200 ЛЕТ ТОМУ НАЗАД

Опубликовал(а)

Русский поход Наполеона

XIX век прошел под сильным влиянием бонапартизма. Кто же был этот человек: тиран или гений, обогнавший свое время? Зачем он пришел в Россию и почему оттуда бежал? В этой статье я попытаюсь ответить на эти вопросы.

Англия на пути глобализма

Сначала хотел сделать подзаголовок Англия – родина глобализма, но подумал что это неточно. К глобализму стремились с древнейших времен. Возьмем хотя бы Персию, подчинившую себе, как им казалось, почти весь цивилизованный мир, и никто не знает, чтобы произошло дальше, если бы не 300 спартанцев. Александр Македонский пошел дальше персов и дошел до Индии, но рано умер. Его сподвижники устроили разборки, и великая держава эллинов раскололась на куски. Их эстафету приняли римляне.

Когда Англия свернула на путь глобализма определить трудно, возможно еще при королеве Елизавете. После появления в 1740 году песни «Rule, Britannia!», написанной поэтом Джеймсом Томсоном и композитором Томасом Арном, это движение стало практически официальной идеологией жителей туманного Альбиона.

Согласно тексту Джеймса Томсона ангел господень дал указание свыше:

            Правь, Британия! Правь волнами:

            Британцы никогда не будут рабами.

Звучит знакомо. Помните «Песню коммуны», созданную в 20 году прошлого века композитором Александром Митюшиным на слова поэта Василия Князева:

            Никогда! Никогда!
            Коммунары не будут рабами!

Правда, похоже? Ну, в принципе, рабство, как показала жизнь, – дело добровольное. Вот евреи были один раз рабами в Египте. Им это не понравилось, они посоветовались с Моисеем и решили, что никогда больше не будут рабами, и не были. Ну не хотят британцы быть рабами, как еврей я их понимаю. А вообще кому какое дело, хотят ли британцы или коммунары быть рабами или не хотят. Задевает «Правь, Британия!». Если «британцы никогда не будут рабами», то кем она, их Британия, собирается править? На что в песне сказано – волнами.

А что значит «Правь волнами»? Не знаю, что думал поэт, но по жизни это оказалось постепенным захватом англичанами почти всех морских путей сообщения. Победа в войне с Францией во второй половине XVIII века сделала Великобританию самой сильной сверхдержавой того времени. Англичане вели агрессивную экономическую экспансию на всех фронтах, тех, кого не смогли победить силой оружия, — купили субсидиями. Передовая по тем временам английская промышленность наладила выпуск сравнительно дешёвого ширпотреба. Ремесленники других стран не могли с ним достойно конкурировать. Великобритания стала лидером в производстве ткани. Английское сукно стало символом качества. Можно привести ещё много примеров гегемонии Великобритании в промышленности, финансах и торговли во второй половине XVIII века.

Единственной серьезной неприятностью было восстание американских колонистов, приведшее к образованию США. Но правящие круги Англии не верили, что это всерьез и надолго. Контроль над большинством торговых путей позволял им надеяться, что рано или поздно экономическим или военным путем 13 американских колоний будут возвращены под юрисдикцию Великобритании.

Европа против Англии

Противостоять Великобритании могла только объединенная Европа. Но Европа объединиться не хотела. Испанию, Францию, Пруссию и Австрию, крупнейшие державы континентальной Европы того времени, разделяли старые обиды и многочисленные противоречия. Европу объединил полководческий гений Наполеона. Одержав целый ряд блистательных побед на поле боя, французский император принудил страны Европы и Россию примкнуть к континентальной блокаде против Великобритании.

В чем была суть континентальной блокады видно из декрета Наполеона от 1806 года, в котором говорилось:

«1. Что Англия нарушает общепризнанное всеми цивилизованными народами международное право.

2. Что она считает неприятелем всякого гражданина, принадлежащего к неприятельскому государству, и объявляет поэтому военнопленными не только экипажи военных судов, но даже экипажи торговых судов… и коммивояжеров и торговцев, путешествующих по своим торговым делам.

