ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНАРАМА

Опубликовал(а)

ВЕДЬ ЭТО — НАШИ ГОРЫ…

Начав просмотр видеозаписи момента подписания Дональдом Трампом указа о признании Соединенными Штатами суверенитета Израиля над Голанами, я сначала не поверил своим глазам и открутил запись к началу. Но повторный просмотр не оставил сомнений: в момент, когда Трамп подписывал указ, Биньямин Нетаниягу прослезился.

За ним, улыбаясь, стояли Джаред Кушнер, Майкл Помпео и другие члены команды президента, но Нетаниягу, один из самых опытных и прожженных в мире политиков, не смог сдержать слез.

Его речь отнюдь не была столь гладкой, как обычно; он несколько раз возвращался к одному и тому же тезису, но было видно, что премьер говорит от души, и каждое слово било в точку.

К сожалению, Нетаниягу лишь мельком обмолвился о том, что Голаны — это исторические земли еврейского народа, и чтобы убедиться в этом, достаточно просто заглянуть в ТАНАХ (позже, делая заявление перед вылетом из США, премьер исправил эту оплошность, напомнив о найденных на Голанах останках древних синагог). Вместо экскурсов в историю он предпочел сосредоточиться на стратегическом значении высот, напомнить, что они перешли под контроль Израиля в результате победы в Шестидневной войне. Спустя шесть лет благодаря позициям на Голанах удалось отбить очередную сирийскую агрессию и не допустить врага вглубь страны.

Нетаниягу говорил о том, что сегодня, когда Иран стоит у самых границ Израиля, а Сирия может вернуться к агрессивной политике, стратегическое значение Голан для выживания еврейского государства только увеличилось.

«На протяжении новейшей истории США всегда были большим другом Израиля, но вы, вне сомнения, являетесь самым большим другом нашей страны за все эти десятилетия, — сказал Нетаниягу, обращаясь к президенту Трампу. — Принятое вами решение ставит вас в один ряд с такими великими мировыми деятелями, как царь Персии Кир, лорд Бальфур и президент Трумен. Еврейский народ помнит и чтит то, что сделали для него эти люди. Теперь к этому списку добавилось и имя президента Трампа.

У нас есть выражение: «Народ с Голанами». Теперь мы можем сказать, что есть два народа с Голанами — народ Израиля и народ США», — сказал Нетаниягу, заодно еще раз поблагодарив президента США за перенос посольства в Иерусалим и поддержку его позиции по Ирану.

В заключительной части речи израильский гость напомнил президенту о том, что привез ему в подарок прекрасное вино с Голанских высот.

«Я знаю, что вы не большой любитель и знаток вина, но думаю, ваше окружение с удовольствием его отведает и оценит. Надеюсь, этот подарок не станет поводом для еще одного расследования», — с улыбкой закончил Нетаниягу.

Остается также надеяться, что полицейское расследование не будет возбуждено и в связи с тем, что Нетаниягу не взял у президента в качестве сувенира ручку, которой тот подписывал исторический документ.

Значение события, которое произошло 25 марта в Вашингтоне, поистине трудно переоценить, и историки, безусловно, еще не раз будут возвращаться к этому дню и цитировать указ Д. Трампа. Возможно, если бы это произошло при другом премьере и в иное время, сообщение об этом было бы вынесено на первые полосы газет, а несколько страниц отданы под репортажи из Белого дома и комментарии. Но утром 26 марта большинство израильских СМИ предпочли сосредоточиться на событиях, разворачивающихся вокруг сектора Газы…

Это, несомненно, был один из самых успешных и трудных визитов главы правительства в Вашингтон. Он проходил на фоне новых ракетных обстрелов из Газы, резкой эскалации ситуации, требовавшей от Нетаниягу немедленного принятия решений. Он отметил это в своей речи в Белом доме, подчеркнув, что Израиль не станет терпеть подобные действия террористов. Но вот как именно не станет терпеть, ни слова сказано не было.

Поначалу Нетаниягу собирался значительно сократить визит и уже вечером 25 марта вылететь в Израиль, но в итоге предпочел держать связь с руководством системы безопасности в режиме онлайн из Вашингтона.

Просматривая свежие американские, британские и российские масс-медиа, понимаешь, что у мировых СМИ явно другие предпочтения, чем у израильских. Они как раз предпочли почти не заметить обстрела израильских городов, но сосредоточились именно на указе Трампа, который с точки зрения руководства ООН, официального Дамаска, Анкары, Тегерана и всех прочих является «совершенно неприемлемым», «нарушающим международные нормы» и т.д. Сирия уже потребовала экстренного созыва Совета безопасности ООН в связи с решением Дональда Трампа, а лидер «Хизбаллы» Хасан Насралла заявил, что еще немного и Трамп признает право Израиля на Иудею и Шомрон, и последние события доказывают, что «освободить» Голаны можно только силой.

К этому хору голосов присоединилась и Москва, явно игнорируя факт недавней аннексии Крыма. Точнее, в Москве считают, что эти две вещи несопоставимы — ведь Крым был присоединен на основе референдума, то есть выражения воли его жителей.

