«ХРУСТАЛЬ»

Опубликовал(а)

Crystal Swan, Беларусь – Германия – США — Россия, 2018, 95 мин., R. Реж. Дарья Жук; в рол.: Алина Насибуллина (Веля),Иван Мулин (Степан), Юрий Борисов (Алик), Светлана Аникей (мама Вели), Илья Капанец (Костя), Вячеслав Шкалидо (Михалыч), Анастасия Гарви (Вика), Хаски (татуировщик), Анатолий Голуб (капитан милиции), Гай Кимбало (сотрудник посольства США)

Жанр. Почти приключенческая ретро-драма с социальными и криминальными мотивами, а также с сатирическим подтекстом.

Первоисточник/Персона. Фильм снят по оригинальному сценарию Д.Жук и Хельги Ландавэр, выпускницы ВГИК, эмигрировавшей в США. В основе сюжета – реальная история, которой с Дарьей поделилась ее подруга. Особенно впечатлила ошибка с номером телефона, который попал в справку, представленную в американское посольство. Из-за чего пришлось проводить время в чужой квартире. Путь сценария к реализации не был гладким. Разумеется, первым делом Дарья отправила его в Беларусь, где и происходит действие ленты. На «Беларусьфильме» поначалу не обрадовались. Да и кем для киностудии была уроженка Минска, которая еще в 1996 году в возрасте 16 лет уехала в США? Да, Дарья училась в Гарвардском и Колумбийском университетах, снимала короткометражки, полна идей и амбиций, но для Беларуси – это все не доводы. Поэтому, прождав 1,5 года, Дарья принялась искать иного финансирования. На что ушло 4 года. В фильм вложились компании и фонды из разных стран, включая совет по искусству штата Нью-Йорк. Собрав больше, чем на половину необходимых средств, приступила к съемкам. Подключившийся к процессу «Беларусьфильм» предоставил реквизит и оборудование в обмен на процент от прибыли. И, несмотря на то, что Беларусь впервые в своей истории (!) выдвинула «Хрусталь» на «Оскар», а Дарья подчеркивала свою любовь к своей бывшей родине, следующие ее творческие планы, связаны с иными странами…

Хрусталь. Тут важно отметить, что хотя фильм снят не для белорусов, но полностью понять его могут только белорусы. Такой вот парадокс, косвенно подмеченный и Жук, коей пришлось изрядно постараться, дабы понять, где и как стоит себя вести в Беларуси, дабы не загубить проект. Где черта свободы слова, за которую лучше не переходить, даже рассказывая о событиях прошлого? Например, в отношении массовых протестов. Трудно пришлось, но сложилось. На мой взгляд, большой удачей стал главный образ фильма – хрусталь. Тот, кто пожил при развитом социализме знает, что это самый идиотский из символов советского накопительства. Хрустальные изделия украшали быт, были модным подарком и призом, притом, что ни реальной ценностью, ни особой пользой не обладали. Просто были периоды, когда зарплаты повышались, а потратить с толком было не на что, вот массово покупались и эти весьма дорогие «накопители пыли». Крушение СССР резко девальвировало и хрусталь. Многие в трудную годину становились челноками и пробовали сбыть его за рубежом. Припомнилось, как где-то в середине 90-х ехал поездом до Берлина и по пути в купе подселились пожилая дама и крепкий парень, как выяснилось – ее зять. Сумку они вдвоем попытались поднять, чтобы поставить на вторую полку. Видно было, что настолько тяжело, что та может рухнуть. Спрашиваю – что там? Отвечают, что хрусталь, который выдают вместо зарплаты и есть надежда продать в Польше. К слову, перед таможней женщина достала банку со святой водой окропить сумку. И ведь повезло…

О чем речь. Как известно, продвинутая публика Беларуси встретила «Хрусталь» едва ли не в штыки. И дело не только в претензиях творческого толка. Честно говоря, мои воспоминания о начале 90-х тоже во многих деталях контрастируетс теми, что показаны в фильме. Однако, это дело индивидуальное. Мне, например, жутко не нравились дискотеки, я их воспринимал, как коллективное безумие, однако для многих они были, что свет в оконце. Иначе говоря, я принял версию Жук, как ее собственную, а не научную. Похожая ситуация сложилась и в отношении главной героини Вели. Эта, смахивающая на молодую Мадонну особа, уже обладает дипломом юриста, однако ведет себя как подросток. Меня бы и это раздражало, если бы в жизни не встречался с подобным. Тем более, что Веля, являющаяся еще и ди-джеем, хочет соответствовать представлениям о творце. И в США рвется, чтобы быть самой собой и не на кого не оглядываться. Хотя есть сомнения, что это относится только к ее любимой музыке и странному внешнему виду. Ведь Веля все время и всем подряд врет, ворует даже у отнюдь не богатой мамы, да и вообще склонна подворовывать и мухлевать. Едва ли такое где-нибудь понравится. Конечно, в представлении Вели виновата не она, а несвободная страна с ужасно раздражающей окружающей действительностью. По фильму у нее нет работы, ибо, якобы, безработица, но едва ли она хочет трудиться. Поэтому даже в голову не приходит как-то остановиться и попытаться заработать денег, чтобы хватило хотя бы на карманные расходы. Через весь фильм мотивом ряда поступков героини становится отсутствие минимальных сумм. Впрочем, а может быть именно столь отчаянные и добивались своего, не задумываясь над тем, что задуманное объективно не реально? Но, прежде чем попасть (или не попасть) в вожделенные Штаты, наша героиня оказывается в глухой провинции, где априори не любят столичных штучек, а говорят с густым белорусским акцентом. Не буду останавливаться на том, в какую историю влипает Веля, но ее антураж, как мне видится, очень хорошо передает национальный характер. Причем, ситуации таковы, что можно было слепить нечто вроде отрывной свадебной комедии «Горько». Французские или грузинские киношники в такой ситуации не удержались бы от желания устроить трагикомедию, а белорусский характер проявляется в том, чтобы просто все поведать, как есть. А тот, кто поймет над чем смеяться, то внутри себя, а то и уже после просмотра, «догонит» дозу оптимизма. Ведь иначе – на экране — едва ли не чернуха. Особенно в том, что связано с потрясающе переданным образом жениха Степана (25-летий россиянин И. Мулин). Этот парень, который «опущенным» вернулся из армии, точно передает, в чем прелесть советской системы. И тоскует по ней как урка по зоне. Это прекрасно коррелирует с темой любви постсоветских граждан к диктаторам. Впрочем, не все так безнадежно в Беларуси и это тоже отражается в фильме, пусть та изо всех сил держится за прошлое, как экранный экскурсовод в музее Великой Отечественной. Но хотя бы на детей надежда так и есть, обратите внимание.

Прочая информация. Съемки проводились в Беларуси. Сцены дискотек «Белка и стрелка» — в музее-мастерской скульптора Заира Азгура. Поселок Хрустальный и реальный завод снимались в Борисове. В саундтреке масса хитов того периода, отдельного повода для тоски по молодости. Оператор Каролина Коста. В фильме засветился ныне скандально-модный рэпер Хаски, супруг исполнительницы главной роли – тоже россиянки – 27-летней А. Насибуллиной. Муж Дарьи Жук сыграл сотрудника посольства США. Гран-при МКФ в Одессе, Тбилиси и Алма-Ате. Премии МКФ в Братиславе и Корке. Участие в МКФ в Карловых Варах, Санта-Барбаре и Милане. Премия «Ника» за лучший фильм СНГ, Грузии и Балтии, кстати, первая для Беларуси. Премия критиков «Белый слон» (Россия) за дебют.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s