3. Что она распространяет на торговые суда и на товары и на имущество частных лиц право захвата…

4. Что она распространяет на города и на торговые неукрепленные порты… право блокады; что она объявляет блокированными местности, перед которыми она не содержит даже хотя бы одно военное судно…

5. Что это чудовищное злоупотребление правом блокады имеет лишь одну цель — воспрепятствовать сношениям между народами и развить торговлю и промышленность Англии на обломках промышленности и торговли материка…

Мы решили применить к Англии те приемы, которые она закрепила в своем морском законодательстве.

Ст. 1. Британские острова объявляются в состоянии блокады.

Ст. 2. Всякая торговля и всякая корреспонденция с британскими островами воспрещаются…

Ст. 3. Всякий подданный Англии…, который будет обнаружен в странах, занятых нашими войсками…, будет объявлен военнопленным.

Ст. 4. Все склады и все товары…, принадлежащие английскому подданному…, будут объявлены законными призами.

Ст. 5. Торговля английскими товарами воспрещается…

Ст. 7. Ни одно судно, приходящее прямо из Англии или английских колоний… не будет принято ни в одном порту».

Поводом для написания этого декрета, послужил декрет английского короля Георга III от 16 мая 1806 года, которым Англия объявляла в блокаде все порты Европы, берега и реки на всем пространстве от Эльбы до Бреста.

В 1807 году к континентальной блокаде, объявленной Францией Англии, присоединились Италия, Нидерланды, Испания, Дания, Россия и Пруссия, а в 1809 году — Австрия.

Сверхдержава оказалась в затруднительном положении. Выход нашелся не сразу, но британским дипломатам удалось обнаружить в европейской коалиции слабое звено. Им была Россия, вечно нуждающаяся в деньгах, добротных импортных товарах, новых технологиях. Торговые связи России и Англии имели многовековую традицию. Ещё во времена Ивана Грозного Англия была основным торговым партнером России. Русская пенька, из которой делались в Англии корабельные канаты, была одной из основных статей российского экспорта наряду с древесным углем, дегтем и щетиной. К блокаде Англии Россия присоединилась вынужденно. После разгрома русской армии Беннигсена, воевавшей против Франции на стороне Пруссии, Наполеон встретился с Александром I в Тильзите. В обмен на мир и невмешательство Франции, если Россия пожелает аннексировать Финляндию и Белостокскую область, отобранную у Пруссии, — Александр I согласился на участие его страны в блокаде Англии.

Не выполнение Россией пунктов Тильзитского договора, привело к тому, что 200 лет назад Наполеон во главе вооруженных сил объединенной Европы оказался на берегу Немана. За рекой простиралась непонятная и необъятная страна.

Празднование в Балтиморе

13 июня в Балтиморе началось празднование 200-летия войны 1812 года. Иногда её называют в США второй Войной за независимость. Много об этом времени писал историк Ричард Хофштадтер (Richard Hofstadter).

Британские корабли патрулировали воды Атлантического океана, проходя близко от американских портов и подвергая американские торговые суда постоянным обыскам и конфискациям. Британцы использовали эти обыски, чтобы решить проблему людских ресурсов, существовавшую на их флоте. Возобновив практику «насильственной вербовки», они брали в плен моряков, которых называли либо дезертирами из британского флота, либо просто уроженцами Британии. Ошибки были частым явлением, и это привело к тому, что многие американские граждане испытали на себе все муки службы на британском флоте – муки, которые позже Уинстон Черчилль со свойственной ему прямолинейностью охарактеризовал как «ром, содомия и плеть». Захват моряков американских торговых кораблей был достаточно серьезным вызовом, однако обида переросла в гнев только в 1807 году, когда британский фрегат открыл огонь по американскому военному судну, убив троих моряков, прежде чем захватить четырех человек, которые предположительно были британцами.

18 июня 1812 года Конгресс объявил войну Британии. За 2 дня до этого министр иностранных дел Великобритании отменил оскорбительные торговые ограничения, направленные против Соединенных Штатов, однако эти новости достигли американских берегов лишь много недель спустя. Жребий был брошен и война началась.

Англичане захватили Детройт, сожгли столицу США Вашингтон. Мерилендцы выстояли в борьбе с оккупантами. Форт МакГенри стал символом героизма не только штата Мериленд, но и всей Америки. Тогда же были написаны Фрэнсисом Скоттом Ки (Francis Scott Key) слова «Звёздно-полосатого флага» (The Star-Spangled Bannerr), ставшего гимном США.