В ответ заметим, что при желании можно провести аналогичный референдум и среди жителей Голанских высот, мнение большинства которых предсказать нетрудно. Аргумент о том, что еврейское население Голан является «пришлым», а в Крыму голосовали «коренные жители», отбивается легко: коренным населением Крыма являются изгнанные оттуда в свое время крымские татары, а значительную часть его нынешнего населения составляют семьи осевших здесь бывших военных моряков, в основном, уроженцев различных областей России.

Но это — так, к слову.

Чрезвычайно показательно, что руководство ЕС осудило новый указ Дональда Трампа, но при этом отказалось осудить «оккупацию Израилем Голанских высот». В прокремлевских СМИ России Голанские высоты неожиданно стали называть не «оккупированными», а «спорными» территориями». Большинство же стран вообще явно не спешат высказать свою позицию по данному поводу, и не исключено, что вскоре начнется тот же процесс, что и после объявления о переносе посольства США в Иерусалим: одна страна за другой начнут признавать неотъемлемое право Израиля на Голаны.

Как говорил в таких случаях Великий комбинатор, «лед тронулся, господа присяжные заседатели», ну а что будет дальше — покажет история…

26 марта Биньямин Нетаниягу вернулся в Израиль, и выступил перед участниками конференции AIPAC в режиме видеоконференции.

В ходе выступления премьер подчеркнул, что «Израиль поддерживают обе партии — и демократы, и республиканцы», а также напомнил «о попытках некоторых сил в США дискредитировать AIPAC и оторвать США от Израиля, имея в виду нападки на произраильское лобби со стороны конгрессмена от Демократической партии Ильхан Омар.

 «Я хочу сказать здесь всем антисемитам, — сказал Нетаниягу, упомянув Иран, Хизбаллу, «некоторых британских и американских политиков», неонацистов из Шарлоттсвила и Питтсбурга. — Еврейский народ не сдастся. Мы стоим, боремся и победим».

* * *

Лидер блока «Кахоль-лаван» Бени Ганц выступил в США на конференции AIPAC, сосредоточившись на эскалации ситуации на юге Израиля и противостоянии иранской угрозе.

«Наши враги живут клокочущей ненавистью к нам. Мы живем, чтобы строить лучшее будущее. Те, кто верит в жизнь, всегда сильнее тех, кто верит в смерть. И вам, лидеры ХАМАСа, этого не изменить», — сказал кандидат в премьер-министры Израиля, по сути, вновь слово в слово повторив давнее высказывание Биньямина Нетаниягу.

«Иранскому режиму я заявляю: мы не позволим вам укрепиться в Сирии, мы не позволим вам вести ядерные разработки. Иранцы знают меня — и не только по мобильному телефону. Мы не дадим Ирану стать региональной державой и готовы задействовать для этого силу», — продолжил Ганц.

Далее он сообщил, что готов к миру и переговорам со здравомыслящими арабскими лидерами.

ПРОДЛЕННЫЙ УЧЕБНЫЙ ДЕНЬ

В канун выборов на повестку дня общества обычно поднимаются старые нерешенные проблемы. Форум родительских комитетов поселков Израиля запросил лидеров разных партий о том, что они думают по поводу продвижения закона об обязательном продленном учебном дне.

Закон этот, обязывающий все школы страны работать, как минимум до 16.00, был принят при непосредственном участии Биньямина Нетаниягу еще в первую его каденцию на посту премьера в 1997 году, и должен был вступить в силу в 2000. Целью закона было объявлено «повышение уровня образования и расширения знания школьников с учетом требований современного общества».

Но, как известно, в 1999 Нетаниягу выборы проиграл, и из-за бюджетных трудностей новое правительство отложило реализацию закона на неопределенное время. В 2007 году о нем неожиданно вспомнила министр просвещения Юли Тамир («Авода») и провела в кнессете поправку, распространив закон и на старшие группы детских садов.

Но с тех пор реализация закона, что называется, повисла в воздухе. Сегодня он охватывает 262 078 учеников начальных школ и 38 524 дошкольников. В большинстве случаев речь идет о продленном учебном дне до 14.45 часов. При этом в арабском и друзском секторах ситуация с реализацией закона обстоит куда лучше, чем в еврейском. Согласно планам Минфина, в полном объеме закон будет реализован не ранее 2023 года.

В последние годы Минпрос и Минфин, не имея бюджетных возможностей ввести полный продленный день, предложили систему субсидированных групп продленного дня. Такие группы стали действовать во многих детских садах и школах, и стоимость их услуг была снижена до 540 шекелей в месяц. Однако в Форуме родительских комитетов считают, что это – не выход.

— Начнем с того, что для малообеспеченных многодетных семей, которых немало среди жителей периферийных городов, 540 шекелей в месяц на ребенка – это тоже непомерно большая сумма, в то время как закон требует, чтобы продленный учебный день в школах и детских садах был бесплатным, — говорят активисты Форума. – Во-вторых, группы продленного дня не имеют никакого отношения к образованию. Их работники просто ищут чем занять детей на несколько часов, выполняя роль нянек, а не педагогов.

Гендиректор «Лобби женщин Израиля» адвокат Михаль Гира-Маргалиот считает, что роль данного закона отнюдь не ограничивается образованием.

