ДЕНЬГИ ХОЛОКОСТА

Опубликовал(а)

Как в гитлеровских концлагерях стимулировали труд заключенных

Всемирно известный итальянский писатель еврей Примо Леви рассказывал в своих воспоминаниях 1947 года об Освенциме, о талонах, которыми «награждали лучших работников. Распределяются эти премиальные талоны нерегулярно, скудно и откровенно несправедливо, так что, в конечном счете, большая их часть, напрямую или путем махинаций, попадает в руки капо и придурков. Но, как бы там ни было, талоны на лагерном черном рынке имеют хождение денег, и их стоимость колеблется в строгом соответствии с классическими законами экономики.

Бывали моменты, когда на один премиальный талон можно было купить пайку хлеба, бывало, что и пайку с четвертью, даже пайку и одну треть. Был такой день, когда за него давали целых полторы пайки, но едва в ларьке начались перебои с махоркой, талон, лишившись обеспечения, упал в цене до четверти хлебной нормы. Случались и времена его стремительного роста, вызванные особыми обстоятельствами, в частности, например, сменой контингента женского блока, когда там появились крепкие молодые полячки. И поскольку Frauenblock можно было посетить за один премиальный талон (уголовникам и политическим, но не евреям, которые, впрочем, не страдали из-за этого ограничения), заинтересованные лица принялись их быстро и активно скупать, отчего они обесценились, но, правда, ненадолго» (Человек ли это? Перевод Е. Дмитриевой).

«Само существование денег Холокоста, — пишет на сайте Topic журналист и литератор Санти Илайджа Холли (The Hidden History of Holocaust Money. By Santi Elijah Holley), — от банкнот, печатавшихся нацистскими властями и распределявшихся в еврейских гетто, до “купонов” или “лагерных денег”, использовавшихся заключенными в концентрационных лагерях, редко когда рассматривалось исследователями этой эры». Практически круг людей, знакомых с этой темой, ограничивался маленькой общиной бывших узников, ученых, коллекционеров и музейных кураторов. Весной 2015 года, например, коллекция дензнаков стала достоянием Strassler Center for Holocaust and Genocide Studies в Clark University (Worcester, MA). Дарителем был выпускник этого университета Роберт Мессинг.

По специальности он был инженером и всю жизнь занимался компьютерами. Но истинными его увлечениями были археология и нумизматика. Первую поездку в Израиль Мессинг совершил в 1959 году и с тех пор побывал там более 30 раз, деятельно участвуя в раскопках и откапывая древние мозаики, римское стекло и еврейские монеты, отчеканенные во втором веке до н.э. при Маккавеях. Но самое поразительное для себя открытие Мессинг сделал в 2009 году на американской нумизматической выставке. «Вот я хожу вдоль рядов, здороваясь со знакомыми дилерами, — рассказывал Мессинг. – На столах разложены и банкноты, и я тоже смотрю на них. И тут я останавливаюсь, потому что вижу банкноту с надписью Koncentrationsläger Dachau. Я никогда не видел такую… И я пошел домой, и начал расследовать, и так узнал, что многие нацистские концентрационные лагеря, а также некоторые гетто имели свои деньги». На протяжении следующих лет Мессинг продолжал посещать выставки монет, принимал участие в онлайновых аукционов, изучал вебсайты других коллекционеров и так собрал небольшую коллекцию, около 20 монет и банкнот из пересыльных, трудовых и концентрационных лагерей, из гетто Лодзи и Терезиенштадта (Терезина). Удивительно, как вообще что-то уцелело, — заметая следы, гитлеровцы уничтожали не только живых свидетелей, но и бессловесных, таких как лагерные деньги.

Еще одну подобную коллекцию собрал Стив Феллер, профессор физики в Coe College, Cedar Rapids, IA. В ней уже около 200 предметов, причем приобретенных у переживших Холокост. На основе своей коллекции он написал в соавторстве книгу Silent Witnesses: Civilian Camp Money of World War II. Примерно 20 европейским концлагерям, включая Освенцим, Дахау, Вестерборк (Нидерланды) и Бухенвальд, пишет Феллер, было вменено в обязанность создание собственных дензнаков. Как и в гетто, их предназначением было создавать иллюзию нормальной жизни. Когда прибывали заключенные, то у них обычно никакой собственности уже не было, и перспектива зарабатывать деньги придавала смысл их работе. «Иногда это могло быть единственным, что напоминало им о прежней жизни», — подчеркивает Кира Шустер, куратор крупнейшей коллекции дензнаков Холокоста (1500 экспонатов) в вашингтонском The United States Holocaust Memorial Museum. Для чего же немцам понадобилось создавать эту сложную систему? Ответ, среди многих других, в книге Примо Леви: «Мне повезло: я был депортирован в Освенцим только в сорок четвертом году – уже после того как немецкие власти, учитывая все возрастающую нехватку рабочих рук, решили увеличить среднюю продолжительность жизни обреченных на уничтожение узников, ощутимо улучшив условия их существования и временно прекратив бесконтрольные убийства».

