ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНАРАМА

Опубликовал(а)

ЧЕМОДАННАЯ ВЫСТАВКА

В городском музее Нетании любопытная выставка, призванная рассказать об алие и репатриантах из разных стран… через содержимое их чемоданов. В центре выставки – история 6 репатриантов, прибывших в 1990-2000-х годах из бывшего СССР, Франции, ЮАР, Колумбии, Эфиопии и США и живущих сегодня в Нетании.

Русскоязычную алию на выставке представляет история учительницы начальной школы Елены-Леи Немировской, репатриировавшейся из Туркменистана, но для инициатора этой выставки Хавы Апель Елена все равно приехала «ми Русия». Ничего не поделаешь: для многих израильтян мы все – «ми Русия», и они просто не знают, сколько много отличий между евреями, прибывшими из разных концов «единого и могучего». Но сама идея выставки и в самом деле замечательная.

— Вы даже не представляете, как много тайн и историй скрывают семейные чемоданы, как многое может в них поместиться! Уже по одному виду чемодана можно почти безошибочно угадать, из какой страны прибыл репатриант, – говорит Хава Апель. – И за каждым из них стоит история целой семьи.

Участникам выставки было предложено положить в старые чемоданы вещи, которые они привезли с собой в иммиграцию, и у каждого они, разумеется, оказались разными.

Шарлотта, репатриировавшаяся из ЮАР, привезла с собой макет синагоги, в которой обычно молилась ее семья, и затем они построили точно такую же синагогу в Израиле.

Роз-Мари из Колумбии первым делом положила в чемодан ктубу своей бабушки – именно после обнаружения этой семейной реликвии она открыла для себя тот факт, что является еврейкой и впервые задумалась о репатриации.

Для француженки Ани самыми ценными из привезенных из Франции вещей оказались диплом врача и субботние подсвечники, которые она когда-то получила в качестве свадебного подарка от свекрови.

Лена-Лея приехала в Израиль в 1994 году, а перед этим, по ее словам, долго готовилась к алие. И в чемодан она положила книги об Израиле, семейную фотографию и фотографию Стены Плача, с которой ей предстояло встретиться.

Нигист положила в чемодан фотографию деда, его одежду, а также украшения и предметы быта, которые считаются «визитной карточкой» Эфиопии.

Ну, и само собой, почти у всех оказались какие-то любимые предметы одежды, домашней утвари, которые были положены в чемодан потому что с ними было так много связано в жизни, что оставить их было просто немыслимо.

Дальше всем участникам выставки было предложено ответить, по чему из того, что они оставили в стране исхода они тоскуют больше всего. И Лена-Лея ответила просто: «Только по друзьям детства и юности».

А вот Ани, оказывается, до сих пор тоскует по оставшейся в Париже огромной библиотеке и по французской культуре, на которой выросла.

В число тех вещей, которые сегодня особенно дороги и с которыми она не расстается, Роз-Мари включила «теудат-оле» (многие из нас также сохранили эту голубую книжечку), книги «Теилим» и «Зоар». Для Лены-Леи Немировской такими вещами оказались фотография школы, в которой она преподает и мобильный телефон, хранящий в памяти всех ее друзей, для других – фотографии детей и внуков.

Еще один вопрос, на который должны были ответить участники выставки – в какой степени вы считаете себя израильтянами. И снова ответы разнились – от «Я борюсь с собой за то, чтобы чувствовать себя израильтянкой» Шарлотты до «Я родилась там, но уже много лет считаю себя израильтянкой в полном смысле этого слова» Лены-Леи.

Словом, выставка получилась и в самом деле интересной, своеобразным отражением истории и сегодняшнего дня необычайно пестрой алии последних десятилетий. И проходя мимо раскрытых для всеобщего обозрения и наполненных книгами, вещами, старыми фотографиями и всем прочим чемоданов, невольно думаешь о том, какие мы все разные.