«Одной из основных задач закона о продленном учебном дне было вовлечь женщин на рынок труда, — поясняет она. – Да, это верно: доля женщин, имеющих постоянную работу, у нас заметно выше, чем в среднем по странам OECD, но ситуация все еще далека от идеала. Кроме того, не следует забывать, что из-за того, что учеба в школе и работа детских садов заканчиваются слишком рано, многие женщины вынуждены работать на неполную ставку».

Любопытно, что специалисты в области образования отнюдь не спешат присоединиться к требованию как можно скорее распространить закон на все учебные заведения. Более того – некоторые из них крайне отрицательно относятся к его обязательному характеру.

«Лично я ничего плохого в слове «нянька» не вижу, — заявил профессор психологии Хайфского университета Офра Майзельс. – Претензии по поводу того, что в группах продленного дня не продолжается учебный процесс, кажутся мне совершенно не обоснованными. На самом деле ни дети школьного возраста, ни, тем более, дошкольники не в состоянии учиться в течение всего дня. Им необходим отдых, смена деятельности, и в этом смысле именно группа продленного дня, а не учебный класс – лучшее решение. Другое дело, что в группах детьми можно заниматься по-разному. Можно усадить смотреть телевизор, а можно занять увлекательными развивающими и расширяющими кругозор играми. Но это уже другой аспект проблемы. Нам необходимы качественные кадры воспитателей таких групп, но взять их негде. А откуда возьмутся кадры для реализации такого закона в полном объеме, вы подумали? Сколько женщин захотят работать до пяти часов вечера (ведь после детей надо еще все убрать, а это – тоже время)?!».

Преподаватель педагогики в колледже «Ораним» Гилель Уорман обращает внимание на то, что те семьи, у которых есть возможность забирать детей сразу из детского сада или школы и дальше заниматься их развитием самостоятельно, с удовольствием это делают. Навязать им обязательный продленный учебный день, с его точки зрения, было бы ошибкой.

Словом, как в любой проблеме здесь есть свои «за» и «против».

Но Форум родительских комитетов не собирается сдаваться, и пробует получить от политиков, как правого, так и левого лагеря гарантии, что закон будет реализован уже в 2020 году.

Гарантии политики, конечно, дать могут. Но с учетом непредсказуемости исхода выборов не факт, что смогут их выполнить. Даже если захотят.

ЧЕЛОВЕК ИЗ СВЕТА И ТЕНИ


Рафи Эйтан

В возрасте 92 лет в тель-авивской больнице «Ихилов» скончался Рафи Эйтан по прозвищу «Вонючка», которого часто называли самой противоречивой фигурой в истории израильских спецслужб. В его биографии было немало ярких, героических страниц, но и немало провалов, а также поступков, которые, по мнению многих, отнюдь не делали ему чести. Но мы еще очень долго не будем знать всех подробностей этой биографии, и ему еще только предстоит предстать перед судом истории.

Рафи Гентман (фамилию Эйтан он взял в школе) родился 23 ноября 1926 года в киббуце Эйн-Харод в семье, которая в 1923 году сумела вырваться из Советской России. Когда ему было три года, Рафи переехал с родителями в а-Шарон, который был тогда небольшим сельскохозяйственным мошавом. В 17 лет Рафи становится бойцом ПАЛЬМАХа – ударных боевых отрядов Хаганы, и в этом качестве принимает участие в прорыве в лагерь нелегальных еврейских иммигрантов в Атлите, операции «Ночь взорванных мостов», а также во взрыве британской радарной станции на горе Кармель.

Чтобы заложить взрывчатку под станцию, ему пришлось долго пробираться по канализационным трубам, из-за чего еще несколько недель от него, несмотря на все попытки отмыться, от него шел ужасающий запах. Именно тогда, согласно распространенной легенде, он и получил свою боевую кличку «Вонючка».

Впрочем, сам Эйтан эту легенду категорически опровергал. По его словам, во время учебы в сельскохозяйственной школе киббуца Гиват а-Шлоша он делил одну комнату с Рехаваамом Зеэви. Зеэви долго не мог понять, отчего в их комнате неприятно пахнет, и, в конце концов, обнаружил источник запаха – грязные носки Эйтана.

«Рафи – вонючка!» — объявил он, подняв носки с пола двумя пальцами. Эйтан посмотрел на Зеэви, который был в те годы настолько худым, что казался прозрачным и огрызнулся в ответ: «А ты – Ганди!». Так с тех пор и пошло: Рафи Эйтана называли «Вонючкой», а Зеэви стали звать Ганди. Так это или нет, сегодня уже никто не подтвердит и не опровергнет.

В 1946 году Рафи Эйтан принял участие в ликвидации двух лидеров немецкой общины темплеров, выражавших в годы Второй мировой войны солидарность с Гитлером.

Спустя два года, в ходе одного из боев Войны за Независимость Рафи Эйтан получил тяжелое ранение в ногу, а также сильную контузию, повредившую его слух. Поэтому значительную часть жизни он ходил со слуховым аппаратом, но многие его сослуживцы не раз ловили Эйтана на том, что он прекрасно слышит то, что хочет слышать, а вот когда чего-то слышать не хочет, то разыгрывает из себя глухого – особенно, во время разговора по телефону.