Подробное свидетельство о том, как работала лагерная денежная экономика, оставил Ханс-Гюнтер Адлер, талантливый писатель, в свое время входивший в кружок Кафки в Праге. Адлер был заключенным в Терезиенштадте (Терезине), «образцовом» городе для евреев, созданном немцами в пропагандистских целях. Соответственно «образцовой» была и система оплаты труда заключенных. Вот отрывки из его воспоминаний «Терезиенштадт 1941-1945»:

«В сентябре 1942 года было объявлено о введении в будущем “денежной экономики”. 1 января 1943 года было назначено днем, когда начнут распределяться “кроны гетто”, внутренней валюты, но банкноты не поступали в обращение до мая 1943 года. Пробный дизайн, включавший еврейские символы, сделал художник Петер Кин. Но в конечном варианте банкноты, отпечатанные, вероятно, в Берлине, изображали Моисея со скрижалями, которого уродовали кривой нос, кучерявые волосы и непривлекательные черты… Эти банкноты были разного цвета и разной величины, нарицательной стоимостью от одной до 100 крон».

Дизайн этих дензнаков дотошно редактировал Рейнхард Гейдрих, нацистский протектор Богемии и Моравии. Он потребовал от Кина, чтобы у Моисея были длинные пальцы, которые закрывали бы на скрижали надпись «Ты не должен убивать». Гейдрих и вообще был создателем гетто в Терезине – это произошло в ноябре 1941 года. «С максимальным населением в 150 тысяч человек из 35 стран, — говорит Санти Илайджа Холли, — это было крупнейшим еврейским гетто за пределами Польши, которое функционировало и как место содержания для пожилых и “знаменитых” евреев, и как транзитный лагерь… для тех, кто позже будет отправлен в лагеря смерти».

Адлер рассказывает далее, что в Терезине были введены шесть уровней платежей, отличавшихся для мужчин и женщин. Неработавшие получали пособие – это был шестой, нижний уровень. Зарплата рассчитывалась таким образом, чтобы, с одной стороны, погашать затраты на содержание работника (жилье, питание, медицинская помощь, налоги), а с другой, оставлять ему какие-то средства для покупки товаров. Для проводки платежей был создан так называемый «банк еврейского самоуправления», который начал функционировать 12 мая 1943 года. Часть денег выдавалась наличными на руки, остальные поступали на заблокированный счет в банке.

«Монетарная система Терезиенштадта, — пишет историк Цви Шталь, — была пышным фасадом, рассчитанным, чтобы понравиться Красному Кресту и прочим иностранным визитерам, посещавшим гетто. Наличие еврейского театра и концертов, спортивных соревнований и отлаженной монетарной системы было частью усилий убаюкать мировое общественное мнение, демонстрируя цивилизованную ежедневную рутину в еврейских гетто».

«Валюта гетто» играла и важную психологическую роль для их обитателей, внушая им ложное чувство безопасности. «Она удерживала людей на месте, — говорит Кэрол Мэнли, главный куратор Музея Холокоста в Хьюстоне, обладающего коллекцией в почти 500 лагерных дензнаков. – Она побуждала их думать: “Даже если мы убежим, у нас нет ни денег, ни собственности”. Они знали, что эти банкноты непригодны нигде, кроме как в лагере или гетто, в котором они находились. Это был способ обессилить сопротивление и держать их внутри».

А о том, что было внутри, мы опять читаем у Примо Леви. И это Освенцим 1944 года.

«Черный рынок работает бесперебойно. Хотя любой обмен (как и любая собственность) под строгим запретом, хотя капо и блочные старосты устраивают время от времени налеты, обращающие в дружное бегство и продавцов, и покупателей, и зевак, тем не менее ежедневно, едва колонны заключенных вернутся с работы, в северо-восточном углу лагеря (само собой разумеется, это самый дальний от поста СС угол) начинает собираться народ: летом толкутся под открытым небом, зимой — в умывальне.

Здесь с горящими глазами, открытыми ртами бродят десятки изголодавшихся людей; звериный инстинкт гонит их на толкучку, где одно только зрелище купли-продажи возбуждает у них слюноотделение, заставляет урчать их пустые желудки. Чаще всего при себе у них жалкая половина утренней хлебной пайки, которую они с неимоверными усилиями сумели сберечь до вечера, лелея мечту совершить выгодное дельце, если повезет найти простака, который не в курсе текущих котировок. Некоторые, проявляя нечеловеческое терпение, приобретают за половину пайки литр супа, отходят в сторонку, старательно вылавливают со дна редкие кусочки картошки, оставшуюся жижу снова меняют на половину хлебной пайки, пайку меняют на суп, чтобы и его в свою очередь подвергнуть денатурации, и так пока не надоест или пока какой-нибудь пострадавший не поймает их с поличным и не выведет при всех на чистую воду. Те, кто приходят на рынок продать с себя единственную рубашку, — из той же категории. Они прекрасно знают, что их ждет: рано или поздно капо заметит, что под курткой у них ничего нет, и спросит, куда подевалась рубашка. Вопрос этот чисто риторический, абсолютно формальный, он нужен только для того, чтобы завести разговор. Капо ответят, рубашку, мол, украли в умывальне. Ответ не может восприниматься всерьез, он тоже предусмотрен правилами игры, ведь и дураку понятно, что из ста оставшихся без рубашек девяносто девять продали их сами от голода, хотя не могли не знать об ответственности за расхищение лагерной собственности. Капо изобьет их, выдаст другие рубашки, и рано или поздно все повторится сначала».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s