ЯЗЫК МОЙ — ЩИТ МОЙ?

Опубликовал(а)

Постсоветские государства, которые из-за коррупции не смогли создать рыночные экономики и жители которых спешат за заработком к западным соседям, находят опору в родном языке. И для националистов-маргиналов, и для либералов-интеллектуалов он является политическим оружием.

Защита русского мира — повод для агрессии и провокаций

Политика Кремля привела к тому, что на постсоветском пространстве русский язык воспринимается как язык агрессора, а родной язык — как щит. Первыми это поняли власти Латвии, дважды пережившей насильственное присоединение к Москве — в 1940 и в 1945, а теперь опасающейся повторения этого сценария, и Украины, недавно почувствовавшей стиль оккупанта. Разность в том, что Латвия — член НАТО, а Украина об этом мечтает.

В любом случае, русский язык — признак наличия русского мира, который Москва защищала на постсоветском пространстве: сначала в Чечне, затем Грузии и на Украине. Русский мир стал для Кремля национальной идеей и «законным» поводом для агрессии. А русскоязычный обыватель, обозленный отсутствием радикальных перемен за 28 лет в экс-СССР, воспринял это как защиту его прав и интересов, не вдаваясь в рассуждения о том, какие на самом деле цели преследует Кремль. А цели просты: ослабление национальных экономик, усиление их зависимости от Москвы и реанимация СССР в новом историческом формате.

В контексте этих планов Кремля происходящее в постсоветских республиках обретает особое значение. Недавно предпринятые законодательные инициативы по части нового статуса родного языка воспринимаются на Украине и в Латвии неоднозначно. Что понятно: родной язык — словно нож, штука обоюдоострая. Резать правду-матку сподручней, конечно, на Muttersprache, как точно обозначили значение языка немцы, — материнский, а не родной язык. Ибо только мать дает ребенку и жизнь, и язык, и сказки и песни на нем.

Украинские реалии

Советская Украина жила по устойчивому сценическому стандарту «Тарапунька и Штепсель». Была такая эстрадная парочка в лице Юрия Тимошенко и Ефима Березина, которая с начала 40-х сорок лет тешила народ забавными диалогами из уст украино- и русскоговорящего персонажей. Это, кстати, не только добавляло комизма, но и было неплохой школой для освоения того и другого языков. Политическим подтекстом выступлений Тарапуньки и Штепселя было равноправие двуязычия.

Есть что-то символическое в том, что завершение творческой карьеры Тимошенко и Березина предвосхитило крах большевизма в СССР, а начало политического восхождения комика Владимира Зеленского к президентскому креслу происходило все в том же разговорном жанре с одновременным использованием русского и украинского в программах «Квартал 95». Что тоже определенно отражает украинскую реальность: здесь говорят на суржике, причудливой смеси двух языков, именуемой в академической науке макаронической речью.

В апреле 2019 Верховная рада Украины приняла закон об украинском языке. Что это значит?

Документ определяет украинский язык как единственный государственный и официальный на территории Украины. Сторонник закона — спикер Рады Андрей Парубий — во время обсуждения назвал защиту украинского языка вопросом национальной безопасности для страны: «Язык объединяет. Где язык — там победа». Именно в наличии русскоязычных видит проблему агрессии Кремля депутат парламента Виктория Сюмар: «В 2014 году русские танки заехали туда, где был русский язык, там принимали российских военных».

Оппоненты утверждали, что такой подход и соответствующий закон продолжит раскалывать страну. Он «не про защиту украинского языка, а про запрет разговаривать на каком-либо другом языке везде, кроме бытовой сферы», — говорил депутат Александр Вилкул. Фигурально говоря, в квартире под названием «Украина» русский язык ограничивается территорией кухни, тогда как в гостиной единственно приемлемый язык — украинский.

Так или иначе, закон об украинском языке — последний документ, подписанный в ходе каденции Петра Порошенко, который шел на выборы с девизом «Вера, язык, армия».

За соблюдением закона будут строго следить специально созданные Национальная комиссия и Центр украинского языка, которые будут выдавать сертификаты на знание госязыка тем, кому он требуется для трудоустройства. А он потребуется всем, кто работает в органах власти, правоохранительной системе, в здравоохранении, культуре, образовании, спорте, обслуживании, на транспорте, а также в силовых структурах. За нарушение – штрафы, которые начнут налагать через три года после вступления закона в силу. Невыполнение требований уполномоченного по защите государственного языка будет караться суммами в зависимости от сферы применения языка — от 1700 до 11900 гривен. Обучение в школах после 4-го класса — только на госязыке. Вся информация (СМИ, Интернет, торговля, бизнес) могут иметь русскоязычный вариант.