В 1949 году, после окончания Войны за Независимость Эйтан демобилизовался, получил около 900 дунамов земли в западном Негеве и решил заняться сельским хозяйством. Но в один из дней 1951 года ему позвонил глава израильских спецслужб Исер Харел и предложил встретиться в кафе в Яффо. Во время разговора Харел как бы невзначай спросил, может ли Эйтан забраться в квартиру в близлежащем доме. Эйтан в ответ удалился, а через десять минут появился на балконе этой квартиры.

«Спускайся сюда, ты принят!» — только и сказал Харел.

В 1955 году Рафи Эйтан уже был начальником оперативного отдела «Моссада», и в этом качестве стал разработчиком, а зачастую и непосредственным участником многих прославленных операций этой спецслужбы, самой известной из которых, безусловно, является операция по захвату и доставке в Израиль Адольфа Эйхмана в 1960 году.

Для реализации своего плана Эйтан вместе с Цви Аарони и Авраамом Шаломом направился в Аргентину, и лично «брал» Эйхмана. В 1961 году Эйтан руководил другой известной операцией «Моссада» — по разоблачению и аресту советского разведчика Исраэля Бара.

В 1960-е годы Эйтан становится главой оперативного подразделения «Моссада» в Европе, и снова проявляет себя как гениальный разработчик дерзких операций. Включая операцию по похищению урана для димонского реактора у бельгийской компании, и похищения чертежей самолета «Мираж» после того, как Шарль де Голль наложил эмбарго на поставку оружия и военной техники Израилю. На самом деле таких операций были десятки, но информация о большинстве из них до сих пор запрещена к публикации.

В 1965 году, когда главой «Моссада» был Меир Амит, Эйтан согласился помочь марокканской контрразведке схватить одного из лидеров движения антимонархистов в Марокко Махди бен Барку. Он заманил Барку в Париж, где тот был сначала подвергнут зверским пыткам, а затем убит в здании посольства своей страны.

Эта история еще больше ухудшила взаимоотношения между Израилем и Францией, и вызвала настоящую бурю в израильских политических кругах. Возможно, именно она помешала Эйтану занять пост главы «Моссада», и несколько лет он довольствовался должностью начальника

научно-технического отдела этой спецслужбы.

В 1972 году Эйтан вышел в отставку и занялся бизнесом, но в это же время он необычайно сближается с Ариэлем Шароном. Поэтому неудивительно, что вскоре после победы партии «Херут» на выборах 1977 года Шарон рекомендовал Менахему Бегину назначить Эйтана своим советником по борьбе с террором.

В следующем году Эйтан оказывается в центре громкого общественного скандала. Выступая в качестве советника премьера в кнессете, он позволил себе заявить, что «Израиль ждет еще 100 лет борьбы с кровавым арабским террором, и мы должны быть в этой борьбе так же беспощадны, как наши враги».

Эти слова вызвали резкое возмущение представителей левого лагеря, и СМИ потребовали от премьера уволить «кровожадного советника». Бегин и в самом деле это сделал, но только для того, чтобы назначить Рафи Эйтана на пост главы спецслужбы «Лакам» (Лишка ле-кишрей мада — Бюро научных связей), основной задачей которой была реализация проекта по созданию ядерного оружия, а также промышленный шпионаж с целью добычи новых военных технологий.

Именно с деятельностью Эйтана на посту главы «Лакама» и связана большая часть претензий в его адрес.

С одной стороны, под руководством Эйтана этой спецслужбой был проведен ряд успешных операций, которые опять-таки не подлежат оглашению. Но с другой стороны дело Джонатана Полларда стало черным пятном в его биографии.

Именно Эйтан завербовал Полларда, и в итоге, как считают историки израильских спецслужб, стал предъявлять к нему чрезмерные требования, сопряженные со слишком большим риском, что и стало причиной его провала в 1985 году. Когда же Поллард провалился и попросил о помощи, Эйтан от него попросту отвернулся и, по сути, дал «зеленый свет» его аресту, а затем предоставил ФБР улики против него. Таким образом, вина за то, что Поллард был приговорен к пожизненному заключению, во многом лежит на Рафи Эйтане.

«Ценой свободы израильского агента Эйтан спас свою шкуру, а уже в 1998 году признался, что не может себе простить, что не застрелил Полларда, когда тот (в соответствии с данными ему инструкциями) приехал в израильское посольство, спасаясь от ареста».

В 2008 году в интервью «Едиот ахронот» Эйтан признал, что несет значительную часть ответственности за провал Полларда, чувствует вину за случившееся и всем сердцем хочет, чтобы тот вышел на свободу.

1986 год принес «Лакаму» новый провал: Мордехай Вануну через газету «Санди Таймс» раскрыл всему миру секрет о наличии у Израиля ядерного оружия.

«Лакам», отвечавший за безопасность реактора в Димоне, не заметил, что Вануну пронёс на охраняемый объект фотоаппарат и долгое время фотографировал его.

После этих двух провалов «Лакам» был распущен, его функции переданы другим спецслужбам, а Рафи Эйтан отправлен в отставку.