Война растянулась на годы, и только в 1815 был подписан мир. Победа США, несмотря на поражение Наполеона, не дала сбыться планам англичан на мировую гегемонию.

Войск «супостата» было не меряно

Помню в школе меня учили, что в Великой Армии Наполеона, напавшей на Россию 24 июля 1812 года, было 600 тыс. супостатов. Меня ещё тогда удивляло, почему до Бородино дошло из них только 130 тыс.

Теперь российские источники сообщают, что в 1812 году Наполеон вторгся в Россию с 10 пехотными и 4 кавалерийскими корпусами общей численностью 390 тысяч солдат, на пике своего могущества. Из этих солдат только половина была французами, остальные — поляки, немцы из германских государств Рейнского союза, немцы из Пруссии, итальянцы, испанцы, хорваты. К этому числу следует добавить австрийский корпус под командованием Шварценберга (30 тысяч), бывший в оперативном подчинении у Наполеона. Сложим и получим 420 тысяч.

Откуда же взялись 600 тыс.? Согласно английским данным в Великой Армии Наполеона накануне вторжения в Россию действительно было 600 тыс., но в Россию все они не пошли.

Да и те, кто пошли, составляли довольно разношерстную компанию, и хотя российские историки пытаются представить, что враг коварен и силен, Наполеон хорошо знал слабости своих войск.

«Моя армия составлена так, что одно движение поддерживает ее. Во главе ее можно идти вперед, но не останавливаться и не отступать, это армия нападения, а не защиты», — считал император французов, вторгаясь в Россию. Такая армия была способна выигрывать сражения, но не завоевательную войну. Наполеон и не стремился к аннексии территорий Российской империи, его задачей было — силой оружия заставить Россию выполнять условия Тильзитского договора. Но это оказалось невозможно, правящему классу России английские субсидии были важнее, чем потеря территории и даже первопрестольной столицы Москвы. Наполеон первый раз совершил стратегический просчет. Идти надо было на Петербург, а захваченные территории раздавать союзникам. Возможно, после занятия Петербурга и Архангельска, через которые воздействовали на русских англичане, ему бы и удалось склонить Россию к новому мирному договору.

Отступление

Когда пишут о 22 июне 1941 года, удивляются и охают, как случилось что отступили до Москвы, но отступление до Москвы и сдача её французам была понятна каждому советскому школьнику. Все читали Лермонтова и знали, что «не даром, Москва спаленная пожаром, французам отдана».

Количество солдат в русских армиях, которые преграждали путь солдатам Наполеона, до сих пор является в России государственной тайной. Так, например, в крупнейшей группировке под командованием Барклая де Толи было согласно разным источникам от 110 до 136 тысяч военнослужащих (разница в 26 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК). И это до начала боевых действий. Как это может быть. Давайте попробуем себе представить.

Пришел супостат. Вызывает Барклай де Толи своего наипервейшего советника и спрашивает.

— Не скажите ли, милейший, сколь войска у нас?

— Это как считать, — отвечает наипервейший, — если кашу есть, так 136 тысяч, а то и более, а если в бой идти, то 110 тысяч не наберется.

— Спасибо милейший, теперь и я знать буду.

Есть и другой вариант.

— Не скажите ли, милейший, сколь войска у нас?

— Было 136 тысяч, да 26 тысяч запороли. Вот такая недолга вышла. Кто ж знал, что супостат придет.

В армии Багратиона служило на момент начала войны от 45 до 57 тысяч (разница в 12 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК). И так везде. Согласно VI тому «Всемирной истории», изданному Академией наук СССР в 1959 году, вторжению Великой Армии противостояли Барклай де Толи со 110 тысячами, Багратион с 45-48 тысячами, Тормасов 43-46 тысячами, Витгенштейн с 20 тысячами бойцов. Итого от 228 до 234 тысяч бойцов. А врагов как мы помним – было намерено, 600 тысяч напоминают академики.