И вместе с тем как мы все похожи!

«МАРШ ЖИЗНИ»

Около месяца назад в кибуце Ган-Шмуэль состоялась премьера мюзикла «Эксодус». Спектакль был любительский, и это событие вряд ли заслуживало внимания, если бы не одно обстоятельство: все задействованные в нем «актеры», лихо отплясывавшие еврейские танцы были потомками бывших нацистов и активистов немецкой организации «Марш жизни». Организация ставит целью помощь живущим в Израиле жертвам Катастрофы, а также регулярно проводящие марши к концлагерям Европы. Впрочем, и зрители спектакля состояли, в основном, из активистов «Марша жизни», а также детей и внуков тех, кто выжил в Катастрофе.

Но самое интересное началось после спектакля, когда один за другим стали подниматься на сцену пожилые и совсем молодые немцы и рассказывать о том, как им стыдно за своих отцов и дедов, как глубоко их чувство вины перед еврейским народом и как они этот народ любят.

Я сталкивался с подобными исповедями и в Израиле, и в Германии, и, признаюсь, я не особенно верю в их искренность. Скорее наоборот: мне слышится в них немало ложного пафоса и фальши. Впрочем, как выяснилось, я далеко не одинок в этом своем ощущении – по меньшей мере, поначалу оно было у многих израильтян, участвующих в деятельности «Марша жизни».

— О существовании «Марша жизни» я узнал случайно, — рассказал один из зрителей мюзикла. – Несколько лет назад мы с сестрой поехали в Краков, чтобы разыскать там дом, в котором родился и вырос отец, прошедший через Освенцим и Биркенау. Кто-то дал дам мне телефон представителя «Марша жизни» в Израиле Эвена Зива, я с ним созвонился, и он предложил мне принять участие в совместном марше евреев и немцев в Освенциме. Я согласился из вежливости, а потом деваться стало некуда. Во время первого марша меня не покидало мрачное чувство, что я участвую в каком-то абсурдном фарсе. «Как можно шагать рядом с теми, чьи отцы и деды убивали наших родителей?! Какой смысл в их раскаянии? Не играют ли они? И что я вообще тут делаю?!» — вот те вопросы, которые мучили меня по пути в Биркенау. Но как-то само собой я разговорился с идущим рядом немцем, и оказалось, что у нас много общего. Так же, как в моей семье, в его доме все, связанное с войной, было окружено заговором молчания. И у меня, и у него отцы были склонны к насилию по отношению к близким. Сама атмосфера в доме была психопатической, и мы оба росли без чувства уверенности в себе, в своих силах. Потом была очень трогательная церемония в концлагере, но я все еще был очень скептически настроен. И все же постепенно я поверил, что эти люди искренни, и им можно протягивать руку.

Как рассказывает Эвен Зив, организацию «Марш жизни» создали в 2007 году жители города Тюбингена Йобест и Шарлотта Битнер. Тюбинген, надо заметить, город особенный.

Именно в Тюбингенском университете более 200 лет назад, задолго до Гитлера, родилась и получила популярность теория о превосходстве немецкой расы. Когда нацисты пришли к власти, почти половина мужского населения города добровольно записалась в СС. Затем уроженцы Тюбингена принимали участие в акциях по уничтожению евреев по всей Европе. По приблизительным подсчетам на их руках – кровь 700 000 евреев.

Когда Йобест Битнер узнал, чем занимался его отец, его охватило чувство стыда и вины, и он решил собрать переживающих то же самое детей и внуков нацистов и пройти маршем к Дахау, чтобы отдать дань памяти и попросить прощения у уничтоженных там евреев.

Предполагалось, что это будет разовая акция, но за первым маршем последовал другой, у организации появился свой офис, в холле которого висит огромная карта Европы, на которой черным цветом обозначены места, где располагались концлагеря. Далее «Марш жизни» создал в Тюбингене музей о преступлениях его жителей, служивших в гитлеровской армии, а потом начались контакты с израильтянами, начали развиваться различные проекты по оказанию помощи израильтянам, пережившим Катастрофу, а также их детям и внукам, родившимся с той или иной инвалидностью.