После отставки с поста руководителя «Лакама» Эйтан возглавил концерн «Химикалим Ле-Исраэль», а с 1990 года занимался предпринимательской деятельностью. В этот же период он сближается с Фиделем Кастро, становится его близким другом, и то и дело гостит на Кубе, где Кастро по дружбе разрешил Эйтану приобрести большие сельскохозяйственные угодья.

Вместе с Фиделем Кастро Этайн жил мечтой дожить в добром здравии до 100 лет, для чего они разработали специальную диету. В частности, утро кубинский диктатор и его израильский друг начинали со стакана свежевыжатого апельсинового сока. Что, как видим, обоим никак не помогло.

В 2006 году Рафи Эйтан возглавил партию пенсионеров ГИЛЬ («Гимлаим исраэлим ла-кнесет»), прежде ни разу не сумевшей преодолеть процентный барьер. Во главе с Эйтаном партия получила 7 мандатов в кнессете 17-го созыва, и он стал первым в истории страны министром по делам пенсионеров. После того, как ГИЛЬ в 2009 году не сумела пройти в Кнессет, 86-летний Рафи Эфтан еще некоторое время пытался продолжить политическую карьеру, но затем ушел на покой.

В последние десятилетия жизни он всерьез увлекался скульптурой, и, как утверждают его близкие, достиг в этом деле немалых высот. Рафи Эйтан продолжал лепить до последних месяцев жизни, а в «Моссаде» тем временем он стал настоящей легендой, и многие из проведенных им операций сегодня изучаются новым поколением агентов этой спецслужбы как классические.

Так чего же было в этом человеке больше – света или тени?

Впрочем, разве одно может существовать без другого?..

ДВА ЧЕЛОВЕКА С «ЭКСОДУСА»

В конце марта в доме известного израильского геолога доктора Ури Итамара вместе с женой и младшим сыном гостил англичанин Том Дейл. Сейчас оба утверждают, что являются близкими друзьями. Их судьбы и в самом деле связаны, хотя дружеской эту связь назвать трудно. В 8 лет Ури Итамар был одним из 655 еврейских детей, плывших к берегам Эрец-Исраэль на легендарном корабле «Эксодус». А 17-летний Том Дейл был одним из матросов английского корабля, бравшего «Эксодус» на абордаж. О том, как спустя 70 с лишним лет после этих событий встретились и подружились эти двое, недавно рассказала на страницах «Маарива» журналистка Илана Штотленд.

— Я родился в Одессе, — рассказывает Ури Итамар. – Отец мой был капитаном грузового судна, мать – бухгалтером на обувной фабрике. Сразу после начала войны отец ушел на фронт, а затем на переднем крае в качестве медсестры оказалась и мать. Эвакуировались мы чудом – в сентябре 1941 года мать сумела вместе со мной сесть в последний поезд, прорвавший блокаду Одессы. Сначала оказались в эвакуации где-то под Москвой, а затем уехали в Таджикистан, где мать устроилась бухгалтером на военном заводе. В январе 1942 года пришла похоронка на отца. Спустя какое-то время мать вышла замуж за еврея из Польши, убежденного сиониста, и с тех пор мы стали жить мечтой добраться до Палестины.

Сразу, как только Советская власть дала разрешение польским евреям вернуться на родину, мне сделали фальшивые документы, изменив имя, год и место рождения, и мы выехали. Помню, как долго добирались до польской границы, а когда оказались на территории Польши, то дальше, до Чехословакии пришлось идти пешком.

Еще помню, с какой враждебностью, неприкрытой злобой встречали нас на этом пути поляки. Несколько раз польские крестьяне стреляли по нам из охотничьих ружей. Но вот чехи нас приняли очень хорошо. Позаботились о том, чтобы у нас была еда, посадили на поезд — и так мы оказались в Австрии, а затем в южной Германии, в американском лагере для интернированных лиц.

В одну из ночей нас посадили на военные грузовики и повезли на территорию Франции. Оттуда через несколько дней снова на грузовиках доставили на берег Средиземного моря, и я увидел огромный пароход, на котором нам предстояло плыть в Эрец Исраэль. Перед нами на пароход поднялось множество детей из еврейских детских домов. Они шли строем и пели веселые песни на иврите; некоторые из них я к тому времени уже знал…

«Эксодус» и в самом деле был совсем немаленьким по тем временам пароходом. Помимо команды, на нем находилось 4515 пассажиров, включая 1282 женщин и 655 детей и подростков.

— Мы отплыли 11 июля 1947 года, — продолжает вспоминать д-р Итамар. – Было весело. Нами, детьми, занимались молодые добровольцы из США и вожатые из еврейского молодежного движения Марокко. Они разучивали с нами песни на иврите, рассказывали о Земле Израиля. Но больше всего мы привязались к капитану Айку. Ему было 23 года, одевался он крайне небрежно, но дело свое знал замечательно. Он казался нам настоящим морским волком. Еще одним нашим кумиром был Мордехай Розман, который руководил всеми находившимися на Эксодусе нелегальными эмигрантами.

Кстати, первые три дня мы не знали названия судна – его открыли только на четвертый день плавания, и тогда же подняли бело-голубой флаг.

