ИСТОРИЯ С ПРОНИКНОВЕНИЕМ

Опубликовал(а)

Отныне интимная жизнь в Украине криминализирована. Дополнения в УК Украины теоретически позволяют считать насильником любого мужчину.

Украина на пути в ЕС

Причина принятия Украиной закона 2227-VIII, который вступил в силу 11 января 2019 года и который меняет трактовку изнасилования и сексуального насилия, известна.

Как говорят в официальных кругах, закон и соответствующие поправки в Уголовный Кодекс приняты «в целях выполнения положений Конвенции Совета Европы о предотвращении сексуального и домашнего насилия». Примером для украинских законодателей послужила Швеция, где летом 2018 года появился закон о том, что перед сексом обязательно нужно получить однозначное согласие второй стороны, иначе его можно считать изнасилованием.

То есть отныне Украина борется с сексуальным злом по шведским, а значит по европейским правилам. Еще проще – встраивается в менталитет Старого Света. Еще короче: намек Брюсселю – мы готовы к жизни в ЕС.

Кто палач, кто жертва?

С Брюсселем разобрались. Теперь, как говорят, к нашим баранам. Сейчас, прежде чем исполнить супружеский долг, гражданин Украины сто раз подумает, чем ему это может грозить. Ведь теперь он должен уметь убедительно доказать обществу, что интим с женой у него исключительно «по согласию».

Понятно, что жена, имеющая на него зуб (а у женщины, по определению, всегда в рукаве пара-тройка козырных карт на этот счет), получает (согласно ст.152 УК Украины ст. 153 УК Украины) реальную возможность посадить его за решетку на срок от 5 до 10 лет, обвинив в насилии, которого, возможно и не было.

Даже если муж получил предварительное согласие, жена в процессе соития может передумать или сказать, что передумала. Ну, скажем, сегодня ей не понравилось, как он это сделал в прошлый четверг, тогда было намного интересней. А ведь известно: если женщина таит обиду или злобу, пиши пропало. Теперь она получает инструмент эффективной поддержки в лице закона. К примеру, в законе прописано, что согласие на секс не распространяется на весь период полового акта. Не исключена угроза жены типа «Не сделаешь мне долго и хорошо, я тебе пятерку на зоне обеспечу».

Таким образом, палач и жертва могут в мгновение ока поменяться местами.

Идеальный секс — без мужчин

В новом законодательстве Украины выделили несколько форм домашнего насилия: физическое, психологическое и экономическое. За применение каждой из них – своя статья. Существенно изменилась трактовка понятия «изнасилование».

Но, повторяем, главный удар нанесен по мужчинам, состоящим в браке. По сравнению с прежним правовым подходом новый состоит в том, что за насилие в семье «домашний обидчик» будет нести не административную, а уголовную ответственность.

Теперь изнасилованием считается любой вид принудительного секса, если имеет место проникновение в тело. Им становится даже поцелуй с использованием языка. Объятия, щипание, похлопывание по разным частям тела и другие намеки на интимное сближение вопреки воле дамы отныне классифицируются как сексуальное насилие. Видимо, украинские юристы считают, что подмаргиваний, ковыряния в носу (собственном, конечно же) и другие жесты пусть не всегда приятного, но пристойного содержания, которые исключают прикосновения, вполне достаточно для выражения чувств к женщине.

Ключевое слово законодательных новшеств – «добровольное согласие». Раньше такой формулировки в законодательстве не было. Теперь оно становится определяющим, чтобы сказать – было ли преступление, и если было, то какова его квалификация. Словом, достаточно женщине сказать, что добровольного согласия на интим не было, и мужчина мгновенно становится сексуальным насильником. Поправки в закон прописаны так, что мужчина даже теоретически не рассматривается как потерпевшая сторона. А практически дело выглядит так: изменения в УК изначально предполагают наличие исключительно «секса не по согласию».

Принудиловкой считается, если женщина соглашается на интимные отношения из-за того, что в данный момент является служебно или материально зависимой. Иными словами, под удар попадают тысячи украинских мужчин, которые являются, к примеру, преподавателями вузов или завотделениями больниц и поликлиник. Потому что любая студентка может заявить, что ей надо было успешно сдать экзамен, чтобы перейти на следующий курс. О своей нужде может сказать любая медсестра, ожидающая прибавления зарплаты и лишенная возможности получить эту прибавку иным путем, кроме как через постель.