Но это 1959 год, а в 1937 году известный советский историк, автор многих книг по наполеоновской эпохе академик Евгений Викторович Тарле утверждал: их было всего 153 тысячи, правда, оговаривался, что только в первой лини, а во второй ещё 250 тысяч. Таким образом, 420 тысячам солдат европейского союза противостояло не менее 400 тысяч русских. А вот советский военный историк, специалист в области истории армии и флота Российской империи Любомир Григорьевич Бескровный в 1962 году оценивал силы русских в 597 тысяч. Кому верить?

Стоит упомянуть ещё об одной группе русских встречавших Наполеона – казаках атамана Платова. Их количество вообще неизвестно. Да, соглашаются русские историки, был такой, сколько с ним было казаков, — не знаем, так как их никто не считал, может тысячи полторы, а может и все 100. Матвей Иванович Платов, атаман Всевеликого войска Донского, фигура вполне историческая, хотя известна больше благодаря самой популярной сказке Н.С. Лескова «Левша». При отступлении 9 июля в районе белорусского местечка Мир, знаменитого своей ешивой, совершил дерзкий кавалерийский налет на французские части, и бежал не будучи настигнут и разбит. Славный подвиг атамана увековечен через 100 лет на живописном полотне художника В. Мазурковского. Не менее героически вел себя атаман у ряда других деревень и местечек, о чем, хочется верить, поступали реляции на имя государя императора, но увы другие его подвиги при отступлении не оказались достойны кисти художника.

Ну, если о том, как героически отступал атаман известно хоть что-то, то с остальными группами войск больше вопросов чем ответов.

Известно, что против 20-тысячного корпуса Витгенштейна из Тильзита выступил Макдональд, нет на забегаловка, а французский маршал Этьен-Жак-Жозеф-Александр Макдональд герцог Тарентский, командующий X прусско-французским корпусом, в который входило 32 тысячи бойцов. Заняв Курляндию, дошел до Риги, где его дружно встретили 19 тысяч бойцов и 102 орудия русского генерала Штейнгеля.Генерал-губернатор Финляндии Фаддей Фёдорович Штейнгель был переброшен туда вместе с находившимся под его началом отдельным Финляндским корпусом. Ригу Макдональд не взял, толи планов таких не было, толи Штейнгель не дал. А рядом с Ригой был ещё отдельный корпус Эссена (до 18 тысяч бойцов).

Витгенштейну там делать было нечего, и он отступает к местечку Дрисса, где в укрепленном лагере уже обитает отступившая ранее 1-я армия Барклая де Толи.

2-я Армия Багратиона отступает из Белостока. Судя по карте можно предположить, что в районе белорусского города Новогрудок она соединяется с казаками Платова. Дале двигаясь через Бобруйск, обходя с юга Великую армию, он достигает Смоленска, где встречается 3 августа с бойцами Барклая де Толи.

О 3-й армии Тормасова историки, как бы забывают. Оно и понятно, ведь Тормасов не отступил, не «заманил Наполеона вглубь России» а храбро и умело сражался своей самой малочисленной из трех армий, маневрируя, то отступая, то наступая в районе города Бреста вплоть до полного ухода французов из России. Но настоящий герой войны 1812 года Александр ПетровичТормасов оказался не в чести у тех, кто искажает историю для улучшения, как они думают, образа России.

Так или иначе, к Смоленску, наконец, догнав убегающую русскую армию, подошло не более 180 тысяч солдат Великой армии. Заслуга ли в этом генерала Тормасова или в Великой армии изначально было меньше солдат, чем сообщают историки, сказать трудно.

Считается, что под Смоленском Наполеон решил дать генеральное сражение и разгромить русскую армию. Если это так, то великий стратег не понял загадочной русской души. После двух дней оборонительных боев русские решили, что славно повоевали и сбежали, не дав себя разгромить. Пришлось Наполеону идти на Москву.

Бородино

Путь от Белостока до Москвы был долог, дороги плохие, еды мало, сена мало, вода плохая, зато много любвеобильных и привлекательных женщин.

«Болезни любви были тогда серьезной проблемой. Их тогда знали две — гонорея и сифилис… В Русском походе эти болезни свели в могилу около 15 тысяч французских солдат» (С.А. Тепляков «Болезни, ранения, лечение и военная медицина в наполеоновскую эпоху»).