Самым интересным, повторим, на вечере в Ган-Шмуэле были именно исповеди активистов «Марша жизни», из которых следовало: все, что нам говорили долгие годы о покаянии немцев и о том, что они излечились от антисемитизма, на самом деле фикция. До покаяния и осознания национальной вины поднялись очень немногие.

— Я – внук нациста! – рассказал активист «Марша жизни» Франк Бипер. – Я вырос в антисемитской среде, и мой дед, Герман, оставался антисемитом до конца своих дней. На любой семейной встрече, сколько я себя помню, я слышал брань в адрес евреев. Дед просто начинал исходить ядом при одном упоминании об евреях. Как выяснилось, он одним из первых в его школе вступил в гитлерюгенд, потом был там вожатым, а затем и офицером. На войне он расстреливал евреев, в том числе и детей, и гордился этим. И вот я здесь, чтобы сказать вам: я ненавижу антисемитов. Я сожалею о том, что делал мой дед, я люблю еврейский народ и преклоняюсь перед ним.

— Мой дед в годы Второй мировой войны служил в Польше, — рассказал другой молодой человек. — Сначала он занимался тем, что входил в группу, разыскивающую прятавшихся в убежищах евреев. Ежедневно они отлавливали не менее 12 человек, в том числе и детей. Потом он входил в охрану лагеря, созданного в Лодзи, и со смехом рассказывал, как отнимал еду у еврейских детей, которым и без того было нечего есть, и те умирали от голода.

В сущности, все рассказы были похожи – о службе прадедов и дедов в СС или вермахте, об участии в массовых убийствах евреев, о том, что никто из предков затем не высказал раскаяния в своем прошлом. Разве что одни старались о нем молчать, а другие гордились и любили прихвастнуть им за кружкой пива, но и те, и другие оставались антисемитами, и пытались привить свой антисемитизм детям и внукам.

Мне довелось слышать подобную историю в Цфате – жертвам Катастрофы, живущим в этом городе хорошо знакомы Александр и Цецилия Дитце, которые часто приезжают сюда на праздники с целым ворохом подарков и устраивают импровизированный концерт. Этой зимой, к примеру, они подарили пожилым людям радиаторы, теплое постельное белье и электрочайники.

По словам Александра Дитце, для него все началось в 9 лет, когда дедушка разложил перед ним свои военные награды и стал хвастаться тем, за что он их получил. Для мальчика было дико слышать, что его дед гордится тем, что воевал на стороне мирового зла и с таким сладострастием рассказывает об убийствах евреев.

Таким образом, те, кто рассказывает нам о коллективном чувстве вины немцев, явно передергивает. Чувство, может быть, и есть, но оно не коллективное.

Но Эвен Зив, безусловно, прав, когда говорит, что в наши дни, когда во всей Европе, в той же Германии набирает силу антисемитизм и отрицание Катастрофы, существование таких организаций как «Марш жизни» крайне важно. Они объединяют вокруг себя тех европейцев, у которых еще сохранилась совесть, и которые умеют думать. И пока они есть – есть надежда на то, что Европа снова не соскользнет во мрак средневековья и не оденется в коричневые рубашки.

ЕВРЕЙСКИЕ ПСЕВДОДРЕВНОСТИ АРАБСКИХ УМЕЛЬЦЕВ

Сотрудники Национальной библиотеки и эксперты по древностям не скрывают своего беспокойства в связи с тем, что в последнее время рынок антиквариата заполнили многочисленные подделки под древние еврейские артефакты – свитки Торы, старинные еврейские рукописи, кубки для освящения над вином и т.п.

