РЕПОРТАЖИ «НЬЮ-ЙОРК ТАЙМС» ИЗ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ

Опубликовал(а)

до и после создания Государства Израиль

До [1928-1939]

То, что у газеты «Нью-Йорк Таймс» с 1928 года был свой корреспондент в Иерусалиме, выяснилось случайно – в июне 1984 года ее исполнительный редактор А.М. Розенталь, объявляя о переводе Томаса Фридмана из Бейрута на должность шефа ее бюро в Иерусалиме, специально отметил, что это сделано с целью «покончить со старым неписаным правилом, согласно которому “Таймс” никогда не допускала, чтобы репортажи из Иерусалима писал еврей» (исходили из того, что «объективно», в понимании газеты, еврей о своей исторической родине писать не способен). Но нет, Розенталь ошибся – первым корреспондентом «Нью-Йорк Таймс» в Иерусалиме был-таки еврей по имени Джозеф Леви, об этом и речь.

Он родился в 1901 году в Нью-Джерси, еще младенцем оказался в Иерусалиме, где и провел детство, а затем учился в Американском университете в Бейруте. Служил секретарем у английского губернатора Иерусалима, после чего временно перебрался в Трансиорданию, где прожил несколько месяцев с бедуинами. Свободно владел ивритом и арабским. В 1928 году был нанят «Нью-Йорк Таймс» в качестве ее «корреспондента в Палестине».

Первые его репортажи не были политизированы. Особенно ему удавались статьи, посвященные археологическим находкам, которые, по его словам, сделали библейское изложение «истории израэлитов более живым и вразумительным, чем когда-либо». Нравились ему и возрождение ивритской культуры, равно как и роль в этом процессе Еврейского университета, и появление «новой литературы», подарившей «высочайшие образцы поэзии, прозы и драмы». Он сочувственно относился и к новому типу еврея, центральному объекту идеологии сионизма, «свободному гражданину в отчизне своих предков». Земля, «ранее бесплодная и голая, ибо неухоженная и невозделанная», наконец стала «источать молоко и мед».

Но идеальные картинки скоро неизбежно ушли на задний план. Обострившиеся отношения между арабами и евреями обернулись беспрецедентным насилием, кульминацией которого стала резня в хевронской ешиве, когда погибли 67 человек. В связи с этим Джозеф Леви информировал своих читателей о том, что арабы требуют «аннулирования Декларации Бальфура и установления национального демократического управления… Палестина не может стать еврейским национальным домом».

Все это не оставляло безразличным издателя «Таймс» Адольфа Окса. Он принадлежал к реформистской ветви иудаизма и был категорическим и безусловным антисионистом, обвиняя своих оппонентов в том, что они «навязывают Аравии агрессивное еврейское меньшинство». Окс боялся того, что «сионистская деятельность в Палестине не только приведет к резне, но и превратится в угрозу евреям по всему миру». Сионизм обречен, заявлял он, «и чем скорее он станет делом прошлого и будет забыт, тем лучше будет для евреев».

Позиция хозяина газеты определила и ее позицию. Его единомышленники с удвоенной энергией обрушились на «философию еврейского национализма и сионистский идеал», и нет ничего удивительного в том, что ее корреспондент в Иерусалиме к ним присоединился. «К несчастью, — писал он, — сионистские лидеры, похоже, не способны справиться с этой ситуацией и мечутся, не умея найти политическое решение проблемы». Они не понимают, подчеркивал далее Леви, что Палестина, арабское население которой превышает 600 тысяч человек (вчетверо больше, чем евреев), не является «какой-то новой страной» и что они «не приложили никаких усилий для того, чтобы достичь понимания с местными жителями».

Линия на неприятие сионизма привела Леви к тесному общению с деятелями, чье отношение к евреям было откровенно враждебным. С мусульманской стороны это был муфтий Иерусалима Хадж Амин аль-Хуссейни, идейный вождь погромов 1929 года и впоследствии нацистский военный преступник. Леви, между тем, рассматривал его «как в высшей степени умного человека с редким обаянием». Другой близкий собеседник корреспондента «Таймс», Гарри Сент-Джон Филби, английский отставной дипломат и разведчик (и, кстати, отец знаменитого советского разведчика Кима Филби), в 1930 году принявший ислам, считал декларацию Бальфура «актом предательства, для нахождения параллели которому… нам надо вернуться в Гефсиманский сад». В своем письме к министру по делам колоний лорду Пассфилду (настоящее имя – Сидней Вебб, видный экономист левого толка и приверженец Сталина) Филби указывал, что г-н Леви «был настолько впечатлен потенциалом моего плана для урегулирования» между евреями и арабами, что «попросил меня изложить мои взгляды для опубликования в его газете». Суть подхода Филби заключалась в том, чтобы законодательная и исполнительная власть в стране формировалась пропорционально соотношению населения Палестины (т.е. при доминировании арабского большинства), и хотя Еврейское Агентство сохранялось как орган, представляющий интересы евреев, но властных полномочий у него не было. Иммиграция евреев разрешалась при условии, что сионисты оставляют любые политические претензии. Все это характеризовалось Леви как «наиболее логичное и справедливое предложение» для разрешения палестинской проблемы. Фактически принятие плана Филби, говорит американский историк Джеролд Ауэрбах в своей статье в интернет-журнале Mosaic, означало бы отмену ключевого пункта декларации Бальфура относительно «национального дома для еврейского народа».