Язык туристического и экскурсионного обслуживания на Украине — украинский. Доля украинского языка на теле- и радиоканалах должна составлять 80-90% от эфирного времени. Издание газет и журналов на иностранных языках не запрещено, однако они обязательно должны иметь украинскую версию аналогичного объема и содержания. Эти требования не распространяются на крымскотатарский, английский и официальные языки Евросоюза.

Все эти и другие требования имеют в законе четко обозначенное время для каждого: они вводятся через год, полтора, два. К примеру, через полтора года после вступления закона в силу украинский станет языком обслуживания потребителей в разных сферах на территории Украины. Это означает, что предприятия всех форм собственности — от ресторанов до интернет-магазинов — должны обслуживать клиентов на украинском языке.

Реакция Москвы и ее агентов влияния

Мнение пророссийских политиков, которых на Украине немало, однозначно: дескать, закон дискриминирует часть граждан Украины, нагнетая «антироссийскую истерию и радикальную русофобию». В Госдуме РФ восприняли документ, как удар по территориальной целостности Украины. Подобного рода заявления расшифровываются просто: мы отняли Крым, дестабилизировали ситуацию в Донбассе и Луганске, а теперь примемся за остальные регионы Украины. Почему? Потому что теперь «можно ожидать от украинских властей гонений и преследования всех, кто осмелится говорить на русском языке вне пределов своего дома». Вывод — России надо продолжить защищать русский мир.

Ситуация очень напоминает латвийскую, только, как уточнила Татьяна Жданок, лидер партии «Русский союз Латвии», украинский закон похож на латвийский, и даже хуже. По ее мнению, попытки введения на Украине официального многоязычия признаются действиями, направленными на насильственное изменение или свержение конституционного строя. А за противоправное деяние, тождественное надругательству над государственными символами Украины, русскоязычные будут наказываться по закону. Тут агенты Кремля передергивают. Да, в первоначальном варианте законопроекта речь шла о том, что попытки предоставления официального статуса любому другому языку должны рассматриваться как действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя. Однако в окончательно принятом тексте закона этого положения нет. Также в нем нет и предложения арестовывать на срок до 6 месяцев виновных в «публичном унижении или пренебрежении государственным языком».

Кремлевский вопеж вызвал и такой пункт документа, как разрешение преподавать некоторые дисциплины в государственных образовательных учреждениях по-английски или на других официальных языках ЕС. Что тоже объяснимо: Украина посылает Евросоюзу дополнительный сигнал «хотим к вам», а России — «сами знаем, с кем нам лучше». Еще проще: с кем угодно, только не с Москвой. Закон устанавливает, что через год после его публикации языком публичных научных мероприятий станет украинский или английский. Если понятней: если российский ученый захочет принять в них участие, он должен с трибуны вещать на одном из названных языков.

Оппоненты из Москвы и Риги не хотят замечать важных особенностей документа. Во-первых, государство создает сеть центров по изучению украинского языка во всех регионах, так что тот, кто прежде не имел возможности освоить или усовершенствовать госязык, теперь ее получает. Во-вторых, обучение будет бесплатным. В-третьих, претенденты на получение украинского гражданства должны будут сдать языковой экзамен.

Все это вполне вписывается в европейский стандарт, что я лично могу подтвердить на примере той же Германии.

Если учесть, что ядро электоральной поддержки Зеленского — русскоязычные регионы юго-востока Украины, понятно, как там отнеслись к закону. Он пообещал, что после вступления на пост президента будет проведен «тщательный анализ этого закона, чтобы убедиться, что в нем соблюдены все конституционные права и интересы всех граждан Украины. По результатам анализа буду реагировать в соответствии с конституционными полномочиями президента Украины и в интересах граждан».


Латвийские реалии

В Латвии 2 млн. жителей, 35% из которых русские. Среди жителей Риги почти у половины есть русские корни. Действуют 94 русские школы и 71 со смешанным обучением (латвийский и русский), где обучаются 55 тыс. детей. Это означает, что в каждой пятой школе страны используют русский язык.

Сейчас в школах меньшинств (в подавляющем большинстве русских) используется билингвальный (двуязычный) принцип. Но уже с 1 сентября этого года в классах с 1-го по 9-й доля предметов, которые преподаются на обоих языках, должна резко сократиться в пользу латышского, а к 2021/22 учебному году средняя школа (10–12-й классы) перейдет на него полностью.