По их словам, центром этой индустрии фальшивок в последние годы стали арабские страны, где они изготавливаются в огромных количествах, а затем предлагаются в социальных сетях или по электронной почте коллекционерам в Израиле, США, России и других странах мира. При этом интернет позволяет разместить фотографии предлагаемого «товара» и даже приложить к нему заключение «эксперта» о подлинности.

Многие коллекционеры «заглатывают наживку» и платят десятки тысяч долларов за артефакты, которые, по сути дела, не имеют никакой ценности.

Судя по всему, изготавливаются такие псевдодревности на основе текстов, которые та же Национальная библиотека, а также ряд израильских и зарубежных музеев разместили в интернете, но так как арабские умельцы из-за того, что не владеют ивритом, почти неминуемо допускают ошибки, то разоблачить подделку для специалиста не составляет труда. Иногда фальсификаторы доходят до такой наглости, что просто изготавливают «древнюю еврейскую книгу», используя шрифт старинных манускриптов, но когда начинаешь ее читать, то понимаешь, что это – не более чем бессмысленный набор еврейских даже не слов, а букв. Расчет делается на то, что многие коллекционеры иудаики сами не знают иврита, и, что самое печальное, этот расчет тоже нередко срабатывает.

Кроме того, фальсификаторы из арабских стран убеждены, что евреи всюду, где ни попадя, используют такие свои символы, как магендавид, или менора – они оттискивают их на серебряных обложках книг, тех же кубках или подсвечниках. Но дело в том, что использование этой символики в виде чеканки, к примеру, на тех же кубках совершенно нехарактерно, и потому для знатока, знакомого с особенностями работы старых еврейских мастеров в Марокко, Йемене, Ираке и других арабских странах не составляет труда опознать подделку.

Надо заметить, что история фальсификации еврейских рукописей и реликвий насчитывает, по меньшей мере, два столетия. В тот момент, когда в США и в Российской империи появились серьезные и, что самое важное, богатые коллекционеры еврейской старины, появились и желающие их облапошить. Специалисты утверждают, что им удалось выявлять подделки даже в запасниках музеев и Национальных библиотеках, в том числе и в израильских. Однако уровень этих фальшивок был достаточно высок, и чтобы их распознать, нередко требовалась серьезная экспертиза – вплоть до изучения состава чернил, которыми были написаны рукописи и технологии изготовления пергамента.

Судя по всему, основными изготовителями этих подделок были евреи (хотя и не только они), а вот перенос центра их производства в арабские страны – явление относительно новое и куда более масштабное. Что, кстати, не отменяет того факта, что в арабских странах действительно имеются поистине бесценные сокровища иудаики, оставленные там еврейскими общинами. Но большинство из них считается собственностью государства, и любые попытки завладеть ими и вывезти из страны, связаны с поистине смертельным риском.

ОТКАЗ ОТ ЭПИЛЯЦИИ

В Израиле набирает силу новая кампания #Januhairy, в рамках которой тысячи девушек и женщин отказываются от эпиляции.

Начало кампании было положено в англоязычных социальных сетях, когда целый ряд известных актрис и певиц, включая Мадонну, стали размещать в своих аккаунтах фотографии себя любимых, демонстрируя волосы на подмышках. Затем появились рекламы, запечатлевшие фотомоделей, отказавшихся удалять волосы на ногах. Израильтянки также решили последовать их примеру, и сегодня на улицах не так уж редко можно встретить молодых женщин, желающих выглядеть «такими, какие они есть».

— Я не удаляю волосы ни на подмышках, ни на ногах, ни где-либо еще на теле, за исключением волос на родинках, уже шесть лет. Так что поступаю вовсе не в угоду моде, — рассказала жительница Иерусалима Таль Мительман. – Просто еще в подростковом возрасте, когда мне впервые пришлось делать эпиляцию, у меня данная процедура вызвала отвращение, а потом выяснилось, что ее надо проводить регулярно, и, помимо всего прочего, она стоит немало денег. Потом я какое-то время жила в одной духовной коммуне, женщины которой демонстративно отказывались брить или удалять волосы каким-либо другим способом на любой части тела. И вдруг я поняла, что мне это подходит и нравится. Дело не в том, как наличие волос влияет на твою внешность – отказ от эпиляции дает ощущение свободы, чувство, что ты не подделываешься под требования общества, а являешься сама собой, такой, какой тебя создала природа. И именно чувство свободы в данном случае самое важное!