Для полноты картины «антисионистского сопротивления» Леви активно цитировал и продвигал позицию «важного умеренного еврейского лидера», ректора Еврейского университета, рабби Джуды Магнеса, который оспаривал «экстравагантную интерпретацию» документа Бальфура сионистами и поддерживал концепцию двунационального государства. В 1934 году Леви перебазировался в Каир, но в 1936 году вновь вернулся в Иерусалим. Именно тогда Амин аль-Хуссейни начал так называемое Великое арабское восстание, продолжавшееся два с половиной года. «Никогда еще, — с печалью писал Леви, — шансы на арабско-еврейское понимание в Палестине не были столь отдаленными, как в настоящее время». Он критиковал «горячие головы» среди арабской молодежи, которые, совершая мелкие акты террора против евреев, заразили «арабские массы духом протеста», но истинными «горячими головами» американский журналист называет сионистских лидеров, игнорировавших законное недовольство арабов. Леви был уверен, между тем, что соглашение могло бы быть легко достигнуто, если бы сионисты приняли идеи Магнеса и отказались от «националистических и политических целей».

Следует подчеркнуть – только в мае 1939 года Леви впервые предоставил слово сионистскому лидеру. Это случилось после опубликования английским правительством Белой книги, ограничившей еврейскую иммиграцию до 75 тысяч человек на пять лет, а в дальнейшем ставившей ее в зависимость от мнения арабского большинства; при этом возможности евреев покупать землю у арабов также были снижены. Возражениям Бен-Гуриона Леви отвел две колонки. Больше он на такую щедрость не решался – напротив, еще больше укрепился во мнении, что во всем виновата еврейская «провокация». Как-то, отвечая на критику со стороны иерусалимского журналиста Гершона Агронски, что его деятельность подрывает сионистскую администрацию в Палестине, Леви сказал, что если бы ему и в самом деле такое удалось, то он бы посчитал это достойным свершением его многолетних трудов. Джеролд Ауэрбах подытоживает: «Возникший тогда перекос: арабам – одобрение, сионистам – обвинение, стал наследием Леви, запечатленным и увековеченным на страницах “Нью-Йорк Таймс” на многие годы после его отъезда из Иерусалима».

После [2018]

Заголовок в газете: «Уставшая от боев, Хамас дает шанс мирным протестам». Что в нем примечательного, кроме несложной литературной аллюзии на знаменитую песню Джона Леннона Give Peace a Chance? А то, что мирными протестами газета называет еженедельные демонстрации палестинцев на границе Газы с Израилем, когда в еврейских солдат швыряют камни, коктейли Молотова, взрывчатку, подожженные шины и прочая. Как раз за день до появления в «Нью-Йорк Таймс» этой статьи израильтяне обнаружили хамасовский туннель, прокопанный из Газы. А еще чуть ранее лидер хамасовцев Яхья Синвар, выступая перед собравшимися у израильской границы палестинскими демонстрантами, заявил: «Мы сметем эту границу и вырвем сердца из их тел». Написала ли об этом упомянутая газета? Нет, как можно, ведь это МИРНЫЙ ПРОТЕСТ…

Уже много лет в Бостоне работает организация под названием CAMERA. Эта аббревиатура расшифровывается как Committee for Accuracy in Middle East Reporting in America. В третьем номере журнала Commentary напечатана статья её аналитика Гилеада Ини под названием The ‘Times’ and Israel: A Review of 2018. «В 2018 году, — пишет Ини, — эта газета вновь и вновь демонстрировала, что она не желает честно освещать новости, которые бы показывали роль палестинцев в обострении конфликта. Показательный пример: ее журналистка Нелли Боулс назвала выплаты Палестинской Автономии семьям заключенных террористов игрой воображения правых. Фейсбук, плакалась она, затоплен программами крайне правых конспирологов типа “Палестинцы платят $400 миллионов на пенсии семьям террористов”. В действительности палестинское правительство совершенно не скрывает, что оно эти платежи осуществляет. Правда, в данном случае, газета поместила поправку, после того как CAMERA связалась с редакцией. Исправление было таким: “Это не конспирологическая теория”».