До Бородино с Наполеоном дошло только около 130 тысяч солдат. На этом числе сходятся во мнении большинство исследователей. Но есть другие данные:

«Согласно данным Шамбре, перекличка, проведённая 2 сентября, показала наличие в составе французской армии 133 815 строевых чинов (за некоторых отставших солдат их товарищи отозвались «заочно», рассчитывая, что те догонят армию). Однако это число не учитывает 1 500 сабель кавалерийской бригады дивизионного генерала Пажоля, подошедших позже, и 3 тысячи строевых чинов главной квартиры. За вычетом потерь, понесённых за время между перекличкой и началом сражения, общую численность французской армии можно определить в 135 тысяч человек» (сайт http://www.borodisk.ru).

Можно ли верить маркизу Жоржу де Шамбре, бывшего во время описываемых событий капитаном гвардейской конной артиллерии и познавшего прелести русского плена, – личное дело каждого. Тем более что к Бородинскому полю французская армия подошла только 5 сентября. То есть через 3 дня после упомянутой маркизом переклички.Согласно VI тому «Всемирной истории», изданному Академией наук СССР в 1959 году, в армии Наполеона под Бородино было 130 тысяч бойцов. Не поверили Жоржу де Шамбре советские академики, а ведь могли, и руководство кремлевское их бы за это не осудило, а наоборот может быть даже и премию дало.

Как я уже писал ранее («Каскад» #334), согласно англоязычным источникам, в битве при Бородино участвовали: «French forces included 214 battalions of infantry, 317 squadrons of cavalry and 587 artillery pieces, a total of 124,000 troops». То есть 124 тысячи.

Сколько войск было у Кутузова? Согласно тому же VI тому «Всемирной истории», изданному Академией наук СССР в 1959 году, 120 тысяч.

Авторы сайта http://www.borodisk.ru работали скрупулезно и предоставили нам разнообразные данные.

«Общая численность русской армии определяется мемуаристами и историками в широком диапазоне 110-150 тысяч человек:

Историк М. И. Богданович: 103 тысячи регулярных войск (72 тысячи пехоты, 17 тысяч кавалерии, 14 тысяч артиллеристов), 7 тысяч казаков и 10 тысяч ратников ополчения, 640 орудий. Итого 120 тысяч человек.

Из мемуаров генерала К. Ф. Толя: 95 тысяч регулярных войск, 7 тысяч казаков и 10 тысяч ратников ополчения, 640 орудий. Итого 112 тысяч человек.

Подсчёт русских сил согласно ведомостям на 5 сентября: 114 тысяч регулярных войск с 624 орудиями, 9500 казаков и 31 700 ратников ополчения. Итого: 155 200 человек.

Наполеон в своём письме к жене сразу после битвы оценил численность русской армии в 120 тысяч человек. Однако, во-первых, Наполеон не мог знать точной численности русских, а только приблизительную; во-вторых, он же впоследствии утверждал, что «под Бородино русские имели под ружьём 170 тысяч человек».

К этому следует добавить данные, которые приводит «Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия»  — под командованием генерала М.И. Кутузова в битве при Бородино приняло участие около 150 тысяч человек.

Почему же такой разброс от 110 до 170 тысяч, где истина?
Ключ к разгадке дал мне, как не странно, сайт borodino.bytvi.ru, где как бы между делом сказано – «К НАЧАЛУ сражения в русской армии было 120 тысяч человек». Не все русские войска успели к началу сражения, наверное, помешали вечные московские «пробки».

Если с количеством солдат Бородинского сражения до сих пор нет единого мнения, то с пушками всё наоборот. Большинство исследователей, как правило, сходятся, что у Кутузова пушек было больше — 640, а у Наполеона меньше — 587.

Можно сказать, что у русских было превосходство в живой силе и технике. Но даже если считать, что русских было 110 тысяч, при этом Наполеон наступал, а русские оборонялись. В битве обороняющаяся сторона всегда имеет преимущество… Бой за Шевардинский редут, в которой 12 тысяч русских сдерживали натиск 35 тысяч французов, наглядно демонстрирует это. Если бы одноглазый ученик Суворова сам бы перешёл в наступление, то при его талантах Бородинская битва, возможно, обернулась бы полным истреблением его солдат.