Несмотря на внешне веселую атмосферу, на судне ощущалась напряженность. Мы знали, что идем к Палестине вопреки английскому закону, и британцы могут нас остановить в любой момент. Так все и произошло. В ночь с 17 на 18 июля к нам с двух сторон подошли английские военные корабли. Они сначала призвали нас остановиться, а когда мы отказались, подошли вплотную. «Эксодус» был деревянным, их корабли – железными. Мужчины стали готовиться защищаться, но без оружия. Дело в том, что у нас был джентльменский договор с англичанами о неприменении огнестрельного оружия. Который англичане затем благополучно нарушили.

Штурм «Эксодуса» они начали с того, что стали закидывать палубы газовыми и шоковыми гранатами. Грохот был страшный. Затем они перешли на наш корабль и в какой-то момент начали стрелять. В результате три человека были убиты, и больше десяти получили ранения. Было очень страшно.

Я наблюдал за всем этим до тех пор, пока в какой-то момент то ли потерял сознание, то ли просто заснул. Когда очнулся, увидел стоявшего надо мной британского моряка. Увидев, что я открыл глаза, он протянул мне конфету, но я в ответ ударил его…

После захвата «Эксодус» отбуксировали к Хайфе. Помню, как люди смотрели на Хайфский берег и плакали. Я просил мать, почему они плачут, и она объяснила, что скоро нас всех отправят обратно, в Германию.

Так все и произошло. На плавучей тюрьме нас доставили в специальный британский лагерь для интернированных. Но через пару недель люди из этого лагеря стали разбегаться. В один из дней сбежали и мы, а 31 декабря 1947 года добрались до Эрец-Исраэль.

Ури Итамар рассказывает, что познакомился с Томом Дейлом, в общем-то, случайно. В 2015 году его пригласили в музей еврейской подпольной иммиграции в Атлите, куда прибыла большая правительственная делегация из Великобритании – чтобы попросить прощения за то, что было сделано с «Эксодусом».

— Это была очень трогательная церемония, слова извинения звучали искренне, но больше всего меня тронули зачитанные на ней два письма от бывших моряков с «Эксодуса», — говорит д-р Итамар. – Когда я сказал об этом, мне сказали, что один из этих моряков жив, и я могу с ним встретиться. Спустя год я приехал в Англию по приглашению английской стороны, и там познакомился с Томом. Мы обменялись памятными подарками: я подарил ему медаль, выпущенную к 40-летию захвата «Эксодуса», сопроводив подарок надписью: «Мы отказались тогда быть врагами. Сегодня мы можем стать друзьями». Том подарил мне в ответ редкую фотографию, которую он сделал сразу после штурма. По его словам, до того он этот снимок никому не показывал.

Затем мы продолжили общаться по электронной почте, и когда я понял, что Том и в самом деле является большим другом Израиля, выступает в его защиту, где только может, я пригласил его к себе в гости.

— Я был матросом машинного отделения, так что в самом штурме участия не принимал, но все равно чувствую ответственность за те давние события, — говорит Том Дейл. – Это замечательно, что вы умеете прощать от всего сердца, так как я просто не знаю, как жил бы с такой тяжестью на сердце. Но это пришло не сразу. Тогда мне было 17 лет, и я ничего не знал о Холокосте, о том аде, через который пришлось пройти евреям. Английские газеты об этом ничего не писали. Мы знали лишь то, что на пароходе находятся нарушители закона об иммиграции в Палестину, которых надо остановить, и считали, что действуем правильно. Но, разумеется, никакой враждебности к пассажирам «Эксодуса» никто из нас не испытывал. Я вообще, повторю, был 17-летний сопляк, не сознававший, что происходит; какое злодеяние мы только что совершили. Меня интересовали лишь находившиеся на судне девушки, и я не понимал, почему они встречают мои ухаживания с такой враждебностью. К сожалению, дошло до меня все слишком поздно. Но когда дошло, я написал то самое письмо с извинениями, которое подружило меня с Ури. Книга Ури о его детстве, переведенная на английский, помогла мне понять все происходившее тогда еще лучше.

У обоих этих мужчин – за плечами долгая и насыщенная жизнь. Дейл прослужил на флоте до 53 лет, а выйдя в отставку, профессионально занялся любимым делом – фотографией. Ури Итамар стал ученым-геологом, одним из знатоков и хранителей природы Земли Израиля.

— Наша судьба доказывает, что когда человек, который тебя обидел, просит прощения, его надо простить. До конца, от всего сердца, — сказал на прощание Илане Штотленд Ури Итамар.

ГЕНИЙ, УТРАТИВШИЙ ИЛЛЮЗИИ

В Еврейском университете в Иерусалиме продолжает работать выставка, на которой широкой публике впервые представили 110 неизвестных рукописей Альберта Эйнштейна, которые университет недавно приобрел у коллекционера из Северной Каролины при содействии Фонда семьи Крун-Гудман из Чикаго.

Речь идет о письмах и черновиках статей, которые в равном свете интересны как биографам великого ученого, так и его современным коллегам, надеющимся отыскать в них идеи, которые и сегодня, спустя 64 года после смерти Эйнштейна и 140 лет со дня его рождения могут серьезно продвинуть современную науку.