Исходя из этих фактов, понятно, как в Латвии отнеслись к принятию закона, согласно которому все преподавание в школах будет вестись на латышском языке. Разумеется, пророссийские активисты не преминули заметить: видимо, именно так видят в этой стране право национальных меньшинств, в том числе русскоязычного сообщества, на обучение на родном языке, декларируемое Европейским союзом, в который входит Латвия.

Что это, если не приговор русским школам? Так заявляют оппоненты. Между тем, логика появления закона проста. Если 98% этнических латышей говорят на базовом русском, отчего для русских освоение латышского является неразрешимой проблемой?

Конституционный суд (КС) Латвии признал законным перевод гособразования на латышский язык. Надо строить единое общество на основе латышского языка, считает председатель КС Инета Зиемеле. Что в переводе на бытовой язык означает: хочешь строить будущее своей семьи в Латвии — должен стимулировать своего ребенка изучать латвийский. Другое дело, если ты рассматриваешь Латвию как стартовую площадку для последующего переезда в более благополучные страны Европы.

Руководитель Государственного центра содержания образования Гунтис Цатлакс разъясняет эту позицию: «Всей молодежи нужно обеспечить равное знание латышского языка для дальнейшей учебы и жизни в Латвии, присутствия на рынке труда. Молодежь, которая осваивает программу средней школы в школах для нацменьшинств, отстает в этом от сверстников, которые учатся в латышских школах. Понятно, что школьники, которые оканчивают школы с латышским языком обучения, в Латвии находятся в более привилегированном положении».

Речь идет о том, что нацменьшинства в стране должны стать частью латвийского общества, а его можно сформировать на основе всеобщего знания латвийского языка. Они имеют в стране свою специфику. Их называют так — неклассические. Классические были до войны, когда латыши были в абсолютном большинстве (77%). В процессе советской оккупации случилась неконтролируемая иммиграция и русификация.

Отношение русскоязычных к новому языковому формату в школах сегодня, в основном, негативное. Отзывы разные. Грустные: «Выживают русских из Латвии, чтобы уезжали».

Провокационные: «Российское государство в таких вопросах должно давить на националистические правительства прибалтийских государств всей свое мощью». Завистливые: «Сейчас у латышей в моде перфектное владение английским. Может, немецким, шведским до кучи». Обидные для титульной нации: «Латышский язык — это язык крестьянского народа. В нем практически не существует технической терминологии. Так что только с латышским языком вообще невозможно развитие страны. Правда, с помощью языка можно стать чиновником и перекладывать бумажки“.

Эти пренебрежительные оценки — результат провокационной работы Кремля. МИД России еще в 2011 году разработал концепцию «Русская школа за рубежом». Концепция, созданная по распоряжению президента России, предусматривала 4 типа русских школ за рубежом. Какой из них Лавров хотел бы видеть в Балтии, неизвестно. Но почему Россия должна определять, как должны учиться дети в Латвии, если в суверенной стране образование — прерогатива и финансирование исключительно со стороны собственного государства?..

Примечательно, что интенсивней всего обучаются латвийскому языку состоятельные российские переселенцы, которые перестали чувствовать себя уютно на родине. К примеру, после возвращения Путина на пост президента России в 2012 около 10 тыс. россиян получили гражданство Латвии. Они стали инвесторами, вложив в экономику страны (в том числе купив здесь недвижимость) не менее 70 тыс. евро. Теперь планку подняли до 250 тысяч евро, но количество переселенцев из России продолжает расти. А поскольку они здесь всерьез и надолго, то и латвийский язык изучают с особой прилежностью.

Политика взаимного уважения

Трепетное отношение к родному языку обрекает его носителя на два решения. Первое — радикальное: безусловное присвоение ему пальмы первенства среди остальных языков. Второе: считать родной язык равным среди равных. Но носитель языка — гражданин, а, стало быть, должен соблюдать законы государства, в котором живет. Гарантом Конституции является национальный лидер, президент. Видимо, он и должен своим личным примером показать отношение, как к государственному языку, так и к языкам этноменьшинств.

В этом смысле показателен рассказ Тенгиза Джибути, преподавателя права в Рижском университете имени Паула Страдиня, который в свое время проходил обучение сначала на русском, а затем и на латышском языке:

— Когда я учился в школе, мы с друзьями издавали школьную газету и напросились на интервью к тогдашнему президенту Латвии Гунтису Ульманису. Мы шли в его резиденцию в Рижском замке и не знали, что нас ждет. Он предложил нам задавать вопросы на латышском, дабы мы проявили уважение к нему как президенту Латвии. Но отвечал нам на русском, проявив уважение к нам как к молодым гражданам. Этот подход к интеграции – взаимное уважение и теплота друг к другу – и должен превалировать в государстве.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s