План Кутузова, по крайней мере, у меня создалось такое впечатление, был прост до гениальности — продержаться 3 дня, а затем любой ценой сдать Москву. Зачем ему было это надо, я сказать не могу, но если предположить что он был в доле с русскими чиновниками, растратившими казенные деньги, выделенные на разные государственные объекты в Москве, то действия его становятся осмысленными, дальновидными и понятными. Потом будет сочинена история про карету Наполеона, на которой французский император вывозил несметные ценности из России. Карета якобы затонула в одном из белорусских озер. Карету ищут давно и не могут найти. А может, и не было никакой кареты, а все ценности разворованы и промотаны ещё до нашествия Наполеона? Три дня могли потребоваться казнокрадам на сокрытие улик, в спешном виде сооружения декораций зданий, которые по отпущенным из казны средствам давно были возведены и успешно функционировали, с целью последующего сожжения. Конечно, я могу быть не прав и виновата во всем бездарность Кутузова и полководческий гений Наполеона.

Хотите знать, как Михаил Илларионович Кутузов распорядился своим преимуществом в артиллерии, я вам расскажу. Только не удивляйтесь. 306 пушек из 640 он определил в артиллерийский резерв, спрятал позади своих войск и приготовил к бегству по первому сигналу. На Бородинском поле Кутузов ввел новую, убийственную для своих войск стратегию, артиллерия против кавалерии. Банники против сабель и пистолетов. Неэффективно, но зато красиво.

Банники против сабель и пистолетов

Историк Лев Гумилев считает, что от полного разгрома тогда русскую армию спасли союзные России калмыки. Выскочившие вместе с казаками со своими луками и стрелами, они изрядно ошеломили солдат Великой армии.

В России большинство до сих пор предполагают, что День Бородино славная страница в истории русской армии. Многие предполагают, что там вообще победили русские. Наполеон уже на острове Св. Елены считал Бородинское сражение самой славной из своих побед, которую он одержал даже не использовав все свои резервы. Согласно энциклопедии «Отечественная война 1812 года», в конце сражения у Наполеона оставалось в резерве 18 тысяч.

У Кутузова в бой не пошли 8-9 тысяч регулярных войск (в частности, гвардейские Преображенский и Семёновский полки). В то же время Кутузов говорил, что русские ввели в бой «всё до последнего резерва, даже к вечеру и гвардию», «все резервы уже в деле».

Откровенно говоря, несмываемым позором покрыли себя гвардейцы Семеновского и Преображенского и ряда других полков, которые, несмотря на указания Кутузова, отказались принимать участие в битве, даже когда армия была на гране разгрома. Эти более 8 тыс. русских профессионалов оказались абсолютно небоеспособными.

Ну, а теперь поговорим и о потерях

Со школьных лет нам твердили, что русская армия при Бородино переломала хребет Великой армии Наполеона. Согласно VI тому «Всемирной истории», изданному Академией наук СССР в 1959 году, который мне так нравится цитировать, французы потеряли тогда 58,5 тысяч, а русские только 38,5 тыс. Спрашивается: чего же они бежали, эти русские, если по их подсчетам почти половина французской армии погибла?

Мегаэнциклопедия Кирилла и Мефодия дает более похожие на правду данные:

«Потери наполеоновских войск составили около 35 тысяч человек, русских — 45,6 тысяч человек».

Но даже они не объясняют: почему при бегстве из Москвы Наполеон, согласно тому же VI тому «Всемирной истории», изданному Академией наук СССР в 1959 году, вывел свою все ещё 110-тысячную армию?

Вопрос о больших потерях французов в войне 1812 г. многие годы оставался открытым. Не было понятно: от чего погибли сотни тысяч солдат Великой армии. Свою версию выдвинул сказочник-артиллерист граф Лев Николаевич Толстой. Это он придумал красивую фразу: «Дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие». Ибо граф, как человек военный никак не мог иначе объяснить: как растаяла на российских просторах Великая армия. Конечно, никто не умаляет подвиг банд крестьян мародеров и диверсионных групп Дениса Давыдова и ему подобных, но не они оказались главными врагами солдат евросоюза в России. Невозможность соблюдения правил гигиены приводила к многочисленным болезням, и не только венерическим, о которых я уже упоминал в этой статье.