Среди ранее неизвестных документов значится и датированное 1935 годом письмо Эйнштейна своему сыну Гансу Альберту, жившему в то время в Швейцарии. Из него ясно следует, что Эйнштейн был великим физиком, но отнюдь не пророком. Как и многие его современники, он искренне надеялся, что, несмотря на приход Гитлера к власти, у европейских лидеров хватит здравого смысла и решимости не допустить новую мировую войну.

 «Я с некоторым беспокойством читаю о движении в Швейцарии, спровоцированном немецкими бандитами, — писал Эйнштейн сыну. — Но я верю, что даже в Германии все постепенно начинает меняться. Давайте будем просто надеяться, что войны в Европе не будет. То, что Германия вооружается, безусловно, очень опасно, но остальная Европа, наконец, начинает воспринимать это всерьез, особенно англичане. Было бы лучше, если бы полтора года назад они проявили большую твердость».

Еще одно письмо, адресованное близкому другу Эйнштейна Мишелю Бессо, принявшему христианство, свидетельствует о том, что великий физик был крепко связан со своими национальными корнями, сожалел, что в силу воспитания крайне мало знает об иудаизме и еврейской культуре, но и не собирался восполнять этот пробел.

«Гой не обязан учить язык наших предков, в то время как я, «еврейский святой», должен испытывать неловкость, поскольку я почти ничего о нем не знаю. Но по мне лучше испытывать неловкость, чем его учить», — писал Эйнштейн Бессо.

«Вы наверняка не попадете в ад, пусть вы даже и крестились», — говорится в завершающей части этого письма, и эта фраза звучит, следует признать, весьма двусмысленно. Во всяком случае, рая другу после крещения Эйнштейн точно не обещает, и при этом называет его «гоем».

Но, как уже было замечено, основное внимание исследователей сосредоточено на ранее неизвестных научных рукописях Эйнштейна, и, в первую очередь, никогда ранее не публиковавшейся части статьи, которую он в 1930 году представил прусской Королевской академии наук.

«Какова связь между частью приводимых в ней расчетов, пока непонятно, но ясно, что это одна из его попыток интеграции всех сил природы в единую теорию поля», — говорят сотрудники Еврейского университета.

В трех письмах, датируемых 1916 годом, Эйнштейн анализирует поглощение и испускание света атомами — концепции, впоследствии легшей в основу лазерных технологий.

В четвертом письме, написанном спустя десятилетия, 12 декабря 1951 года, ученый признал, что, несмотря на то, что он посвятил 50 лет размышлениям над этим вопросом, ему все еще не удалось понять квантовую природу света.

«Пятьдесят лет размышлений не приблизили меня к ответу на вопрос, что такое фотоны. Сегодня всякий невежда думает, что ответ ему известен, но он сам себя обманывает», — писал Эйнштейн.

Сегодня эти рукописи воспринимаются как послания из прошлого, словно специально написанные не для современников, а для будущих поколений.

Впрочем, стоит вспомнить, что сказал Альберт Эйнштейн на похоронах уже упомянутого Мишеля Бессо в 1955 году: «Он покинул этот странный мир, лишь ненамного опередив меня. Но это ничего не значит. Мы, люди, верующие в физику, знаем, что различие между прошлым, настоящим и будущим – лишь иллюзия».

Похоже, великий физик говорил это всерьез. И предчувствуя то, с каким пиететом спустя десятилетия, потомки будут вчитываться в его бумаги, улыбался той самой своей знаменитой улыбкой, которая куда загадочнее, чем улыбка Джоконды.

ХОЧУ НА МАРС!

«Ты представляешь, — рассказала мне давняя знакомая, — внучка недавно приходит из садика и говорит: «Баба, а мы на Луну полетели! Сделали такую ракету, которая как раз сейчас туда летит. К нам одна тетя приходила. Она сказала, что если будем учиться, то когда вырастем, полетим на Марс и поставим там наш флаг. Я очень хочу полететь на Марс!». И что мне ей на это ответить?! Не знаю, правильно ли забивать голову ребенку в пять лет такими пустыми мечтами?!».

Как выяснилось, внучка моей знакомой далеко не одинока. Почти каждый израильский дошкольник знает, что недавно Израиль запустил свой луноход. Больше того: знает, как этот луноход выглядит, из каких частей состоит и более-менее представляет, как далеко от Земли до Луны.

Про школьников младших и средних классов и говорить не приходится. Многие из них, как выяснилось, не спали в ночь запуска, чтобы дождаться, когда его покажут по телевизору. И все это – благодаря все той же организации SpaceIL, которая, как мы уже не раз рассказывали, стоит за проектом создания первого израильского лунника.

Оказывается, когда в организации говорят о том, что главная цель этого проекта – образовательная, это не просто слова. Цель заключается в том, чтобы с помощью «Берешит-1» инициировать то, что в США называют «эффектом «Аполло».

Дело в том, что после запуска в 1969 году ракеты «Аполлон» и высадки американских астронавтов на Луну в Штатах резко вырос интерес школьников к электронике, инженерии и космическим исследованиям, и в результате американская наука, КБ и ведущие предприятия пополнились тысячами отличных специалистов.