20 марта палестинский президент Махмуд Аббас обозвал Дэвида Фридмана, посла США в Израиле, «сыном собаки». «Нью-Йорк Таймс» словно воды в рот набрала. Что бы она сделала, если бы американского посла обложил израильский премьер-министр? Вопрос отнюдь не риторический, потому что ответ на него есть. Пару лет назад Биньямин Нетаниягу назвал одно заявление тогдашнего посла США Дана Шапиро «неприемлемым и неточным». «Таймс» ответила на него сначала информационным сообщением, а затем редакционной статьей, в которой поименовала довольно сдержанное замечание Нетаниягу «необычно персонализованным и несправедливым». Но про Аббаса и «сына собаки» – ни-ни!

Снова о границе с Газой. Подпись под фотографией «мирных демонстрантов»: «Палестинцы бросают камни в ответ на вмешательство израильских сил во время митинга против оккупации в полосе Газа во вторник». Кто виноват, понятно и без объяснений. Только сама подпись заимствована у турецкого государственного новостного агентства. Интересно то, что палестинский репортер прокомментировал этот эпизод для немецкого Deutsche Presse-Agentur следующим образом: «Демонстранты бросали камни и горящие шины в сторону пограничного забора. Израильские солдаты применили силу, когда протестующие попытались перерезать колючую проволоку забора». Ну а «Таймс» по обыкновению святее Папы Римского.

Гилеад Ини пишет: «Ретушируя нападения с ножами, стрельбу и ракетные обстрелы в 2018 году, газета также наводила макияж на антиизраильские идеи и очерняла сторонников Израиля». Вот, к примеру, забавная полемика вокруг пресловутого BDS, международного движения, задачу которого журналист «Таймс» Ричард Перес-Пенья обрисовал как «бойкот, лишение инвестиций и санкции в отношении Израиля, прежде всего в знак протеста против поселений и практики обеспечения безопасности на Западном Берегу». Между тем в 2017 году сооснователь BDS Омар Баргути написал в «Таймс» письмо, в котором решительно возразил против того, что газета сводит смысл его движения только к выступлениям против оккупации. «Цель глобального, возглавляемого палестинцами движения BDS, — настаивал он, — не только покончить с “оккупацией Западного Берега». Это приток миллионов палестинцев внутрь Израиля, это его демографическая перекройка для ликвидации еврейского большинства и установления власти палестинцев. Баргути, подчеркивает Гилеад Ини, стер нанесенную газетой помаду, которая должна была скрыть цели BDS и представить его как антиоккупационное движение. Так зачем же, спрашивает он, газета вообще использовала помаду?

С другой стороны, когда речь заходит о позитивных моментах, касающихся Израиля, «Таймс» накладывает более темные краски. Так, решение о переносе посольства США в Иерусалим, ее корреспондент Марк Ланднер охарактеризовал как популярное лишь среди «сегмента произраильских американских евреев-хардлайнеров». Согласно Голосу Америки, однако, действия правительства были поддержаны большинством основных организаций, представляющих американское еврейство. Последовавшие опросы общественного мнения показали, что количество сторонников и оппонентов переезда посольства США в Иерусалим примерно одинаково. Но это же все-таки не «сегмент»…

Недоговорки и сглаживание острых углов – традиционный прием «Таймс» при освещении событий на палестинской стороне. В январе 2018 года Махмуд Аббас на заседании центрального совета ООП обрушился с оголтелой критикой Израиля, вызвавшей крайне негативную реакцию в Америке. Что же он такого наговорил? Израиль ввозит наркотики на территорию автономии, чтобы травить палестинских детей! Преследования евреев в Европе были не религиозной дискриминацией, а порождением их «социальной функции» (разумеется, отрицательной)! Израиль тайно стимулировал изгнание евреев из арабских стран! Но можно ли было прочитать обо всех этих наветах у почтенной Седой Леди, как называют «Нью-Йорк Таймс»? Отнюдь, информация была зачищена, ничего личного…

Пересказывать выборку Гилеада Ини можно было бы и дальше. Но ведь предпочтения «Таймс» известны, новизны тут нет. Примечательно другое – это стойкость стереотипа. Как 90 лет назад эта принадлежащая евреям и руководимая ими газета билась против создания еврейского государства, так и сегодня она не демонстрирует по отношению к нему излишних симпатий. По какому ветру держат нос эти господа, предмет отдельный.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s