ЕАЭС. ЮБИЛЕЙНЫЙ САММИТ И СОМНИТЕЛЬНЫЕ ПОБЕДЫ

Опубликовал(а)

29 мая в столице Казахстана Нур-Султане по случаю пятилетия Евразийского экономического союза состоялось заседание, которое вновь озвучило до сих пор нерешенные проблемы.

Мизерный результат при колоссальных ресурсах

К очередному саммиту Евразийский экономический союз пришел с неутешительным итогом. Объем взаимной торговли товарами между 5 государствами – членами ЕАЭС (Россия, Казахстан, Беларусь, Армения, Кыргызстан) за январь – март 2019 года составил всего $13,2 млрд. И только? При огромных природных богатствах, суммарной численности населения 187 млн. человек и площади 20 млн. кв. км — первой в мире?!

Ситуация в этом мега-регионе весьма проблематична, если главными достижениями за пятилетку стали создание зоны свободной торговли (ЗСТ) с Вьетнамом, предоставление статуса страны-наблюдателя Молдавии, временное соглашение о ЗСТ с Ираном, соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем.

Что тормозит развитие ЕАЭС — отсутствие единой валюты или слабый экономический потенциал, отсутствие скоординированной хозяйственной политики или недостаточная конкурентоспособность национальных экономик, а также санкции применительно к лидеру ЕАЭС России?

Да все понемногу. Внутри ЕАЭС поддерживается постоянное возбуждение от изначально декларируемой цели — стать мостом между Европой и Китаем, частью Великого Шелкового пути в формате XXI века. Такой транспортный коридор действительно весьма привлекателен. Но только как коридор, по которому перемещается гигантский грузопоток. Ни больше, ни меньше. Вопрос, как он улучшил жизнь пяти постсоветских стран?

Говоря о том, как изменились хозяйственные связи вне и внутри ЕАЭС, самым точным словом будет такое — рушились. В 2014 году внешний торговый оборот ЕАЭС составлял $868,5 млрд., в 2015 — $579,5 млрд., в 2018 — $753,4 млрд. Показатели по внутреннему обороту также неутешительны: в 2014 году было $61,2 млрд., в 2015 — $45,4 млрд., в 2018 — $59,7 млрд. Имеется существенный дисбаланс между ввозом и вывозом товаров. В 2018 это выглядело так: экспорт товаров – $490,6 млрд., импорт – $262,8 млрд.

Если сразу после создания ЕАЭС его товарооборот на обоих направлениях по причине кризиса и санкционной войны России и Запада рухнул внутри союза на четверть, с третьими странами — на треть, то сегодня к этому приплюсовывается еще и разочарование от неэффективного управления, подмены рыночных отношений идеологическими клише.

Россия в майке лидера

Главный создатель проблем внутри ЕАЭС — Россия. Она, страдая от своего конфликта с Западом, желает, чтобы расплачивались за ее потери остальные, которые становятся заложниками этого конфликта. У того же Казахстана, к примеру, вполне стабильные отношения с Украиной и с Евросоюзом, он хочет торговать с Польшей, яблоки из которой вынужден теперь поставлять в Казахстан в обход России. Свои доводы на этот счет у Беларуси, Кыргызстана и Армении.

Москва диктует союзникам по ЕАЭС свои правила игры, постоянно ужесточая условия приема продукции от союзников так, чтобы в приоритете оказывались отечественные производители аналогичных товаров. Москва ведет постоянные войны с импортом из Беларуси (молоко, мясо, фрукты), блокирует доставку товаров из Украины и Евросоюза в Казахстан через территорию России. К примеру, введение двойного контроля грузов при въезде на ее территорию из Казахстана, когда все товары из Казахстана на границе с Россией полагалось перегружать в российские транспортные средства, что сразу повышало стоимость продукции и делало ее неконкурентоспособной.

Действия РФ по защите своего рынка ущемляют интересы участников евразийской интеграции и нарушают принцип единого рынка — свобода перемещения товаров.

Так провалилась попытка создать систему, которая препятствовала бы ведению торговых войн, главным образом, между Россией, с одной стороны, и Беларусью и Казахстаном, с другой. У Москвы есть мощное оружие — пограничный и фитосанитарный контроль, с помощью которого она бьет, как ей представляется, по врагам, которого на саммитах называет друзьями по совместному бизнесу. Она уклоняется от принятия единой формы документации по причине банальной — это помешает ей «кидать» партнеров, гипотетически предполагаемых нарушителей ею установленных правил.