«В воспоминаниях врача баварской кавалерии Генриха Росса о Русском походе показано, как превосходные войска постепенно обращаются в толпу полуинвалидов. Из-за отсутствия привычной пищи — хлеба, муки, молока, вина и водки; из-за постоянной жажды, в результате которой люди бросались на все, что могло дать им влагу (например, сосали лед из помещичьих погребов), у многих солдат начался понос, который Росс лечил настоями: чай из мяты и ромашки, а если их не было — то из мелиссы и бузины. Однако лучшим лекарством была легкая еда: «многим при подобных приступах оказывались очень полезными простые похлебки с мукой или размазня. (…) будь они у нас все время, многие из наших уцелели бы». Особо страдавшим Росс давал опий или гофманские капли (известное с 1660 года средство, состоящее на 90% из спирта, а на остальную часть — из эфира, использовавшееся как легкое обезболивающее до 1820-х годов). «Пока все эти средства были налицо, люди шли довольно сносно», — пишет Росс. К счастью, к тому времени, когда у Росса кончился запас лекарственных трав, войска вступили в местность, богатую скотом, и «напиток из трав был заменен мясным бульоном».

В тылу армии ситуация была тяжелее: «понос захватил их настолько сильно, что нельзя было проводить ученья, больше того — едва возможно было отправлять обычную службу. Все дома были наполнены больными, многие умирали, а в самом лагере было заметно такое беспрерывное беганье из фронта, как будто всем полкам сразу дали слабительное», — такую картину записал Росс со слов полкового аудитора Крафта.

При этом, по наблюдениям Росса, русских понос не брал: «оставленные человеческие и животные отбросы за фронтом лагерного расположения русских указывали на совершенно удовлетворительное состояние здоровья», — записал он, уже после Инкова увидев брошенный русский лагерь» (С.А. Тепляков «Болезни, ранения, лечение и военная медицина в наполеоновскую эпоху»).

Но не понос сгубил Великую армию.

Как сообщило вначале апреля 2006 агентство France Presse Великую армию Наполеона в 1812 году при отступлении из России погубили не русские морозы и голод, а вши.

Специалисты из французского Национального центра научных исследований изучили останки наполеоновских солдат, захороненных недалеко от литовской столицы Вильнюса в 800 километрах от Москвы.

Оказалось, что более 30% тех людей скончались из-за бактериальных инфекций, переносимых вшами. Это возвратный тиф, возбудителем которого является Borrelia recurrentis, ставшая широко известной во время Первой мировой войны «окопная лихорадка», вызываемая Bartonella quintana, и сыпной тиф, вызываемый Rickettsia prowazeki.

Образцы бактерий были обнаружены французскими учеными в останках насекомых, которые нашли в братской могиле. Кроме того, возбудители болезней содержатся в некоторых уцелевших зубах наполеоновских солдат.

Как уточняет агентство, в братской могиле под Вильнюсом, которую обнаружили в 2001 году, находятся останки нескольких сотен французов, бежавших из России зимой 1812-1813 годов.

Тиф – вот главный враг французов в России. При осаде Севастополя 1854-1855 годах французы потеряли от сыпного тифа почти столько же, сколько было всего убитых и раненых, сообщает сайт dommedika.com.

Больные тифом отставшие от армии солдаты Великой Армми Наполеона попадали в плен.

«Принц Георг Ольденбургский (родственник царя – прим. ред. «Каскада») умер в Твери в ночь с 14 на 15 декабря (1812 года – прим. ред. «Каскада»), заразившись тифом от пленных во время осмотра одного из госпиталей.

…24 декабря 1812 года конвоирование вглубь России было приостановлено до весны 1813 года из­-за распространившихся среди военнопленных болезней. Самые большие потери Тверское ополчение понесло именно от тифа, которым ополченцы заразились от французов» (Леонид Константинов. «Шли пленные по тверской земле…» Тверские ведомости 02.03.2012).

Шли, надеясь на помощь и сочувствие, французы больные, замерзшие, голодные, но вежливые и обращались к каждому первому встречному шер ами (Cher Ami) – милый друг, за что и прозвали их в доброй России шаромыжниками.

Многих солдат Великой армии прятали и выхаживали крестьяне. Их потомки со странными фамилиями до сих пор живут в Белоруссии. Наиболее известным из них был первый секретарь КПБ, кандидат в члены полютбюро КПСС Петр Машеров.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s