Поэтому наряду с созданием «Берешит» и подготовкой его к запуску компания SpaceIL начала набор добровольцев, готовых рассказывать в школах об этом проекте, чтобы увлечь детей мечтой долететь до Луны и Марса или стать создателями той техники, которая сделает такой полет возможным. На призыв откликнулись сотни профессиональных инженеров, учителей, а также пенсионеров, военнослужащих, студентов. Всего за последние годы эти добровольцы выступили перед 350 000 учеников.

Немногие знают, что координирует работу этих добровольцев очаровательная девушка – студентка факультета юриспруденции и менеджмента Гили Шапиро, которой всего 23 года.

«Мы хотим сказать детям: смотрите, у людей была большая мечта, которая многим казалась неосуществимой, но они тяжело работали, многое узнали – и в итоге воплотили ее в жизнь. А если они смогли, то и вы это сможете», — говорит Гили Шапиро.

В последнее время к этому направлению деятельности SpaceIL подключились организации, занимающиеся развитием детей в области математики, естествознания, логики и электроники в начальных школах и детских садах, и таким образом проект охватил всю систему израильского образования.

Разумеется, он учитывает возрастные особенности детей. Если ученики старших и средних классов собирали модель лунника «Берешит», хорошо знают о его устройстве и могут многое рассказать о нем взрослым, то в детских садах воспитанникам показывали эту модель уже в готовом виде, сопровождая рассказ фотографиями лунной поверхности и т.д. И, судя по рассказам воспитателей, все это вызывало у дошколят необычайный интерес.

Кстати, как считается, те самые израильские астронавты, которые в свое время полетят на Марс, сейчас как раз ходят в детский сад. Им суждено увидеть то, до чего, увы, многие из нас не доживут.

Словом, в одном моя знакомая точно неправа: полет на Марс больше отнюдь не пустая мечта. И потом, похоже, наших внуков с детства приучают к тому, что нет такой мечты, которую израильтяне не могли бы реализовать, если они этого очень хотят.

Так что готовьтесь читать новые «Марсианские хроники»!

КОГДА МЫ СПИМ, КОЕ-КТО «ПЛЯШЕТ»

Группа ученых нейробиологической лаборатории Бар-Иланского университета под руководством профессора Лиора Апельбойма приблизилась к разгадке механизма сна.

Вопрос, почему всем живым существам требуется сон, продолжает оставаться одной из самых главных научных загадок. Объяснения вроде того, что сон необходим для того, чтобы переработать накопившиеся за время бодрствования впечатления и информацию, возможно, подходило бы для человека и, скажем, приматов, но ведь в сон погружаются практически все существа на земле, включая беспозвоночных! Кроме того, с точки зрения теории эволюции сон не только бессмысленное, но и опасное занятие: ведь именно в этом состоянии любое существо может с легкостью стать добычей своего врага.

В нейробиологической лаборатории Бар-Иланского университета уже давно занимаются проблемой сна. И на этом пути сделали ряд интересных открытий. Например, доказали, что проблемы со сном обычно испытывают люди, генетически предрасположенные к кардиологическим заболеваниям и сахарному диабету, а также к депрессии и различным неврозам. Или в ходе опытов на мышах установили связь между недостатком сна и развитием болезни Альцгеймера.

Очередное исследование ученые проводили на аквариумных рыбках вида псевдотрофеус-зебра. Выбор именно этих неприхотливых и не требующих особого ухаживания рыбок в качестве объекта исследования, был, безусловно, не случаен.

Во-первых, они прозрачны, что дает возможность следить за происходящим в их организме без всяких хирургических процедур. Во-вторых, их мозг по своему строению напоминает упрощенную модель человеческого мозга, и за сон в нем отвечают те же клетки, что у человека. В-третьих, структура их мозга позволяет вносить в них любые генетические изменения.

В ходе ученые Бар-Иланского университета окрасили нервные клетки аквариумных рыбок и находящиеся внутри них хромосомы, и, используя особо мощные микроскопы, стали проводить трехмерные съемки нервных клеток и хромосом аквариумных рыбок во время сна и во время бодрствования.

И обнаружили, что, когда рыбка бодрствует, хромосомы в ее нервной клетке слегка вздрагивают, оставаясь на месте. Но когда рыбка засыпает, ее хромосомы начинают «плясать», совершая интенсивные движения.

Это и стало сенсационным открытием: оказывается, когда живое существо спит, его хромосомы становятся более чем в 2 раза активными и с точки зрения внешнего наблюдателя буквально пускаются в «пляс».

Продолжая исследования, ученые пришли к выводу, что во время бодрствования деятельность наших нервных клеток наносит ущерб содержащимся в хромосомах ДНК, и в итоге может просто эти клетки убить. Во время сна любого живого организма его нервные клетки пытаются восстановиться. Сделать это им помогает интенсивное движение хромосом.

Таким образом, сон и в самом деле необходим любому организму для сохранения его нервных клеток в рабочем состоянии. Поэтому организм готов предпочесть сон любой опасности: съест тебя хищник или не съест, это еще бабушка надвое сказала, а вот если ты на какое-то время не дашь хромосомам пуститься в пляс и восстановить нервные клетки, смерть точно неминуема.

Так что выбор тут небольшой.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s