— А как к твоему вызову принятым «правилам приличия» относятся окружающие?

— Я отнюдь не стараюсь подчеркнуть и выпятить эту мою особенность, но и не скрываю ее – например, летом повсюду хожу в коротких шортах. И за все это время никто ни разу не позволил себе по отношению ко мне какой-либо оскорбительной выходки. Да, конечно, случалось, что я натыкалась на осуждающие или презрительные взгляды, в которых так и читалось «О, Господи!», но до большего никогда дело не доходило. Мне кажется, что отказ женщин от эпиляции – еще одна проверка нашего общества на толерантность. И в данном вопросе оно его вполне выдерживает. Если хотите знать, мне не раз доводилось слышать от других девушек и женщин: «О, если бы у меня хватило смелости сделать то же самое!». Надеюсь сейчас, в рамках кампании #Januhairy они смогут последовать моему примеру.

— А как отказ эпиляции повлиял на твои отношения с мужчинами?

— Сейчас у меня есть друг, но и до этого у меня было немало как продолжительных, так и коротких связей. Так что я как-то не заметила, что волосы на ногах и подмышках сделали меня менее привлекательной для мужчин. Скорее, даже наоборот. Помню, как-то я познакомилась с одним парнем, мы погуляли, а когда дело дошло до постели, я сказала ему, что я – «естественная». Он удивился, спросил, что это значит, а когда я сказала ему, что всюду, где надо, у меня растут волосы, его такое признание страшно завело. Мы были вместе почти год, и у нас все было замечательно. Моя позиция проста: если я не нравлюсь мужчине в естественном виде, то и он мне не нужен!

Известная израильская исследовательница влияния НТР на взаимоотношения полов доктор Шломит Лир считает, что пока не ясно, идет ли речь просто о модном поветрии, которое через короткое время пойдет на спад и забудется, или о некой устойчивой тенденции, которая на долгие годы определит новые стандарты женской красоты.

— В последнее время мы видим, как подобная кампания может произвести серьезные перемены в обществе, — говорит доктор Лир. – Достаточно вспомнить, какое огромное влияние оказала на изменение поведенческих стереотипов компания #Me Too, причем за очень короткое время.

Стандарты женской красоты в современной западной цивилизации уже десятилетия подряд определяют фотомодели, появляющиеся на плакатах с идеально гладкими ногами и без волос под мышками. В результате у мужской части общества возник стойкий стереотип, что красивая женщина – это «гладкая женщина», чье тело ничем не отличается от тела девочки до переходного возраста.

Но ведь такое тело и в самом деле вступает в противоречие с самой природой, и удаление волос является своего рода насилием над телом. А любое насилие унижает женщину, внушает ей, что когда она такая, какая есть, с ней что-то не так. Подобное насилие неминуемо сказывается на ее психологии, самооценке. Поэтому отказ от эпиляции, безусловно, можно только приветствовать. Сейчас в силу сложившихся стереотипов женщина с естественной растительностью на теле вызывает у многих мужчин едва ли не шок и отвращение, но как только новые стандарты красоты войдут в общественное сознание, это пройдет. Но чтобы такая революция произошла, важно, чтобы #Januhairy поддержало как можно больше известных женщин, а также ведущие модельные агентства мира.

Пока до всеобщего принятия этой идеи еще очень далеко. Даже активистки феминистских движений относятся к ней крайне настороженно. Одна из них призналась, что в целом поддерживает #Januhairy, но вот, к примеру, дочери-старшекласснице рекомендовать отказ от эпиляции не станет – не хочет, чтобы та подобным образом отличалась от подруг.