Кремль считает, что достижения все же есть, имея в виду Таможенный кодекс, вступивший в силу в 2018 году. Он закрепляет приоритет электронного таможенного декларирования, дает возможность совершения таможенных операций без участия таможенных лиц, позволяет сократить сроки выпуска товаров до четырех часов. При этом имеются нетарифные препятствия — так называемые барьеры, изъятия и ограничения, которых, по состоянию на 1 мая 2019 на внутреннем рынке ЕАЭС насчитывалось 71.

Не решаются вопросы с перетоком труда и капитала, в которых каждая из 5 стран придерживается своих правил. Все зависит от того, принимающая она сторона или экспортирующая. Примечательно, что в этом аспекте самым проигрышным звеном является Россия, поскольку ее регионы как раньше испытывали дефицит рабочей силы, так и продолжают его испытывать, а в регионах с повышенной концентрацией рабочей силы происходит еще большее перенасыщение рынка труда.

Яркий пример того, как действует Москва. Принцип — наказывать за то, что сама и породила. Ставки акцизов в России одни из самых высоких в ЕАЭС. С каждым годом они растут. В итоге цены на табачную продукцию в России в два-три раза выше, чем в других странах ЕАЭС. Это подстегивает сигаретную контрабанду, в которой та же Москва винит партнеров.

Иными словами, никто больше всего не вредит России, кроме нее самой.

Казахстанско-белорусский вектор

Как устранить 71 препятствие на пути к процветанию населения стран, входящих в ЕАЭС, пытались осмыслить в столице Казахстана. Герой дня — Нурсултан Назарбаев, первый президент Казахстана, ставший почетным председателем Высшего евразийского экономического совета. Титул объясним: как пишут официальные казахстанские СМИ, ЕАЭС родился благодаря этому человеку. Саммит в Нур-Султане состоялся, поскольку, кроме пятилетия ЕАЭС, есть другая юбилейная дата: 25-летие идеи Первого Президента Казахстана — Елбасы Нурсултана Назарбаева о евразийской интеграции. Если бы, к примеру, дело происходило в Израиле, известной стране стартапов, она не вылезала бы из праздников по случаю юбилеев идей круглый год.

Елбасы (национальный лидер) подготовил к юбилеям свой подарок. Он предложил создать силами ЕАЭС компанию по строительству самолетов. По аналогии с концерном Airbus в Европейском Союзе. Если сложить производственный и технический персонал России и остальных 4 стран ЕАЭС, то может, как он думает, получиться. Хорошо, что Елбасы не уточнял конкретный вклад каждой из этих стран, для которых новая идея от Назарбаева была шоком. В том числе и потому, что три недели назад похоронили более 40 жертв катастрофы в результате аварийного приземления в Шереметьево Sukhoi Superjet, который загорелся практически на взлетной полосе. А следом случились отказы аппаратуры еще у нескольких Sukhoi Superjet — первого пассажирского самолета, разработанного после развала СССР в России и рассчитанного на 98 пассажиров и на дальность 3000 или 4600 км.

Конечно, Елбасы мечталось бы конкретней, если бы в числе ЕАЭС был Узбекистан — единственная страна в центрально азиатском регионе, у которой был полувековой опыт самолетостроения, ныне похороненный. Для Назарбаева сейчас важно другое: «Нужны проекты, объединяющие все страны-участницы». Он пунктирно обозначил сферы применения: «Нам не хватает собственных внутренних региональных самолетов, которые (летают) на короткое расстояние. Мы можем их производить. Нам не хватает авиации для сельского хозяйства, которую мы можем производить». Иными словами, в ЕАЭС есть что обсуждать до 2025 года, не считая других, еще не озвученных им инициатив. Он добавил, что хорошо бы в рамках ЕАЭС наладить производство одежды, обуви и продуктов питания.

И тут, словно предчувствуя этот момент, встрепенулся Александр Лукашенко, автор брэнда «Белоруссия — родина морепродуктов и ананасов». Он привез на саммит корзину продуктов. Нет, на этот раз не даров моря и пальм. Продовольственная корзина от Лукашенко была и в самом деле необычной. Журналисты сравнили ее с крючком о нескольких жалах, которые опытные рыболовы применяют, охотясь на особо крупную особь.