Так что, несмотря на то, что согласие на добровольный секс студентка или медсестра давала, не исключено, безо всякого давления партнера, это отныне будет квалифицироваться как преступление. За принуждение к сексу с использованием служебного положения предусмотрена не столь серьезная, как между супругами, мера – «всего» до 2 лет тюрьмы или просто штраф.

Что нe факт, то акт

Возникает правовая коллизия — как затем доказать наличие высказанного согласия? Юристы Украины молчат. Конечно, соцсети мгновенно разразились ироническими комментариями. Дескать, не ввести ли в практику такой подход: перед каждым соитием оформлять нотариально заверенное разрешение. А если мужу и жене приспичило не дома, а в ночном клубе? Надо, чтобы это желание документально заверил нотариус. Ну и где вы ночью нотариуса найдете?

Запевалами движения стала пара молодых людей из Николаева. Она решила показать абсурдность правок и составила «акт на проникновение в другого живого человека». В проект документа они внесли паспортные данные, идентификационный код, номер мобильного и время, в которое происходит проникновение. Кроме того, они указали содержательную часть соития – планируемый ассортимент процесса — и отметили наличие трех свидетелей. Понятно, что исходный документ стал с помощью пользователей обрастать новыми частностями. Дескать, в акте не хватает многого: графика посещения супружеского ложа, строки о выполнении работы, квитанции об оплате, адреса службы по приему актов, наличия предохранительных средств, наряда-допуска на безопасное выполнение работ, контролирующего органа с выездными членами.

Законодатели предусмотрели контрход: они объясняют, что такой акт или расписка проблемы не решат, поскольку добровольное согласие на секс действует только на момент начала полового акта. Человек может написать расписку, а через 5 минут передумать и расписка автоматически аннулируется. То есть проблема может быть инициирована только женщиной и ею же устранена.

Кроме того, расписка может быть написана и вынужденно — под угрозами. А угрозы идут, естественно, со стороны мужчин.

Мужчин может спасти то, что одного заявления потерпевшего недостаточно для того, чтобы квалифицировать изнасилование. Преступление надо доказать, а сделать это можно наличием физических признаков, результатами судебно-медицинской экспертизы, показаниями очевидцев. В этом контексте легко себе представить, как могут быть загружены эксперты, какой океан документов ляжет на столы следователей, сколько времени будет потрачено на поиск и допросы тех, кто, как говорится, «держал свечку».

И таких свечкодержателей еще поискать надо. А если их нет? В условиях коррумпированной Украины таковых можно купить. Получается, что новый украинский закон борется с сексуальным насилием, используя подкуп свидетелей. Хорошенький расклад…

Вариант «Дама в активе»

Есть в истории с проникновением еще один нюанс. Не забудем, что ведь и женщина может стать насильником… пардон, насильницей. Ведь в этом случае никакого проникновения вовсе не происходит, хотя факт полового акта будет налицо.

Закон считает: если женщина изнасилует мужчину, это определяется как более легкое преступление. Понятно, что у женщины по определению не может быть детородного члена (во всяком случае, не должно быть), но ведь язык-то в наличии. А порой такой длинный, что неплохо бы его укоротить. Но, как говорится, не будем о грустном.

Однако вопрос-то остается – если есть язык, а дама предпочитает французский поцелуй, будет ли он считаться проникновением в тело мужчины или нет.

Мужчина под ударом

Словом, должен отныне мужчина в незалежной быть настороже. Женщин, которых он так любил, желательно за версту обходить.

Чем сердце успокоится, украинец не ведает. Слушает, что знающие люди говорят. А они – то бишь эксперты — предрекают различные сценарии последствий.

Во-первых, спровоцирован размах обращений встревоженных ситуацией мужей к дамам горизонтального профиля. Что ликвидирует институт заначек и одновременно больно ударит по семейному бюджету.

Во-вторых, усилен тренд виртуального секса. Никакого проникновения. Нажимай на кнопки в Интернете. Любуйся на экран и терзай свою плоть до одури.

В-третьих, закон наносит удар по институту семьи: он увеличивает возможности супругов манипулировать друг другом в стадии развода при разделе имущества и детей.

— Ты что же творишь? – возмущается жена. И ее можно понять.

— Я перестану только, если ты мне объяснишь: что сейчас означает понятие «супружеские обязанности»? – отвечает супруг. – Оно же оказывается размытым. Выполнил — тюрьма, не выполнил — развод. Ты лично что предпочитаешь?

В общем, для украинских мужей наступили непростые времена. Впору покидать не только благоверных, но и страну, в которой царят законы, изначально объявляющие мужчин насильниками.

Каким образом они проникли в тело современного украинского правосудия, история умалчивает.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s