Разумеется, нас заинтересовало как к кампании #Januhairy относятся русскоязычные женщины, и мы обратились с таким вопросом к косметологу Нине Гутиной (кстати, по образованию – учителю русского языка и литературе).

— Даже не знаю, что сказать, — говорит Нина. – Мысль о том, что современный канон женской красоты родился на Западе и сформирован модельными агентствами в последние десятилетия, кажется мне не совсем верной. Женщины удаляли волосы с различных участков тела с незапамятных времен, можно сказать, уже на заре цивилизации, причем именно на Востоке. Вспомните знаменитый профиль Нефиртити: у нее выщипаны и подведены брови. А наш царь Соломон, согласно легенде, подарил царице Савской средство для эпиляции. Видимо, уже в ту далекую эпоху считалось, что обилие волос на ногах и других частях тела не красит женщину.

Тут все очень индивидуально – ведь у каждой женщины волосы растут по-своему. У одних они напоминают легкий пушок и почти незаметны, у других это очень жесткие черные волосы, которые тут же бросаются в глаза, и в таком случае, на мой взгляд, стоит от них избавиться. Кстати, сейчас есть современные безболезненные методы эпиляции, которые я очень рекомендую.

Еще, думаю, крайне важно и само место, где живет женщина. В нашем жарком климате те же волосы под мышками женщине стоит удалять, особенно летом. Да и на ногах тоже. И дело тут, как вы понимаете, не только во внешней эстетике – запах для мужчины не менее важен, чем внешность; многие мужчины «любят носом».

Что касается мужского внимания, то и тут все, наверное, сугубо индивидуально. Толстой в «Войне и мире», к примеру, при описании первой жены Андрея Болконского постоянно подчеркивает наличие у нее «усиков» над верхней губой – для него это была явно отталкивающая женская черта. А у какого-то нашего классика есть рассказ о «женщине с бородой» (Башевиса-Зингера – Ред.), мужа которой, напротив, привлекал тот момент, что у жены растут волосы на лице. То, что влечет к женщине одного мужчину, может, напротив, отталкивать от нее другого.

Поэтому я думаю, что, во-первых, даже если такая кампания ведется, каждая женщина должна сама выбирать для себя, что ей больше подходит; нельзя всех стричь под одну гребенку. В то же время мне кажется, что если женщина по-настоящему любит мужчину, хочет удержать его рядом с собой, ей стоит подстраиваться под его вкусы, а не бросать ему вызов и эпатировать. Помните, как в фильме «Служебный роман» Верочка-Ахеджакова говорит «Мымре»-Фрейндлих: «Возьмем, к примеру, ваши брови. Это же ужас, что такое!.. Их надо выщипывать!». А когда героиня Фрейндлих замечает, что это же больно, то получает ответ: «Вы — женщина, ради красоты можете и потерпеть!». И я считаю, что подобные жертвы ради красоты нас, женщин, не только не унижают, но и, наоборот, возвышают.

Думается, и такая точка зрения тоже имеет право на существование. Каждый, или точнее, каждая выбирает для себя…

* * *

Как оказалось, «волосатая проблема» среди мужской половины страны стоит не менее остро, чем среди женской. Правда, с прямо противоположной точки зрения: многие израильтяне крайне озабочены процессом облысения, и ищут способы, как вернуть себе былую шевелюру.

Самым модным трендом среди израильских мужчин сегодня является операция по пересадке собственных волос на образовавшуюся плешь, после чего те продолжают рост. Подобные операции стоят в Израиле, довольно дорого, и потому уже появились компании, которые осуществляют «волосатые туры» в Турцию, где пересадка и вживление волос стоит от 13 до 20 тысяч шекелей. Перед операцией сотрудники клиники помечают специальным карандашом область, которую клиент желает покрыть волосами. Некоторые заказывают также вживление растительности на груди для придания себе «более мужественного» вида в постели.