Лукашенко, собственно, и был таким рыболовом. Ловил нового президента Казахстана Касым-Жамарту Токаева. Обычно подарок лишен чека из магазина. В лукашенковской корзине цыпленок-блойлер, копченая колбаса, клюква в сахаре, сыр Ricotta от Туровского молочного комбината, шоколад «Президент», банки со сгущенкой, коробка конфет и даже упаковка хлеба, не считая того, что лежало на дне — все были с ценниками. Таков тактический ход Минска: показать, что эти национальные новинки он хоть сегодня способен поставлять Казахстану. Весь набор — за 55 белорусских рублей ($26). Токаев ахнул. То же самое в Нур-Султане стоит не менее $45. Чтобы окончательно поразить казахстанского лидера, Александр Лукашенко подарил ему раритет — уникальную карту 1520 года, когда ханства на территории современного Казахстана достигли наивысшего расцвета. Подтекст: мы желаем счастья вам, но с нашими продуктами. Президент Казахстана Касым-Жамарт Токаев также сделал подарок Лукашенко — клюшку для гольфа в роскошном футляре. До сих пор журналисты гадают, на каком предприятии Казахстана ее изготовили. Вероятно, тоже с подтекстом — не клюшкой деланные.

Словом, казахско-белорусский диалог в продовольственно-оздоровительном формате состоялся. Позвольте, но ведь это получается двухстороннее общение, а как же Москва, опять обошли ее, белокаменную.

Системные проблемы

Регулярно возникающие торговые дискуссии между Беларусью и Россией, таможенные и торговые «недоразумения» между Казахстаном и Россией, пограничные «недоразумения» между Казахстаном и Кыргызстаном, очень чувствительны для всех государств ЕАЭС. По мнению экспертов, едва заметное перемещение капитала объясняется высокой долей государства в экономике стран.

То есть в этой пятерке есть важная и всех касающаяся проблема — отсутствие цивилизованного рынка.

Другие слабые звенья относятся и к политике и к хозяйству. К примеру, авторитарный характер экономики основных стран-участниц союза, из-за чего усиливается риск потери суверенитета другими. Скорее всего, можно придать ускорение, создав единую валюту, но попытки договориться о ее создании пока безуспешны — все боятся новых проблем. Так что весьма условно влияние интеграции на национальные экономики в нынешних геополитических и экономических условиях. Особые опасения у Казахстана. В их числе для русского населения, живущего в постсоветском мире. Когда возникает всплеск девальвации в России или новых санкций против нее с последствиями для Казахстана, то начинают винить Москву с проекцией на его русское население.

Остается одно. На словах декларировать приверженность ЕАЭС, как новому хозяйственному союзу, а на деле — в формате резервной площадки, реально пользуясь плодами связей с Европой и США, а также в двухстороннем режиме. Тем более что Брюссель выстраивает новую стратегию партнерства с Центральной Азией (а это в том числе Казахстан и Киргизия, но не Россия, которая к региону не относится). Для Нур-Султана и Бишкека это явно более предпочтительные направления развития, чем с Москвой. На что она обижается, понятно.

Кто выиграл и кто проиграл в формате ЕАЭС?

Тот, кто изначально видел в ЕАЭС политический проект, а не проект экономически обоснованный и рыночно ориентированный. Москва.

Весьма пессимистичны армянские аналитики, которые не видят ни одного положительного момента вступления Армении в ЕАЭС. А все потому, что республика вступила в союз чересчур поспешно, не узнав мнения граждан. Уже есть признаки будущих последствий: со следующего года в Армению нельзя будет без дополнительных налогов ввозить автомобили из Европы, США и Японии. Если цены на эти авто увеличатся в несколько раз, то потеряют работу десятки тысяч человек. Понятно, что Москва навяжет ввоз российских машин, которые по качеству ни в какое сравнение не идут с заграничными.

В Кыргызстане в первые годы вступления в Таможенный союз фиксировалось большое количество закрывавшихся малых предприятий в агросекторе, торговле и других сферах. А выигрывали при этом бишкекские политики, имевшие бизнес, связанный со странами — членами ТС. Однако Бишкек получил и «бонусы»: улучшилось положение кыргызских трудовых мигрантов в России, что заметно по увеличению денежных переводов из России на родину и, второе, добился прямых российских инвестиций.

Понимая зависимость национальных экономик от давления Москвы, многие из стран-участниц союза «занижают» таможенные поступления. К примеру, Казахстан и Кыргызстан не раскрывают полные объемы ввозимых из Китая товаров, манипулируют статистикой санкционки, которая реэкспортируется в Россию. Значит, есть факты снижения таможенных сборов в «общий котел», который — по идее — делится между странами-участниками.

Основатели союза (Беларусь, Казахстан и Россия) — страны с дефицитом демократии и авторитарными режимами. Следовательно, ожидать, что ЕАЭС станет мощным наднациональным органом с широкими компетенциями суда, не приходится.

В числе нерешенных проблем — самая печальная: за это время не удалось достичь свободы обмена товарами и услугами. Отчетливым фоном минувшего саммита был никем не озвученный вопрос: если хозяйственные союзники получают не столько выгоду, сколько дополнительные проблемы, которые эффективней решать в рамках двусторонних отношений, зачем он нужен, Евразийский союз?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s