеголовке. Сегодня никто из духовных авторитетов не вспоминает собственные заявления 40-летней давности о том, что атомные электростанции несовместимы с исламом.

Что бы ни предпринимали страны Запада, Тегеран во всем усматривает происки врага. Таков образ мышления Тегерана. Главная сложность в отношениях с Ираном — созданный им самим образ, из-за которого его трудно воспринимать в качестве рационального игрока, подчеркивают немцы. Смещение акцентов в умонастроениях правящей элиты Ирана особенно заметно в десятилетия, прошедшие после исламской революции 1979 г.

Для чего нужна Ирану ядерная программа?

Иран — государство, десятилетиями проводящее политику террора, оказывает поддержку террористическим организациям, как ХАМАС и «Хизбалла», дестабилизирует обстановку на Ближнем Востоке, угрожает уничтожением стране, являющейся членом ООН — Израилю. Трудно представить государство, в руках которого атомное оружие было бы более опасным.

Нынешний ультиматум Западу — его фирменный стиль. Между тем, кроме репутации Западной Европы, на кону сегодня судьба иранской нефтяной промышленности и других секторов экономики, к деятельности которых будут, по словам Трампа, применены самые жесткие санкции. Разумеется, они будут перенесены на любую страну, которая ведет торговлю с Ираном, помогая ему тем самым реализовывать ИЯП. Товары, не подпадающие под американские санкции, разрешены к экспорту в Иран. Но, опасаясь Вашингтона, банки воздерживаются проводить по ним платежи. Налицо финансовая блокада Ирана.

Очевидно, что она предпринята против разворачивания иранского комплекса по производству бомбы. В их числе:

• подземный завод в Нетензе, где получают низкообогащенный уран, необходимый для выработки электроэнергии, но являющийся в процессе дальнейшего обогащения до 80% начинкой для ядерного оружия;

• Бушер, откуда после исламской революции 1979 г вышел немецкий Kraftwerk Union (KWU) и куда пришли российские инженеры, доставившие российское ядерное топливо (октябрь 2010) и пустившие в эксплуатацию первую АЭС Ирана (сентябрь 2011);

• Исфахан с центром ядерных исследований и заводом по производству топливных стержней;

• Арак, где расположен реактор на тяжелой воде и производится плутоний для бомб;

• Тегеран с его реактором, построенным до свержения шаха с помощью США;

• Карадж, с 1990-х годов город-спутник Центра ядерных исследований.

В этом ряду — завод в Куме, который до 2009 г. вообще не декларировался Ираном, где в специальном тоннеле было подготовлено место для центрифуг для обогащения урана;

Центрифуга становится инструментом политического диктата, а высокий процент обогащения ядерного сырья помогает не замечать ущербность и положение мирового изгоя.

На этом фоне следует рассматривать установку в местечке Фордо близ Кума 3 тысяч центрифуг, с которыми 10 лет назад и поехали встречаться, что называется, лицом к лицу инспекторы МАГАТЭ. Неизвестно, по какому принципу богатый на исламские святыни город Кум был избран в качестве главного резерва по производству обогащенного урана. Примечательно другое: ислам позиционирует себя как наиболее мирная изо всех мировых религий, а город Кум, ставший в последние 80 лет важнейшим духовным центром Ирана, производит начинку для смертоносного оружия и достойные этой начинки идеи. Отсюда, из Кума, была провозглашена священная война «Великому Сатане» — Соединенным Штатам Америки.

Тегеран посчитал, что самое лучшее объявить Европе ультиматум, согласно которому в течение 60 дней должны быть защищена продажа иранской нефти и сняты санкции. Но хватит ли этих двух месяцев, чтобы выполнить требования Рухани, который угрожает ответить наркотрафиком и новой волной беженцев в Европу? То, что иранский коридор — один из самых давних для транзита героина из Гиндукуша, известно. Но то, что иранский режим может спровоцировать пропуск в Европу через свою территорию 3 млн. афганских беженцев, которых разместил у себя, — акция актуальная и тоже вполне реальная.

Все это обеспечит властям Западной Европы большую головную боль, несопоставимую с прежней, образца 2015. Главный кошмар падет на голову Ангелы Меркель, главы европейского локомотива, как именуют ФРГ. Если это случится, вероятны катастрофические сценарии, в ряду которых досрочное прекращение каденции канцлера — и это самое минимальное требование. Понятно, что угрозы из уст международного убийцы, изгоя и провокатора словесными угрозами не закончатся: Тегеран, как известно, уже пообещал производить уран с обогащением в 20%, но неизвестно, согласован ли этот шаг с МАГАТЭ. МАГАТЭ.

Евросоюз призвал США к сдержанности в отношении Ирана. Мы не хотим военной эскалации, заявил глава МИД ФРГ Хайко Мас после встречи с госсекретарем США Майком Помпео в Брюсселе 13 мая. Как и верховный представитель ЕС по внешней политике Федерика Могерини главы МИД ФРГ, Франции и Великобритании не желают появления у Ирана ядерного оружия. Поэтому намерены придерживаться условий ядерной сделки с Тегераном, до тех пор, пока тот выполняет ее условия.

Расклад такой: Ирану не следует существенно нарушать соглашение, США должны снизить опасность возможного военного конфликта, Европа, в свою очередь, должна попытаться предложить Ирану условия, которые удержали бы его от выхода из сделки. При этом Тегеран традиционно заявляет, что договоренности не нарушал. США признали Корпус стражей исламской революции террористической организацией. Впервые в истории Вашингтон наделяет таким статусом государственную вооруженную структуру. Это угрожает военной эскалацией. А ЕС, находясь меж двух огней, пытается урезонить и тех и других.

Не исключен нежелательный для ЕС вариант. К примеру, если выяснится, что Иран существенно нарушил соглашение, и у европейцев не останется возможности для маневра. Особенно если ЕС уже сейчас пошлет сигнал Вашингтону о том, что Европа не готова безоговорочно поддерживать курс Соединенных Штатов на конфронтацию. И что европейцы в рядах НАТО не поддержат военную операцию, нарушающую международное право.

Пока бесспорно одно. «Кризис вокруг соглашения по ядерной программе Ирана обостряется. Нужны дополнительные усилия, чтобы спасти это важное соглашение», подчеркивает Оливер Майер, замруководителя отдела политики в области безопасности берлинского Stiftung Wissenschaft und Politik. Он — специалист по проблемам ядерного разоружения, а также коллективного контроля над военными технологиями — признается, что меньше всего ему хотелось бы комментировать результат военного конфликта между Ираном и НАТО.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s