Обычно «медицинский тур» включает в себя билет в Стамбул и обратно, пребывание в гостинице, операцию и несколько дней госпитализации после нее в одной из местных косметологических клиник, большинство клиентов которых составляют израильтяне. Пациентам клиники рекомендуется через год еще раз вернуться на берега Босфора, чтобы пройти врачебный осмотр.

Израильские врачи предупреждают, что пересадка волос на самом деле является хирургической операцией в полном смысле слова. Как и во всякой операции, в ней есть доля риска, и она чревата различными осложнениями. Так что проходить ее нужно у хирурга, в квалификации которого вы абсолютно уверены.

ПОЛИАМОРИЯ

В университете Бар-Илан бушуют нешуточные страсти в связи с намерением факультета социальных наук провести в стенах этого вуза первую в Израиле научную конференцию по полиамории.

Для тех, кто не знает: полиамория – это система этических взглядов на любовь, допускающая возможность существования любовных отношений у одного человека с несколькими людьми одновременно, с согласия и одобрения всех участников этих отношений.

В последние годы идеи полиамории (одним из разновидностей которой является «шведская семья») получают все большую популярность в Израиле, вот организаторы конференции и решили обсудить вопрос о том, насколько это приемлемо для общества и какие формы может принять израильская семья в будущем.

Среди прочего, к примеру, на конференции запланирован доклад, автор которого намерен доказать, что полиамория, то есть отказ супругов хранить друг другу верность и полная свобода в сексуальной жизни, включая приглашение новых сексуальных партнеров домой, не только не разрушает семью, но и, наоборот, благоприятно влияет на супружеские отношения.

Еще один докладчик планирует доказать, что на самом деле полигамия, которая была разрешена евреям в прошлом, является ничем иным как формой полиамории, а потому последняя вполне совместима с еврейской традицией.

Идея этой конференции почему-то не понравилась многим преподавателям Бар-иланского университета, особенно с кафедр еврейского духовного наследия и еврейского права, и они потребовали от ректората запретить ее проведение.

Один из наиболее активных противников проведения конференции доктор Меир Сайдлер заявил, что полиамория – это не что иное, как наукообразное наименование разврата, а цель конференции – не что иное, как дать легитимацию разврату и внести свою лепту в разрешение традиционной еврейской семьи.

«Я хочу напомнить, что Бар-Илан – это университет, который позиционирует себя, как стоящий на еврейских ценностях. Но то, что вы называете полиаморией, не имеет к этим ценностям никакого отношения, более того – это издевательство над ними.

Сравнение полигамии, которая и в самом деле была разрешена евреям в древности с полиаморией – это демагогия в чистом виде, а если не демагогия, то проявление невежества, так как на самом деле эти два явления совершенно отличны по сути. Кроме того, напомню, что и полигамия давно уже практически запрещена Галахой – исключения делаются лишь в чрезвычайных случаях.

Возмутительно, что именно такой университет, как Бар-Илан, пошел на поводу у сторонников самых радикальных либеральных веяний, которые с подлинным либерализмом не имеют ничего общего», — заявил доктор Сайдлер.

В последние дни к требованию преподавателей присоединились и студенты. Более 600 из них уже поставили подписи под призывом к ее отмене.

«Мы требуем не допустить проведения в стенах конференции форума, инициаторы которого ставят своей целью разрушения семьи, которая является базисной ячейкой общества.

Мы содрогаемся, когда думает, что может произойти с детьми, которые будут расти в доме, полном разврата и измены.

Решение об отмене конференции должно быть принято немедленно!» — говорится в петиции студентов.

Но ректорат с принятием решения, похоже, не торопится. Очень уж хочется руководству университета показать, что он не менее, а то и более либеральнее всех других вузов страны.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s